Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Комилжон Каланов: Внутренняя миграция на неформальном рынке труда в Узбекистане

10.05.2008

Автор:

Теги:
 

ИАЦ МГУ и Общество историков Узбекистана завершают работу над вторым сборником "Россия-Узбекистан: история и современность". Редакция сайта публикует материалы, вошедшие в совместное издание.

 

 

 

Комилжон Каланов

кандидат социологических наук,

член Общества историков Узбекистана.

 

 

Сегодня довольно трудно встретить человека, живущего в государстве в котором не происходят экономические, интеграционные процессы и которое, в политико-правовой сфере, в какой-либо мере не регулируется «мировым сообществом». Внутренняя миграция, так же, как и внешняя остаются одной из важнейших проблем народонаселения и рассматриваются не только как простое механическое передвижение людей, а как сложный общественный и социокультурный процесс (влияние инокультурной и языковой среды для мигранта), затрагивающий многие стороны социально-экономической жизни.[1] Узбекистан, как все  страны, не стоит в стороне от миграционных процессов. 

После распада Советского Союза, Узбекистан столкнулся с новыми видами миграций и мигрантов, таких, как этнические мигранты, вынужденные мигранты, трудовые мигранты, экологические мигранты, нелегальные мигранты, интеллектуальные мигранты и т.д. Возрастает в стране доля населения, вовлеченного во все сферы миграционного процесса, управление которой, перестало быть исключительной прерогативой государства.

Понятие внутренняя миграция не является новшеством для жителей постсоветского пространства.

В советское время, (середине ХХ века), столицы республик, из-за своей высокой урбанизированности, всегда находились в центре миграционных процессов для титульных наций. Например, русские стремились в Москву, Ленинград, казахи в Алматы, украинцы в Киев, киргизы в Бишкек, таджики в Душанбе,  узбеки в Ташкент и т.д.

В ходе проведения рыночных преобразований, появления элементов информационного общества, неоднократно усилили этот процесс. Если в советские времена, центром притяжения миграционных процессов были столицы республик, где основными участниками являлись студенты, молодежь и небольшое количество рабочих крупных предприятий, то в последние годы, картина миграционных процессов существенно трансформировалась.

В 2006-07 гг. автор участвовал в исследовательском проекте Французского института изучения Центральной Азии (IFEAC), а также провел собственное социологическое исследование «Миграционные процессы в Узбекистане. Биографический анализ», где методом углубленного интервьюирования и фокус-групповых опросов, было сделана попытка изучения миграционной ситуации глазами 60 мигрантов, из Ферганской долины и Ташкентского региона.

Результаты исследований  позволяют отметить, что  причинами внутренней миграций являются нижеследующие:      

  • 1) Основная причина миграции заключается, выражаясь языком местного населения в «тирикчилик» (букв.: «для существования»), т.е. в связи с необходимостью получения материальных средств, необходимых для обеспечения существования самого мигранта и его близких.
  • 2) Другая группа мигрантов, в основном молодежь стремится в столицу с целью повышения уровня знаний и квалификации.
  • 3) Значительная часть узбекистанцев, участвующих во внутренних миграционных процессах именуется - мардикорами (от фарси: «марди» - мужчина «кор» - работа, т.е. мужская рабочая сила). В настоящее время последний термин широко используется и в отношении женщин, мигрирующих внутри страны в поисках заработка. Понятие «мардикор» в Узбекистане потеряло свое первоначальное значение для определения наемной рабочей силы низкой квалификации.

В ходе наблюдений за внутренними миграционными процессами в Узбекистане обнаруживается  основные факторы миграции, как неадекватное проведение социально-экономических преобразований в такой сложной для Узбекистана сфере, как сельское хозяйства. Наряду с этим, следует отметить ухудшение экологической ситуации и рост урбанизации. Именно эти факторы легли в основу, разработанного автором, типологизации миграционного процесса, характерного для Узбекистана:

  -  экономическая,  временная трудовая миграция (мардикоры);

- временная и постоянная принудительная экологическая миграция (переселение населения при чрезвычайных ситуациях);

-  беспорядочная временная и постоянная миграция молодежи в города из отдаленных сел и районов (периферия);

- интеллектуальная миграция из малых городов, отдаленных районов в крупные города (в основном город Ташкент);

- маятниковая (челноки) и маятниковая трудовая миграция.[2]

         В целях создания наиболее полной картины внутренних миграционных процессов, кратко осветим особенности каждого вышеуказанного типа. Экономическая  временная, трудовая миграция (мардикоры). Характеризуется тем, что в обществе Узбекистана превалирует оседлый образ жизни, но социально-экономические реформы внесли свою жесткую корректировку в привычный образ жизни населения, больше 60 % которого проживают в сельской местности. Они в той или иной мере связаны с сельским хозяйством, не смотря на их профессиональную принадлежность. Формирование фермерских хозяйств вместо колхозов и совхозов, освободил многие рабочие руки, причем без особой квалификации и навыков для современного общества. Это ситуация усугубляется тем, что плодородная и орошаемая земля в стране очень ограниченна. Добавим к этому и рост демографической ситуации в стране.

          Временная и постоянная принудительная экологическая миграция (переселение население при чрезвычайных ситуациях). Известно, что сегодня Аральское море является ярким примером экологической катастрофы не только для Узбекистана, но и для других государств. В целях оказания поддержки населению регионов Арала, были предоставлены ряд льгот по устройству в Ташкентском регионе. Общее территория Ташкента составляет около 334.8 кв.км.[3] или 33.8 тысяч гектаров[4], население города составляет около 2.3 млн. человек[5], хотя реальные цифра населения Ташкента, из-за притока внутренних мигрантов намного больше. В целом, на территории Узбекистана выявлено официально три региона, где как полагают специалисты, загрязнение окружающей среды создает серьезную опасность для жизни людей - это опустынивание и загрязнение речных стоков в регионе Аральского моря,  Навоийская область, а так же Ферганская долина, которая загрязняется:

- отходами Таджикистанского алюминиевого завода (г.Турсунзаде);

- реками из Кыргызстана, которые загрязнены отходами производства урана, ртути, сурьмы и т.п.

- отходами промышленных предприятий, сельских хозяйств и населения с высокой плотностью расселения, которое испытывает растущий недостаток земли и воды для хозяйствования.[6]  

Беспорядочная временная и постоянная миграция молодежи в города из отдаленных сел и районов (периферия). Особенностью современного развития общества, характеризуется созданием одинаковых условий для свободного  перемещения капитала, информаций и рабочей силы. Пока для Узбекистана не характерны эти условия. К тому же узбекистанское общество, в основном, традиционно - аграрное. А диспропорциональное развитие регионов порождает беспорядочную миграцию.

Интеллектуальная миграция из малых городов, отдаленных районов в крупные города (в основном г.Ташкент). Ташкент всегда оставался научным, культурным центром центральноазиатского региона. Благодаря близости к столице, Ташкентская область также имеет ряд преимуществ для мигрантов. Сельское хозяйство, особенно, тепличное хозяйство области, свою продукцию ориентирует в столицу и в соседние государства. В этих хозяйствах, в довольно сложных условиях трудятся представители других регионов страны. Наше исследование выявило среди них в том числе и  женщин мигрантов (мардикоров). Все они сталкиваются с рядом проблем: вопросы нарушений прав человека, стихийный рынок труда, ограниченность доступа к современным услугам медицины и социальной сферы. Например, в процессе рабочих условий, мардикоры, перед страхом потерять рабочее место, или заказчика, не обращают внимание на ущерб наносимый своему здоровью.

         Маятниковая (челноки) и маятниковая трудовая миграция. Как известно, современная мировая экономика является экономикой сервиса. Этот аспект экономики в жизни Узбекистана проявляется, прежде всего в деятельности челноков, которые  дешевыми товарами из КНР обеспечивают потребности основной части население страны. Центром распределения товаров народного потребления по всей стране, служит ташкентский рынок «Ипподром», куда каждый день стекается огромное количество челноков из всех регионов страны. Основная масса товаров поступает из рынков соседних стран (Казахстан и Киргизия). Исследование показало, что данный вид миграции является привлекательным для женщин, так как, таможенные и правоохранительные органы более лояльны к ним.   

             Применение указанной типологии позволяет выработать конкретные меры по регулированию миграционных потоков, повышению позитивного эффекта от трудовой миграции для социально-экономического развития страны и снижению социальных и экономических издержек.

         В заключении следует отметить, что начало XXI века характерно изменением природы и структуры миграционных перемещений. Общим вектором этих изменений является не столько количественный рост миграционных потоков, сколько глубокие качественные трансформации, определяющие место миграции в современной экономической системе и превращение ее в механизм распространения эксплуатации дешевого труда мигрантов в целях «извлечения выгод из нечестной конкуренции»[7]

 

 


 


 

[1] Леви-Стросс К. Структурная антропология. М.: Академический проект, 2008. - С. 81.

[2] Каланов К. Особенности миграционных процессов в Узбекистане. // Гражданское общество и социальный прогресс в XXI веке. Материалы 2-го конгресса социологов тюркского мира. Алматы, 2008. - С. 440.

[3] htpp: // www.tashkent.uz

[4] htpp: // http://www.mfer.uz/ / tashkent.htm

[5] htpp: // www.tashkent.uz

[6] Трудовая миграция в странах Центральной Азии, Российской Федерации, Афганистане и Пакистане. Аналитический обзор. Европейская Комиссия, Международная организация по миграции. Алматы 2005. - С. 49. 

[7] Конвенция ООН о защите прав всех трудяшихся-мигрантов и членов их семей. Принята резолюцией 45/158 Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 1990 года. В силу вступил с 1 июля 2003 года. // Тюрюканова Е. Современный миграционный режим и его особенности в России. В кн. Методология и методы изучения миграционных процессов. М.: 2007 - С. 98. 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение