Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Аспекты поддержки "арабской весны": мнения экспертов и политологов

08.07.2011

Автор:

Теги:


И.С. Берг


Арабские страны сталкиваются с многочисленными проблемами: высоким уровнем безработицы, коррупции и бесхозяйственности. Всем, кто протестует против подобного положения, власть оказывает мощное сопротивление, порой, как в случае с Ливией, Йеменом и Сирией, перерастающее в гражданскую войну.

Способен ли арабский мир решить свои проблемы самостоятельно, или он вправе рассчитывать на поддержку, размышляет профессор Удо Штайнбах, директор Германского института Востока в Гамбурге, глава Центра по изучению проблем Ближнего и Среднего Востока при Университете Марбурга. Вопрос, по его мнению, следует рассматривать с двух точек зрения. Одна из них - краткосрочная и среднесрочная перспектива. Что означает: протестное движение, восстание, революции должны осуществляться жителями арабских стран самостоятельно. Вторая точка зрения - долгосрочный аспект: как эти страны придут к новым правилам, как будут создавать базу нового политического и экономического порядка. В этом плане важны помощь и консультации об основах демократии, принятых в Европе. Необходимо и экономическое сотрудничество, требующее устойчивой и всеобъемлющей европейской или западной экспозиции.

Запад должен предпринять своеобразный план Маршалла, адаптированный к современным реалиям. Регион следует поднять экономически, чтобы он мог самостоятельно достичь достаточного уровня экономического роста. Экономический рост видится на основе хозяйственного объединения людей, которые, в зависимости от вклада в развитие, имеют равные шансы на получение части общественного дохода.

Главный аспект, который более всего угнетает молодежь в странах "арабской весны", - отсутствие перспектив в получении достойного образования и достойной работы, а, соответственно, достойного уровня жизни. По существу, это вопрос уровня безопасности, подчеркивает немецкий эксперт. Этот гнет особенно ощутим в среде образованной молодежи. Делая ставку в том числе на данный довольно многочисленный сегмент арабского населения, следует выстраивать финансовое сотрудничество, исходя из того, что вектор "Запад - страны "арабской весны"" должен рассматриваться как сфера привилегированных торговых отношений и инвестиций, как государственных, так и частных.

Пока подобные отношения не выстроены, жители Арабского Востока, как это видно на сегодняшних потоках из Туниса и Египта в Европу, будут ориентироваться на "место под солнцем" в условиях Запада. Сегодня, как им кажется, это наиболее простой и оптимальный путь для них, однако он, с одной стороны, создает социальное напряжение в Старом Свете, а с другой стороны - фактически лишает Арабский Восток научно-технической интеллигенции, которая является элитой общества. В любом случае это грандиозные потери для стран "арабской весны".

В определенной степени это результат Барселонского процесса, то есть основ европейской средиземноморской политики, задуманной в 1995 г., и французской идеи Средиземноморского союза, основанного в 2008 г. Сложность воплощения этих проектов состоит в том, что Европа думала исключительно о собственной выгоде и никогда не была готова пойти на уступки в экономической сфере. Сегодня здесь открывается поле для дискуссий и компромиссов. Следует наполнить эти проекты новым содержанием, и экономическим, и политическим, подчеркивает Удо Штайнбах. По этой причине уместно говорить о том, что европейская политика в отношении стран протестного движения была не просто недостаточной, а "на самом деле принципиально не удалась". Если Европа стремится к активным и долгосрочным отношениям с арабским миром, а многие арабские страны стремятся к стабильным отношениям с Европой, положение надо менять.

Удо Штайнбах считает, что проблемы не в арабском мире, а в Европе. В известной степени, ключ к их решению находится как в арабском мире, так и в Турции. По мнению эксперта, Турция сама по себе выросла и стала региональной державой. "Моя оценка такова: Турция является сейчас важным партнером и останется в перспективе еще более важным партнером Европы в регионе Ближнего и Среднего Востока. Пример Турции - сигнал для арабских государств о том, что Европа на самом деле готова вступить в новые формы конструктивных и дружеских отношений с арабским миром". В исламском мире существуют и иные формы государственного устройства, но турецкая - самая близкая им территориально и конфессионально. А также исторически: территории многих арабских стран в свое время входили в состав Османской империи. Роль Турции могла бы быть усилена за счет поддержки Германии - европейской страны, у которой никогда не было колоний в арабском мире и против которой не должно быть предубеждений в странах "арабской весны".

Турецкое притяжение в ходе "арабской весны" ощущается на ряде примеров. В частности, Мустафа Мухаммад Абд-аль Джалиль, глава Национального переходного совета Ливии, свой первый зарубежный визит в новом качестве (прежде он был министром юстиции, затем перешел на сторону повстанцев) совершил в Анкару, где 23 мая провел переговоры с министром иностранных дел Турции Ахметом Давутоглу.

Другой пример. Как мы уже сообщали, в конце апреля сирийские оппозиционеры собирались в Стамбуле. По мнению экспертов, подобный турецкий сбор был отчетливым сигналом премьер-министра Турции Р.Т. Эрдогана президенту Сирии Б. Асаду. Однако он не был услышан сирийским лидером. 1-3 июня в Анталии была организована уже представительная конференция сирийской оппозиции "За изменения в Сирии", в которой участвовали, по разным источникам, от 200 до 300 человек, представляющих различные политические движения. Сирийские оппозиционеры, несмотря на разногласия, достигли единодушия по ряду пунктов. В частности, об отстранении от власти Башара Асада и предании его суду; о необходимости прекращения применения силы и репрессий внутри страны; о борьбе против внешнего вмешательства; о создании гражданской (демократической) Сирии. Иными словами, оппозиция ратует за мирный метод передачи власти, участие всех политических сил, включая современный армейский командный состав, в разработке текста новой Конституции, широкое представительство их в будущем правительстве.

Демократический подход, продекларированный в Анталии, в принципе соблюдает интересы всех, кто заинтересован в преобразованиях. Другое дело, насколько зарубежный состав сирийской оппозиции отражает интересы многомиллионной армии демонстрантов на исторической родине и каким политическим раскладом все это завершится в перспективе, сомневаются немецкие эксперты. Пока противники режима сирийского президента Башара Асада создали Национальный совет, в котором будут представлены "все общины и национальные политические силы как внутри, так и вне Сирии", сообщил представитель оппозиции Джамиль Саиб 19 июня с.г. на пресс-конференции неподалеку от сирийско-турецкой границы.

В поддержку демократических сил выступили представители многочисленной ливийской диаспоры, основу которой составляли оппозиционеры, опасавшиеся преследований режима Каддафи и вынужденные выехать за рубеж. Напомним, что диссидентство объявлено нелегальной деятельностью в Ливии на основании закона № 75 от 1973 г. По данным правозащитников, к оппозиции к началу "арабской весны" принадлежали от 10 до 20% ливийцев в стране. Проживающие за рубежом - практически все политические беженцы. Значительная часть этих политических беженцев живут в Европе.

Немецкая печать, в частности, сообщила о состоявшейся 18 марта демонстрации в Берлине, в которой приняли участие 250 ливийцев, постоянно пребывающих в немецкой столице. Все они сгруппировались рядом с посольством Ливии на Podbielskiallee и скандировали лозунги о немедленной отставке Муамара Каддафи. "Каддафи - жестокий убийца, - заявил Али Зейдан Зейдан. - Он должен предстать перед судом". Родители Зейдана - выходцы из Ливии, он вырос в Кельне. Али Зейдан Зейдан (или тот, кто назвал себя этим именем) - организатор серии протестов в Берлине, первый из которых, малочисленный (в акции приняли участие шестеро), состоялся 27 февраля с.г.

В интервью немецким СМИ он и его сторонники подчеркивали, что Каддафи у власти - бедствие для народа. Это грозит огромными человеческими потерями, что и подтвердили последующие четыре месяца. На эскалацию насилия, которое применит к своим политическим противникам Каддафи, указывали все без исключения ливийские оппозиционеры. Их имена в открытых источниках изменены: в ФРГ до сих пор действует не отмененный Каддафи приказ на слежку активистов оппозиции, за которой наблюдают внедренные агенты спецслужб, прежде работавшие под патронажем ливийского посольства, а теперь, после высылки из Германии ливийского дипкорпуса, перешедшие на самостоятельную деятельность.

В качестве свежих примеров можно привести следующие факты. В сентябре 2010 г. в суд Берлина были переданы документы о тайной деятельности на территории Германии 42-летнего Аделя Аб. и 48-летнего Аделя Аль. В них указывались факты почти трехлетнего шпионажа названных агентов режима Каддафи в отношении диссидентов, живущих в Германии. Причем Адель Аб., офицер ливийской разведки JMO (Jamahiriya Security Organization), формировал сеть информаторов не только в Германии, но и в других странах Западной Европы. Тогда же, осенью 2010 г., была раскрыта сеть шпионажа в Халле, земля Саксония-Анхальт, которую возглавил офицер JMO Омар К. Он действовал по приказу Адуля Аб. Возвращаясь к акции в Берлине, отметим, что многие демонстранты несли плакаты, на которых изображены фотографии обнимающихся Муамара Каддафи и Ангелы Меркель, снабженные подписью: "Наша кровь дороже, чем Ваши сделки". Обратим внимание: слово "Ваши" с большой буквы, это обращение к канцлеру. Как известно, 9 апреля с.г. федеральное правительство приняло решение о высылке из страны дипкорпуса (всего шестеро сотрудников), в том числе в результате протестов ливийской оппозиции в Берлине.

Ливийская оппозиция в Великобритании также не безмолвствовала. Бурная сцена разыгралась 16 марта с.г. у ливийского посольства в Лондоне: два демонстранта сорвали с мачты государственный флаг Джамахирии (однотонный зеленый) и заменили его трехцветным со звездой и полумесяцем - флагом ливийский оппозиции, ведущей вооруженную борьбу с режимом. "Лидер революции 1969 г. стал ее врагом, его прежние красивые лозунги сегодня означают для Ливии унижение и смерть", говорили политические оппоненты Каддафи в столице Великобритании.

Оба диктатора, и ливийский, и сирийский, безусловно полагались на силу оружия, свидетельствуют эксперты ФРГ. К примеру, бесспорно, что режим Асада видит в действиях сирийской оппозиции серьезного политического противника. В этой связи в лучших традициях Муамара Каддафи и Махмуда Ахмадинежада разработан план действий спецслужб по нейтрализации антиправительственных сил как в стране, так и за рубежом. Ряд деталей плана раскрыт в распространенных зарубежной сирийской оппозицией 13 апреля с.г. документах. В них, в частности, описано, как агенты спецслужб должны внедряться в ряды демонстрантов, пытаться арестовать или физически ликвидировать лидеров протестов, а также журналистов, освещающих эти события. Преследования должны вестись как в ходе демонстраций, так и на медийном поле. Спецслужбистам, согласно протоколу заседания в Главном управлении безопасности (Идарат аль-Амн аль-Амм), предписано связывать антиправительственные демонстрации с "сионистами" и "зарубежными силами". Указания касаются мер пресечения действий оппозиции, в том числе отключения электричества и Интернета, ареста и убийства ключевых лидеров оппозиции, причем "число жертв не должно всякий раз превышать двадцати, ибо наличие бoльшего числа тел будет не так легко скрыть". Агенты-провокаторы получили приказ внедряться в ряды протестующих и применять оружие против военнослужащих и офицеров служб безопасности, что способно настроить армию враждебно по отношению к протестующим. "Это дело рук мафиозного государства", - прокомментировал документ сирийский правозащитник Радван Зиаде, в настоящее время преподающий в Вашингтоне.

Как подчеркивают оппозиционеры, президент Башар Асад вполне мог избежать кровопролитного сценария. О необходимости реформ в Сирии он заявил еще 31 января с.г. в интервью Wall Street Journal. Эта же идея была вновь озвучена через два месяца, что известный сирийский оппозиционер 80-летний адвокат Хайтам аль-Малех в интервью немецким СМИ, опубликованным 1 апреля с.г., охарактеризовал как весьма запоздалый шаг, если учесть, что "мы по-прежнему нуждаемся в новой Конституции". Режим будет осуществлять репрессии до тех пор, пока действует "в Основном законе статья 16 Декрета № 14, которая защищает силы безопасности от судебного преследования". То есть произвол в отношении любого возражения действиям объявлен законным. До тех пор пока Башар Асад не внесет соответствующие изменения в закон, - а есть все основания полагать, что не внесет, - над оппозицией висит угроза физического уничтожения.

Выводы

Первый. "Арабская весна" дает возможность Европейскому союзу переосмыслить свои отношения с Ближним Востоком. В последние десятилетия, подчеркивают немецкие эксперты, эти отношения были половинчатыми и противоречивыми. Европа приближается к тому уровню понимания проблем, что необходимо дать этим отношениям новую основу.

Второй. Необходимо использовать феномен турецкого притяжения, которое испытывают оппозиции в Сирии и Ливии, чтобы добиться окончательного перелома ситуации в ходе "арабской весны" и приступить в названных странах к демократическим и хозяйственным преобразованиям.

Третий. В Ливии основу оппозиции составляют вооруженные формирования, которые ведут бои с правительственными войсками. В Сирии оппозиционеры представлены зарубежными диаспорами на исламско-европейском пространстве, и основа ее - интеллектуальная элита, вряд ли готовая взять в руки оружие. Несмотря на эту разность, судьба "арабской весны" в ливийском и сирийском формате одинакова в одном - она сложно предсказуема.

Использованы данные сайтов Deutschlandfunk, Telepolis, Аl Jazeera.
Источник - Институт Ближнего Востока

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение