Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Интернет и проблема борьбы с национализмом ч.1

23.07.2011

Автор:

Теги:

Полный текст выступления на Центральноазиатском тренинге-семинаре для журналистов в Чолпон-Ате генеральный директор Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ Алексея Власова.
*************************************************************************************
   

 Мы становимся свидетелями процесса демонизации интернета и новых технологий коммуникаций. Если лет пять назад мы знали что интернет это большая помойка и инструмент черного пиара для дискредитации отдельных политиков, то теперь масштабы возможностей новых коммуникационных ресурсов системно возросли и речь идет уже не много ни мало - о Сети какмеханизме управляемого хаоса, что особенно отчетливо проявилось в период освещения арабских революций, когда социальным сетям, микроблогам, ЖЖ отводилась роль ленинской Искры в канун известных событий в России начала прошлого века, а может даже и больше.

С другой стороны, меняется и само понятие интернет СМИ. это уже не только электронные версии газет как это было в начале нулевых годов. Активно идут споры о том - считать ли блогеров журналистами, распространяется ли на авторов ЖЖ некий, давным давно ставший условным, кодекс поведения журналистов. На последнем Евразийском Форуме СМИ, выступавший декан факультета журналистики МГИМО Ярослав Скворцов так и не дал убедительного ответа на этот вопрос - склоняясь все-таки к версии- да - тоже журналисты, но все-таки еще не до конца.

Отсутствие внятных трактовок, избыточная теоретизация споров не снимает с повестки дня проблемы более практической.

События в Домодедово в России и Ошские события в Кыргызстане четко показали - все большую роль играют не только скоростные возможности передачи информации через блоги, но также первые интерпретации, заложенных в блоггерский пост на освещение события.

Доминирующей точкой зрения может стать общественное восприятие происходящего через призму мнения, позиции человека, который вполне возможно и не являлся реальным свидетелем этого события, но через оригинальную подачу материала, через эффектный заголовок смог стать ньюсмейкером номер 1.

Или, например, вчерашнее сообщение об операции которую перенес НурсултанНазарбаев в немецком госпитале. Если бы в Казахстане был развит фондовый рынок, то подобная новость в умелых руках могла бы позволить несметно обогатиться оборотистому информатору, Вот - специфика страны, где интернет достаточно давно играет роль важного инструмента внтутриэлитной борьбы, а с другой стороны персонификация политики делаетвласть уязвимой перед лицом слухов, сплетен или же направленной подрывной деятельности т/н/ третей силы.

Например, 99% пишущих о событиях на западе Казахстана не имели возможности непосредственно войти в тему, но как и Стинг могли делать вывод отталкиваясь от двух противоположных интерпретаций - пресс-службы акимата, или же блогеров, которые поддерживают бастующих. Уверяю Вас позиция провластных СМИ проигрывает в выборе ракурса, эмоциональности, подаче материала. Абсолютно такая же ситуация складывалась и с освещением конфликта на юге Кыргызстана.

Возможно, что так было бы и в газетную эпоху, но сейчас выигрывает тот, кто дает более «жизненную» информацию - фото с митингов. интервью с нефтяниками, и проч. Узость возможностей официальных СМ, которые работают в более жестких рамках внешнего контроля дает оппонентам большеочов, бонусов перед интернет-аудиторией.

Хотя, конечно, никто не может быть уверенным в том, что и эта картина абсолютно достоверна. Более того, она может меняться по мере того как в сеть попадают новые подробности, новые интерпретации событий.
 Пользователь уподобляется героям фильма «Начало», т/е/ мы получаем информацию о неких фактах, но нет никакой гарантии, что это, условно говоря, не есть «сон», внушаемый посредством электронных СМИ.

Другими словами, мы находимся в точке перехода, когда правила игры в информационной сфере совершенно очевидно перекраиваются, мы становимся все более уязвимы перед лицом информационных атак. Это касается всех постсоветских стран - теперь даже Беларуси и Туркменистана. В определенном смысле развивается и поколенческий конфликт. Поколение 20-илетних предпочитает абсолютно иные способы получения информации. Утешительный ящик на первых кнопках телекомпаний уже не перекрывает данную возрастную группу. А по своему старшему сыну вижу, что следующее поколение, тех, кому 14-15 в этом плане еще более избирательно относится к источникам получения информации, полностью выключив из своей«сетки» печатные СМИ.

Чтобы «не выпасть» из реального времени политикам приходится активно осваивать гаджеты - Дмитрий Анатольевич и Карим Масимов, в этом отношении представляются эталонными примерами как и для чего политикам необходим Твиттер. Но для большинства губернаторов и акимов, кому под 60 - все-таки это не более чем барская забава - а пусть пресс-служба занимается.

Можно пойти по самому простому - запретительному пути, но получается, что это путь не вперед, а назад, поза страуса со стороны государства, поскольку можно было глушить Свободу и Голос Америки в 70-е годы прошлого века, но полностью перекрыть все каналы информации из Сети значит - поставить страну вне глобальных трендов развития. А между тем также очевидно, что глобальную конкуренцию выиграет не газ, нефть и уран, а возможность влияния на информационные потоки. Влияния, а не ограничения - заметьте

И конечно тема национализма и борьбы с ксенофобией - за толерантность итерпимость это как лакмусовая бумажка, которая показывает, что осмысление глобальных проблем современности не успевает за их возникновением и развитием. О правилах освещения межэтнических конфликтов до крайности много говорят, но по факту их мало кто соблюдает. На первых позициях оказываются те, кто не тратит время на самоцензуру, а умело подогревает страсти, вбрасывая эмоции, а не охлаждая их.

Я внимательно перечитал материалы, посвященные этой тематике на основе российского опыта и конечно же очень много общего. Я рекомендую, коллеги, найти в Сети работу Е. Цветковой и Н. Королькова "Почему российское общество проигрывает борьбу с национализмом" и спроецировать выводы этой статьи по российской действительности на центрально-азиатскую почву. Мне кажется, что совпадение будет абсолютным.

Например, вопрос, который поставили авторы еще в году 2008-м - что может написать журналист в защиту национальной терпимости и против ксенофобии? Что ксенофобия, национализм– это плохо, не гуманно, аморально. И это никак не соответствует историческим традициям кыргызского, русского, узбекского, казахского народов, и может привести к кровопролитным конфликтам и способствовать проявлению сепаратизма.До сих пор каких-то других аргументов не обнаруживается.

Или другой  вопрос, которым задаются авторы: насколько эти аргументы убедительны для среднестатистического жителя стран бывшегоСНГ, которого задавили повседневные проблемы? 

Между тем, настроение и в Кыргызстане и России, таково, что в техрегионах, где не работают социальные лифты, возникает одна простая мысль -  во всех бедах, проблемах виноваты все, кроме тебя. И люди начинают разделяться по принципу «свой» и «чужой». Причем сделать это можно легко и самым простым способом – любому бытовому конфликту придать характермежэтнического противостояния.

окончание следует


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение