Россия, Москва

info@ia-centr.ru

В атомном марафоне Балтийского региона литовский бегун участвует «за идею»

20.07.2011

Автор:

Теги:

 

Литва, наконец, определилась со стратегическим инвестором своего главного энергетического проекта - Висагинской АЭС. Номожно ли с уверенностью утверждать, что вторая Игналина будет теперь построена, а прибалтийские республики станут энергетически независимыми державами?

 

Энергетическое развитие балтийского региона напоминает в настоящее время марафонский забег длиной почти в 10 лет, только участники его бегут не по одному маршруту, а каждый по своему, считая его единственно верным.

 

Самым подготовленным марафонцем, который во многом задаёт тональность забега, вполне справедливо можно назвать Россию со своим проектом Балтийской АЭС, главное преимущество которого - стабильность и определённость. Действительно, строительство станции началось в запланированные сроки, в начале 2010 года; её предполагаемая мощность 2,3 тыс МВт. А самое главное - проект финансово просчитан: примерная стоимость 5 млрд евро, в 2010 г. было выделено на его реализацию 3,6 млрд рублей, в 2011 году - уже 8 млрд. Продолжение финансирования строительства Балтийской АЭС больших сомнений не вызывает. Это первый российский проект в данной области, который открыт для иностранного капитала. А интерес иностранных инвесторов к этому проекту более, чем возможен. Вспомнить хотя бы тот факт, что к 2022 году Германия планируетпрекратить эксплуатацию 17 своих АЭС.

 

Конечно же, нельзя забывать о факторе японской Фукусимы. Европа сейчас с большой опаской смотрит на развитие мирного атома и вполне вероятно, что, выбирая между энергоносителями, сделает ставку все-таки на газ. Но даже такой пессимистичный сценарий не должен будет привести ксерьёзным проблемам в реализации проекта. Ещё, закладывая первый каменьв основание будущей АЭС, глава «Росатома» Сергей Кириенко заверил: российское правительство, конечно, рассчитывает на иностранный капитал, но даже без него первый энергоблок будет пущен в 2016 году. Если же найдутся деньги и потребители, то запуск второго блока в 2018 году приведёт российского бегуна атомного марафона первым к финишу.

 

Не отставая от России, уверенно движется к своей цели постройки АЭС вГродненской области и Белоруссия. Предположительно мощность белорусскойАЭС составит 2,4 тыс МВт (станцию составят 2 энергоблока по 1200 МВт каждый). Окончательно ввести станцию в строй планируется примерно в то же время, что и Балтийскую АЭС - в 2018 году. Строительство станции в Островце пока не начато (работы по выемке грунта планируется начать лишьв сентябре 2011 года), однако в начале июля премьер-министра БелоруссииМихаил Мясникович заявил, что Россия и Белоруссия «договорились о принципах кредитования самой станции, не только ядерного острова, а в целом объекта, включая инженерную инфраструктуру, необходимую для работыстанции». Отсутствие подобного кредитного соглашения не позволило начать реализацию проекта в 2010 году. Теперь белорусская сторона должнаполучить в целом $9 млрд, включая $3 млрд на инфраструктуру.

 

Подробности об условиях предоставления кредита не сообщаются, однакоизвестно, что Минск хочет получить деньги на 25 лет с отсрочкой до завершения строительства станции. Вместе с тем станция, по расчётам специалистов, должна будет окупить себя в течение 15-20 лет, а доходы отстанции РФ и Белоруссия договорились делить на паритетной основе.

 

Кроме того, запуск станции позволит существенно сократить расходы назакупку углеводородов. Согласно заявлению директора департамента по ядерной энергетике Министерства энергетики Николая Груши, «после ввода вэксплуатацию двух энергоблоков АЭС мощностью порядка 2400 МВт годовой объём закупок природного газа сократится на 5 млрд. куб.метров из 21-22 млрд.куб.метров, которые сегодня потребляет республика». Нестабильная жеэкономическая ситуация сегодняшнего дня ситуация в Белоруссии, похоже, не должна спутать планы по строительству АЭС. По крайней мере возможность сворачивания проекта до сих представителями белорусской властной элиты пор не озвучивалась.

 

Ситуация же со строительством Висагинской АЭС существенно отличаетсяот двух описанных выше случаев. Если продолжить сравнение с марафоном, то можно сказать, что литовский бегун, в отличие от своих бывалых соперников, не знает хватит ли ему сил, чтобы добраться до финиша, да и участвует в состязании, что называется, «за идею». Единственное, что более или менее точно определено в данном проекте - это будущее месторасположение станции и примерные даты начала её строительства и эксплуатации - 2014 и 2020 годы соответственно. Идея, ради которой Литваввязалась в атомное соревнование с соседними странами, всем известна - энергетическая независимость республики. Стремление вполне благородное, однако владельцы больших капиталов, как не прискорбно, обычно не склоннык экономическому прожектерству и одну красоту идеи обычно финансируют неохотно - требуют обеспечить личную выгоду. Что же в этом плане может предоставить Висагинская АЭС?

 

Ни для кого давно не секрет, что после запуска всех трёх упомянутых здесь АЭС Балтийский регион станет энергетически избыточен и начнется борьба за внешние рынки. Здесь уже никакие высокие идеи ни на кого повлиять не смогут - чистый бизнес, ничего личного: у кого будет более дешёвый киловатт-час, тот и победитель. Однако оценить даже примерно, кто же предложит более выгодный вариант, сейчас представляется делом невозможным для стороннего наблюдателя - цена эта зависит от многих факторов, а как упоминалось выше никаких подробностей о литовском проекте пока нет. Кроме того, не стоит забывать, что Балтийская и Белорусская станции начнут выработку электроэнергии гораздо раньше литовской конкурентки, и к 2020 году западноевропейский рынок скорее всего уже будет занят. Таким образом, получается, что, кроме неиссякаемого стремления трёх прибалтийских республик к независимости (влюбых её проявлениях) от России, никаких стимулов к развитию висагинского проекта до сих пор не имел. И тут мы возвращаемся к главному нашему вопросу, поставленному в самом начале: привнёс ли какую-то определённость выбор стратегического инвестора?

 

Собственно, кроме формального объявления имени стратегического инвестора ничего больше и не произошло. Не были озвучены ни аргументы, определившие выбор компании, ни экономические характеристики выбранного предложения. Только теперь, по словам заместителя министра энергетики Литвы Ромаса Шведаса, начнутся переговоры о цене и более подробное обсуждение контракта. Касаясь принципиально важного в данной ситуации вопроса о стоимости электроэнергии будущей АЭС, тот же чиновник лишь заявил, что обсуждаемый проект «основан на коммерческих принципах и будет крайне конкурентоспособен на будущих рынках электроэнергии». И гдеже здесь гарантии, что обсуждение контракта с Hitachi-GE завершаться успешно, если ключевые моменты так и не были обсуждены? Что в таких условиях помешает уйти двум имеющимся на данный момент инвесторам, ровнотак же как 25 компаниям несколькими месяцами ранее?

 

К тому же не стоит забывать, что Литве потребуется заручиться поддержкой Латвии и Эстонии. А в свете недавних заявлений президента Латвии Берзиньша, что у этой республики в ближайшее время не будет свободных средств на столь масштабные проекты, получение согласия соседних стран на участие в строительстве АЭС не выглядит простой формальностью.

 

К тому же, как было показано выше, экономическая целесообразность Висагинской АЭС крайне уязвима, если не сказать большего. Поэтому даже если литовским властям, скорее всего в ущерб национальным интересам, удастся мотивировать компанию-инвестора чрезвычайно выгодными для неё условиям, то возникнет ещё одна серьёзная проблема - новый закон об АЭС,ситуация с принятием которого может повторить процесс приватизации «Мажейкю-нафта». Параллели напрашиваются сами собой. Во-первых, снова стратегически важный проект поддерживается иностранной компанией с подмоченной репутацией - ранее Hitachi занималась постройкой реакторов печально известной Фукусимы. Во-вторых, литовские власти снова на отрез отказались от услуг российских компаний, предложения которых могли бы гарантировать постройку АЭС. В-третьих, Hitachi-GE после реализации проекта получат 51% акций, то есть фактически Висагинская АЭС Литве принадлежать не будет. И, наконец, в-четвертых, ключевые решения при реализации проекта принимаются под давлением антироссийского фактора.

 

Таким образом, столь ожидаемый выбор стратегического инвестора никакне повлиял на соотношение сил в гонке проектов атомных электростанций. Да и опасности стоящие на пути строительства Висагинской АЭС (а значит иполучения прибалтийскими республиками энергетической независимости) привлечение Hitachi-GE ни коим образом не снижает. Даже, если «экологическая карта», которую старательно пытаются разыграть литовские власти по отношению к Белорусской АЭС, в итоге сыграет, то затормозить, атем более остановить, возведение Балтийской АЭС вряд ли представляется возможным. Поэтому победу в атомном марафоне стратегический инвестор Литве не принесёт, это скорее лишь на какой-то отрезок времени гарантирует участие в соревновании. И пока, в полном соответствии с известным лозунгом, это главное, чего может достичь данный проект.


 

Об авторе. Рекеда Сергей - руководитель отдела стран Балтии Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при историческом факультете Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Младший научный сотрудник кафедры истории стран ближнего зарубежья исторического факультета МГУ. Аспирант Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте России.

 

Автор спецкурса «Республики Прибалтики в условиях формирования независимости», читаемого на кафедре истории стран ближнего зарубежья исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. Корреспондент ИА «Вестник Кавказа».

 

Автор статьи: Сергей Рекеда.

 

 http://newsbalt.ru




Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение