Россия, Москва

info@ia-centr.ru

К оценке тезиса о непрерывности континуитета Латвийской Республики/ ч.3

08.07.2011

Автор:

Теги:

1.7. Комиссия А.Н.Яковлева допустилароковую ошибку в вопросе Прибалтики

 

В официальной историографии странБалтии договор о ненападении между СССР и Германией от 23 августа 1939 годасегодня напрямую связывается с переменами 1940 года, когда в Латвии, Литве иЭстонии была восстановлена Советская власть, и прибалтийские страны вступили вСССР на правах союзных республик. Более того, официальная историография встранах Балтии период с июня 1940 года по июнь 1941года сегодня однозначно оцениваеткак период оккупации Латвии, Литвы и Эстонии сталинским Советским Союзом, а годСоветской власти по своим последствиям оценивается как период более тяжелый,чем период нацистской оккупации с 1941 по 1945 год. В Латвии применительно кпериоду с июня 1940 года по июнь 1941года в официальной историографииутвердилось название «Страшный год», заимствованное из арсенала нацистскойпропаганды 1942 года.

Данная трактовка последствийдоговора о ненападении между СССР и Германией от 23 августа 1939 года не являетсяновой, она получила широкое распространение сразу после окончания Второймировой войны, когда на смену краткому периоду сотрудничества СССР,Великобритании и США в рамках Антигитлеровской коалиции пришел длительныйпериод Холодной войны. Тезис о том, что перемены 1940 года в Латвии, Литве иЭстонии были ничем иным как оккупацией СССР независимых прибалтийскихгосударств, и естественной предтечей оккупации явился пактМолотова-Риббентропа, после 1945 года самым активным образом пропагандировалиоказавшиеся на Западе бывшие сторонники авторитарных режимов К.Ульманиса,А.Сметоны и К.Пятса, а также бывшие нацистские литовские, латышские и эстонскиеколлаборационисты. Естественно, что этот тезис активно поддерживали иантисоветские и русофобские политические силы в странах Запада.

Фактически эту же точку зрения вдекабре 1989 года поддержала и комиссия А.Н.Яковлева, созданная 2 июня 1989года на 1-м съезде народных депутатов СССР для политической и правовой оценкисоветско-германского договора о ненападении от 1939 года.

В Пояснительной записке от 14декабря 1989 г.Съезду народных депутатов СССР Комиссия отмечала, что «в глазах широких слоевнаселения Прибалтийских государств советско-германские договоренности 1939 годаявляются отправной точкой для оценки последовавших в 1940 году событий,приведших к включению Литвы, Латвии и Эстонии в состав СССР». (27)

А в Сообщении комиссии по политической иправовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года,которое на 2-м съезде народных депутатов СССР 23 декабря 1989 года зачиталпредседатель комиссии А.Н.Яковлев, говорилось: «Встав на путь разделадобычи с хищником, Сталин стал изъясняться языком ультиматумов и угроз ссоседними, особенно малыми, странами. Не счел зазорным прибегнуть к силе оружия —так произошло в споре с Финляндией. В великодержавной манере осуществилвозвращение в состав Союза Бессарабии, восстановление Советской власти вреспубликах Прибалтики. Все это деформировало советскую политику игосударственную мораль». (28)

Комиссия не только предложилаосудить секретный дополнительный протокол к договору о ненападении от 23августа 1939 года, но и одновременно пришла к выводу, что «… последующиесобытия развивались точно «по протоколу»». (29)

Одновременно ни в Пояснительнойзаписке, ни в докладе А.Н.Яковлева ничего не говорилось о массовом народномдвижении в поддержку Советской власти в Латвии, Литве и Эстонии, а также о том,что это движение, по сути, являлось выражением не только просоветскихнастроений, сохранившихся с 1918 года и укрепившихся к концу 1930-х годов, но ивыражением традиций длительного совместного проживания народов России иприбалтийских республик.

Отказываясь принимать во вниманиевнутриполитические процессы в странах Прибалтики при оценке событий 1940 года,а сосредоточившись лишь на внешнеполитическом факторе, а именно насоветско-германских договоренностях 1939 года, как основной причине этихсобытий, комиссия А.Н.Яковлева в результате встала на сторону тех политическихсил на Западе, которые не только отрицали решающую роль народных масс всобытиях 1940 года в Латвии, Литве и Эстонии, но и стремились к политическому инациональному реваншу, к развалу СССР и восстановлению в республиках Прибалтикиэтнократических политических режимов.

2-й съезд народных депутатовСССР, основываясь на выводах комиссии А.Н.Яковлева, 24 декабря 1989 года принялПостановление «О политической и правовой оценке советско-германского договора оненападении от 1939 года». В пункте 7 Постановления говорилось: «Съезд народныхдепутатов СССР осуждает факт подписания «секретного дополнительного протокола»от 23 августа 1939 года и других секретных договоренностей с Германией. Съездпризнает секретные протоколы юридически несостоятельными и недействительными смомента их подписания.

Протоколы не создавали новойправовой базы для взаимоотношений Советского Союза с третьими странами, но былииспользованы Сталиным и его окружением для предъявления ультиматумов и силовогодавления на другие государства в нарушение взятых перед ними правовых обязательств».(30)

Не подвергая критике вывод съездао юридической несостоятельности секретных протоколов с момента их подписания,следует еще раз обратить внимание на тот факт, что в Постановлении ничего неговорится о решающей роли народных масс в переменах 1940 года в республикахПрибалтики. Национал-радикальными (национал-экстремистскими) силами в Латвии,Литве и Эстонии, а также на Западе этот пункт постановления съезда былоднозначно воспринят как признание со стороны СССР факта оккупацииприбалтийских государств в 1940 году. Таким образом, делегаты съезда,поддавшись уговорам своих коллег из прибалтийских республик, согласно известнойпоговорке, «вместе с водой выплеснули из таза и ребенка».

Делегат съезда писатель Марина Костенецкая, народный депутат СССР отПрейльского района Латвийской ССР, в одной из своих статей рассказала, какпроводилась подготовительная работа для принятия этого постановления. «Большаяполитика, - отмечает она, - делается в курилках туалетов, в гостиничныхномерах, в гостиничных коридорах... Все-таки совсем по-настоящему объяснитьрядовому депутату, почему он должен проголосовать за признание пактаРиббентропа-Молотова можно только в секретном дыму мужского туалета. Ну, несовсем в туалете, а в курилке, где стояли Г.Старовойтова, М.Костенецкая,задыхаясь от густого табачного дыма. Дискуссии велись в курилке или по вечерамсобирались в чьем-либо гостиничном номере, где на общем столе были обязательноеукраинское сало, молдавский коньяк и грузинская какая-нибудь зелень. И вот заэтим общим столом выясняли, а что же в истории было на самом деле». (31)

Вот так, не на научнойконференции и не в кругу историков, шла дискуссия о том, какие последствия дляреспублик Прибалтики имел подписанный в августе 1939 года министрамииностранных дел СССР и Германии договор о ненападении с приложенными к немудополнительными секретными протоколами. И это было не случайно. ПредставлявшиеНародные фронты и движение «Саюдис» народные депутаты СССР от Латвии, Эстонии иЛитвы не нуждались в научном обсуждении проблемы. Они стремились навязатьостальным депутатам свою, политизированную, правду о событиях 1940 года вПрибалтике, которая сводилась к однозначному выводу, что никаких революций вЛатвии, Литве и Эстонии тогда не было, а СССР просто оккупировал территориюнезависимых прибалтийских государств.

Как вспоминает М.Костенецкая, длятого, чтобы этот вывод сделать более убедительным, «эстонцы во время летнихканикул отпечатали на русском языке текст пакта с тайными протоколами,приложили карты, которые в 1939 году в Советском Союзе были изданы и уже наэтих военных картах Прибалтика была обозначена в составе СССР. Хотя официальностраны Прибалтики – Эстония, Латвия, Литва еще не оккупированы, неприсоединены... И вот эти документы мы приносим в секретариат съезда народныхдепутатов СССР, чтобы их размножить и распространить среди депутатов. Порегламенту, если депутат приносит какой-нибудь документ, он просит размножить ираздать всем депутатам съезда. Не тут-то было! (...) Нам отказали в правекопирования документов. Нам сказали, что это нехорошие документы и раздавать ихне будут. Хотя документы предлагали такие же депутаты, а не какие-нибудьпроходимцы с улицы. Что делаем мы? Все депутаты, кроме москвичей, жили вгостинице «Россия» и в гостинице «Москва». Я жила в гостинице «Москва». Мыходили ночью и под двери каждому депутату, а простые смертные в этих гостиницахне жили, бросаем эти тексты. Сработало! Если бы мы документы раздавали в зале,то депутаты постеснялись публичной обстановки и, скорее всего, не прочитали бытексты... А так между утренним кофе депутаты познакомились с пактомМолотова-Риббентропа, о котором сегодня или завтра мы будем говорить на съезде.Вот так мы работали!..» (32)

Другимисловами, представители интеллигенции прибалтийских республик, никогдапрофессионально не занимавшиеся политикой, в угоду собственному пониманию этойсамой политики решили еще подменить собой и историков. Естественно, при такомподходе не могло быть и речи о профессиональном подходе к оценке одного изсамых сложных по своим геополитическим последствиям документа мировойдипломатии, речь могла идти лишь об эмоциональном подходе.

Примеромтакого непрофессионального, эмоционального подхода стала и упомянутая вышеистория с атласом СССР, в котором Латвия и Эстония якобы уже были включены всостав Советского Союза. «С точки зрения логики этот факт говорил о том, чтоЛатвия, Эстония еще не были присоединены, а карты с этими государствами всоставе СССР уже были изданы. Все правильно, за одним маленьким исключением. Когдамы берем этот атлас – карманный, небольшой формат, то там почти незаметными,подслеповатыми буковками написано, что карты Латвии и Эстонии с вхождением всостав Советского Союза вклеены в этот атлас после июльских событий 1940 года.То есть нам атлас говорит правду, но мы не хотим ее видеть. Мы не хотимзамечать этих маленьких буковок. Мы их отбрасываем в сторону как несуществующиеи предпочитаем учитывать исторический документ в соответствии с нашим раннимсознанием», - отмечает латвийский историк Борис Равдин. (33)

Но в 1989 году прибалтийскиеделегации ни о каком профессиональном обсуждении вопроса не думали и потомуввели участников Второго съезда народных депутатов СССР в заблуждение, врезультате чего съезд и принял упомянутое постановление.

Как сегодня, спустя двадесятилетия, можно оценивать фактическое признание Вторым съездом народныхдепутатов СССР того факта, что в 1940 году прибалтийские республики былиоккупированы СССР?

Права М.Костенецкая, котораяпишет, что «только лишь после того, как 25 декабря 1989 года был принятдокумент о пакте Молотова-Риббентропа, могло произойти 4 мая 1990 года». Иначеговоря, после принятия этого постановления уже ничто не могло удержатьреспублики Прибалтики в составе СССР. «Шумное раскрытие самой большой из тайнсталинской дипломатии – тайны Секретного дополнительного протокола,существование которого столь долго и столь упорно отрицали все советскиеруководители, сыграло свою немаловажную роль в развале Советской империи».Обнародование этого документа, «вызвав эффект домино», привело «к череденеобратимых глобальных изменений», - отмечает доктор исторических наук, ведущийнаучный сотрудник Института всеобщей истории РАН Джангир Наджафов. (34)

Однако одним лишь разваломСоветского Союза последствия принятой съездом народных депутатов СССРполитической интерпретации событий 1939-1940 гг. в Прибалтике неограничиваются. Принятое по докладу комиссии А.Н.Яковлева Постановление сталоеще и тем документом, который фактически освобождал националистические движенияв республиках Прибалтики от ответственности за судьбу национальных меньшинствпосле обретения Латвией, Литвой и Эстонией независимости де-юре и де-факто. Окакой ответственности может идти речь, если по новой политической терминологиинациональные меньшинства становились просто массой гражданских оккупантов, укоторой не должно быть никаких прав? Основанное на отказе внутриполитическихпричин перемен 1940 года в странах Прибалтики Постановление Второго съезданародных депутатов СССР по сути давало карт-бланш на начало формирования спустяполтора года в Латвии, Литве и Эстонии этнократических режимов. Но и это еще невсе. Принятое съездом народных депутатов СССР постановление стало также и тойточкой отсчета, с которой в мире началась дискуссия о необходимости формированияновой системы международного права. И, как следствие, многие в Европе открытозаговорили о необходимости пересмотра политических и территориальных итоговВторой Мировой войны, а в Латвии ревизия истории Второй Мировой войныоформилась не только как мнение многих влиятельных политиков правящейнационал-радикальной (национал-экстремистской) политической элиты онезаконности включения территории Абрене в 1945 году в состав России, но и каккурс на политическую реабилитацию местных пособников нацизма и фашизма. Другимисловами, явно спорный вывод о прямой взаимосвязи советско-германского договора1939 года и перемен 1940 года в Латвии, Литве и Эстонии, содержащийся впостановлении съезда (пример Финляндии, отстоявшей свою независимость,опровергает этот вывод убедительнейшим образом), во многом предопределилразвитие правого радикализма в Европе и в Латвии, в частности.

Наконец,заключение комиссии Яковлева стало политической поддержкой со стороны СССРтезису США и западной прибалтийской эмиграции о якобы существующейнепрерывности континуитета Латвийской Республики.

 

1.8. Декларация «Овосстановлении независимости Латвийской Республики»

 

Важнейшими элементами концепции онепрерывности континуитета Латвийской Республики как субъекта международного правас 1918-го по 1991 год являются Декларация «О восстановлении независимостиЛатвийской Республики» от 4 мая 1990 года и Декларация «Об оккупации Латвии» от22 августа 1996 года.

Проект Декларации огосударственной независимости Латвии готовила специальная рабочая группа НФЛпод руководством Романа Апситиса – специалиста по вопросам международногоправа. Представителей оппозиции к работе над текстом Декларации не приглашали.

Среди тех, кто писал иредактировал текст Декларации, была юрист Рута Шац-Марьяш. «Меня какпрофессионала заинтересовала и увлекла процедура составления этого уникальногоправового документа, - вспоминала она позднее. - Я внимательно следила за ходомего создания, мысленно представляя его звучание на русском языке, понятномширокому кругу населения Латвии. Параллельно с латышским текстом мноюсоздавалась его русская редакция. Это было непросто: надо было обеспечитьточный перевод очень специфической, непривычной терминологии, полноесовпадение, идентичность не только буквы, но и смысла этого не имеющегоаналогов правового акта. Мы собирались в здании университета сначала в одной изего аудиторий, затем в помещении парткома у Айвара Эндзиньша. Возникал вариантза вариантом, текст декларации детально, по каждому пункту в отдельности, обсуждалсязатем на заседании фракции». (35)

4 мая 1990 года Верховный Совет,тогда еще Латвийской Советской Социалистической Республики, принял Декларацию овосстановлении независимости Латвийской Республики. Из 201 депутата за неепроголосовали 138. Голосовали бюллетенями, затем счетная комиссия объявила стрибуны все бюллетени, называя номер избирательного округа и фамилию депутата.Каждый, кто проголосовал за Декларацию, подтверждал это вслух со своего места.Все происходившее транслировалось по радио и телевидению. «Толпы народа, внапряженном ожидании окружавшие в тот день здание парламента, встретили этособытие с восторгом, люди плакали от счастья, обнимали друг друга, громкоприветствовали своих избранников, преподносили им цветы. Я понимала эмоции этихлюдей, была глубоко тронута, испытывала огромное удовлетворение, чувствоисполненного долга...», - вспоминает Рута Шац-Марьяш. (36)

В принятойДекларации объявлялось о восстановлении Латвийской Республики 1918 года.Одновременно отрицались внутриполитические причины перемен 1940 года, а выборыв Народный Сейм 14 и 15 июля 1940 года оценивались как проходившие «воккупированной Латвии в условиях политического террора на основе противоправнопринятого антиконституционного закона». Результаты голосования 14 и 15 июляобъявлялись фальсифицированными, а избранный на их основе Народный Сейм -противозаконным, образованным «в результате обмана народа» и потому неявлявшимся «выразителем суверенной воли народа». Этот Народный Сейм,подчеркивалось в Декларации, «не обладал конституционным правом решать вопрособ изменении государственного устройства и ликвидации суверенитета Латвийскогогосударства», так как «эти вопросы был вправе решать лишь народ, однакосвободное всенародное голосование проведено не было». На основании этогоделался вывод, что «включение Латвийской Республики в состав Советского Союза сточки зрения международного права не имеет силы, и Латвийская Республика каксубъект международного права существует de jure донастоящего времени, что признают более 50 государств мира».

«Исходя изпринятых Верховным Советом Латвийской ССР 28 июля 1989 года «Декларации огосударственном суверенитете Латвии» и 15 февраля 1990 года «Декларации повопросу государственной независимости Латвии», а также принимая во вниманиеОбращение Вселатвийского собрания народных депутатов от 21 апреля 1990 года,учитывая определенно выраженную волю населения Латвии, отдавшего большинствоголосов тем народным депутатам, которые в своей предвыборной программе выразилирешимость восстановить государственную независимость Латвийской Республики, ивстав на путь восстановления свободной, демократической и независимойЛатвийской Республики de facto», Декларация овосстановлении независимости Латвийской Республики объявляла Декларацию НародногоСейма от 21 июля 1940 года «О вступлении Латвии в Союз СоветскийСоциалистических Республик» не имеющей законной силы с момента ее принятия изаявляла о возобновлении действия принятой Учредительным собранием 15 февраля1922 года Конституции Латвийской Республики на всей территории Латвии. Периоддо восстановления государственной власти Латвийской Республики de facto объявлялся переходным. Этот период должен былзавершиться с избранием Сейма Латвийской Республики.

Сформулированнаяв Декларации оценка событий 1940 года в Латвии, по сути, повторяла позицию какзападной латышской эмиграции, так и местных национал-радикальных политиков, впервую очередь представляющих Конгресс граждан и Движение за национальнуюнезависимость. И тот факт, что Верховный Совет, большинство депутатов которогобыло избрано по спискам Народного Фронта Латвии, поддержало эту концепциюистории Латвии, свидетельствовал о том, что уже в это время Народный ФронтЛатвии в идеологическом плане фактически объединился с Конгрессом граждан иДННЛ. Пройдет еще всего лишь пять месяцев, и Народный Фронт Латвии на своем 3-мконгрессе, состоявшемся в октябре 1990 года, уже открыто поддержит политическуюлинию Конгресса граждан на строительство государства-утопии – «ЛатышскойЛатвии».

57 депутатов фракции «Равноправие»и один из лидеров Интерфронта депутат Алексеев, объявивший себя «независимым»,«после, - как пишет Рута Шац-Марьяш, - длительных и настойчивых попыток сорватьпринятие Декларации о восстановлении независимости» (37) участия в голосованиине принимали. Альфред Рубикс потребовал предварительного проведениявсенародного референдума по вопросу о независимости, т.е. как раз того,отсутствие чего позволило авторам Декларации о восстановлении независимостиЛатвийской Республики говорить о незаконности перемен в 1940 году. ДепутатЛеонид Курдюмов заявил, что избиратели не уполномочили их участвовать в этомголосовании. В знак протеста все они покинули зал. «Таким образом, в этотисторический для народа Латвии день депутаты, претендовавшие на рольединственных представителей нелатышской части населения, продемонстрироваливраждебность идее восстановления государственной независимости Латвии», -считает Р.Шац-Марьяш. (38)

Бывшийдепутат Верховного Совета Олег Щипцов с этой оценкой не согласен. «Для менятогда и сейчас было ясно, что 4 мая 1990 года был сделан шаг, который приведетне только к развалу Советского Союза, но и к режиму апартеида для нелатышей...»- указывал он в 1994 году. (39) Как показала жизнь, так и случилось! По оценке Международноймиссии по наблюдению за выборами, созданной Бюро по демократическим институтами правам человека Организации по безопасности сотрудничеству в Европе(ОБСЕ/БДИПЧ) и Парламентской ассамблеей Совета Европы, в Латвии из-за наличиябольшого числа постоянных жителей, не имеющих гражданства ЛатвийскойРеспублики, сформировался политический режим с «долговременным дефицитомдемократии». (40)

 

1.9. Декларация обоккупации Латвии

 

16 мая 1996 года в латвийскомпарламенте случился скандал. При обсуждении представленного фракцией «Латвияй»законопроекта «Об оккупации Латвии» депутат от Социалистической партииАлександр Голубов с трибуны парламента заявил, что Латвия встретила войска СССРкак освободителей, а не как оккупантов. Это заявление вызвало «бурю возмущения исвист в зале пленарного заседания Саэйма». (41)

Из 77 присутствовавших назаседании депутатов за передачу документа комиссиям проголосовали 69 депутатов,против – 7 (А.Барташевич, М.Бекасов, О.Денисов, А.Голубов – не принадлежащие кфракциям, Я.Юрканс, Л.Сташ – Партия народного согласия и В.Калнберз – Партияединства), а депутат М.Луянс (не принадлежащий к фракциям) воздержался.

Текст законопроекта содержал дваосновных вывода: 1) в событиях 1940 года в Латвии виновны исключительно внешниесилы и 2) действия СССР в отношении Латвии привели сначала к оккупации, а затеми к ликвидации независимого Латвийского государства. Оба этих вывода носили,если можно так выразиться, стратегический характер, поскольку: а) содержаликосвенное оправдание национальной политики авторитарного и этнократическогорежима К. Улманиса, б) должны были оправдать проводимую после 1991 годаполитику разделения общества на граждан и лиц без латвийского гражданства, атакже выдворения лиц без гражданства из страны. Как предельно откровенно в 2005году заявила ВайраПаэгле, председатель комиссии по иностранным делам Сейма ЛР, «если мыотказываемся от концепции оккупации, то ставим под угрозу нашу политику вотношении гражданства, в отношении неграждан и их прав (запрет на участие вмуниципальных выборах) и других ключевых вопросов. Понятно, что на такой шаг мыпойти не можем». (42)

Текст законопроекта гласил:

«Саэйм Латвии обращается к своемународу и всем государствам мира.

Латвийское государство основано18 ноября 1918 года и состоит из Видземе, Курземе, Латгале и Земгале состолицей Ригой. Секретный и преступный пакт (договор) Молотова-Риббентропа от23 августа 1939 года между двумя тоталитарными государствами – коммунистическимСоветским Союзом и национал-социалистской Германией – обрек Латвию науничтожение, лишив ее независимости. 17 июня 1940 года, в соответствии супомянутым пактом, нарушив нормы международного права и взаимные договоры,Советский Союз оккупировал Латвию, сменив государственное управление иобщественное устройство, репрессировав правительство государства, и 5 августа,вопреки Сатверсме, без всенародного голосования присоединил ее к СССР, начавмассовое перемещение и уничтожение невиновных лиц.

Летом 1941 года Латвию, в своюочередь, оккупировала национал-социалистская Германия, начавшая новый террор.

По завершении второй мировойвойны Латвия повторно оказалась под оккупацией СССР. Отчасти это былолегитимировано в феврале 1945 года на Крымской (Ялтинской) конференциисоглашением между руководителями Великобритании, США и СССР, определившимграницы и зоны влияния в послевоенной Европе.

Эта последняя длительнаяоккупация, во время которой целенаправленно проводился геноцид, и Латвия врезультате депортация потеряла значительную часть населения, юридическипрекращена осенью 1991 года благодаря решительным и благородным действиямдемократических сил России, стремлению латвийского народа к независимости иподдержке государств мира.

6-й Саэйм восстановленнойнезависимой Латвии заверяет народ Латвии, а также другие народы и государствамира, что всегда будет придерживаться святой идеи демократии, свободы и правалюдей, не оглядываясь в прошлое с ненавистью и мстительностью, однако всегдабудет неуклонно напоминать и просить понять трагическую судьбу латышей,последствия длительной и безжалостной оккупации и связанные с этим неизбежныеразличия в решении вопросов гражданства, языка и других вопросов национальногосамосохранения в Латвии.

Сознавая все это, Саэйм Латвиизаявляет, что в период с 17 июня 1940 года по 21 августа 1991 года Латвияявлялась оккупированным государством, и призывает Германию и Россию, а такжеВеликобританию и США признать факт и результаты разрушительных оккупаций ивместе с другими демократическими государствами мира включиться в ликвидациюпоследствий оккупации». (43)

22 августа 1996 года депутатыСейма приняли Декларацию «Об оккупации Латвии» в окончательной редакции.Одобренный депутатами текст был следующим:

«Высший представительный органнарода Латвии Саэйм этой декларацией обращается к странам мира и международныморганизациям, чтобы напомнить о трагической судьбе нашего народа и государствав ХХ веке.

Латвийская Республика былапровозглашена 18 ноября 1918 года и 22 сентября 1921 года она стала членом ЛигиНаций. Развитию Латвии как независимого государства положил конец заключенный23 августа 1939 года двумя тоталитарными державами – национал-социалистскойГерманией и коммунистическим СССР – договор о ненападении (пактМолотова-Риббентропа), целью которого был раздел Европы на сферы влияния. Нарушивосновные принципы международного права, а также заключенные между Латвией иСССР договоры, 17 июня 1940 года вооруженные силы СССР оккупировали Латвию, иона была незаконно включена (аннексирована) в состав СССР. В итоге в Латвиибыли введены политический режим и правовая система СССР.

Летом 1941 года, с началом военныхдействий второй мировой войны на территории Латвии, ее оккупироваланационал-социалистская Германия, которая установила свой режим, осуществляладепортации и другие репрессии против жителей, а также использовала территориюЛатвии для уничтожения населения других оккупированных стран.

На заключительном этапе второймировой войны СССР восстановил свой оккупационный режим в Латвии.

В 1944 году к территории Россиибыла незаконно присоединена часть Абренского уезда (около 2000 кв. км.).

В течение всего времени оккупацииСССР целенаправленно проводил геноцид против народа Латвии, нарушая, такимобразом, принятую 9 декабря 1948 года Конвенцию о недопустимости геноцида инаказании за него. Оккупационный режим уничтожал невиновных людей, неоднократнопроводил массовые депортации жителей и другие репрессии, жестоко расправлялся стеми, кто вооруженным или иным способом выступал за восстановлениенезависимости Латвии, противоправно и безвозмездно отчуждал собственностьжителей Латвии и подавлял проявление свободной мысли. Руководство СССРцеленаправленно наводняло Латвию сотнями тысяч мигрантов и с их помощьюпыталось уничтожить идентичность народа Латвии. В результате этой политики долялатышей как основной нации сократилась с 77 до 52 процентов.

Спустя десять лет после окончаниявторой мировой войны в Латвии продолжалось вооруженное сопротивление оккупацииСССР. В движении сопротивления участвовали свыше 30 000 национальных партизан иих сторонников. После его подавления, несмотря на репрессии советского режима,сопротивление продолжалось в иных формах…

Саэйм Латвийской Республикизаверяет, что Латвия, которая не держит зла и требует мести из-за прошлого,всегда будет настойчиво напоминать и призывать к пониманию трагической судьбысвоего народа, так как длившаяся полвека оккупация вызвала тяжелые, труднопреодолимые собственными силами последствия…

Поэтому Саэйм ЛатвийскойРеспублики от имени народа призывает страны мира и международные организации:

- признать факт оккупации Латвии;

- помочь Латвии ликвидироватьпоследствия оккупации, оказывая ей политическую и экономическую помощь;

- поддержать усилия тех лиц,которые желают вернуться из Латвии на свою этническую родину и из иностранныхгосударств – на свою родину в Латвию.

Председатель Саэйма И.Крейтусе,Рига, 22 августа 1996 года»

 

Как видим, окончательный варианттекста Декларации был «усилен» ссылкой на незаконность присоединения к Россиичасти Абренского уезда (около 2000 квадратных километров), т.е. содержалнедвусмысленные территориальные претензии к Российской Федерации. Кроме того,дабы подчеркнуть, что народ Латвии не желал мириться с ненавистной советскойоккупацией, в тексте Декларации было добавлено, что и «спустя десять лет послеокончания второй мировой войны в Латвии продолжалось вооруженное сопротивлениеоккупации СССР. В движении сопротивления участвовали свыше 30 000 национальныхпартизан и их сторонников». Но, естественно, в тексте ничего не говорилось отом, что значительную часть «национальных партизан» составляли ушедшие в лесасолдаты Латышского добровольческого легиона СС, надеявшиеся на то, что США иВеликобритания начнут новую войну против СССР.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение