Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Туркменский газ, наконец, привлек к себе внимание Вашингтона

08.07.2011

Автор:

Теги:

Одним из ключевых догматов политики Вашингтона с момента падения коммунизма в 1991 году является выведение из-под контроля Москвы возможно большего запаса энергетических ресурсов, находящихся на территории пост-советского пространства.

Нигде эта политика не проявлялась с большей наглядностью, чем в бассейне Каспийского моря и богатых энергетическими ресурсами постсоветских государствах Азербайджане, Казахстане и Туркмении. К северу от этих стран лежит Россия, с которой Вашингтон спорит за ресурсы; южное побережье Каспия опоясывает Иран, мошенническое государство, одно из тех, что составляют "ось зла", и которые Вашингтон карает санкциями против их энергетического сектора, с тех самых пор, как Империя Зла развалилась.

Сейчас, являя собой восхитительный пример наивных надежд в сфере геополитической и экономической реальности, Вашингтон обхаживает Туркмению, в надежде заполучить свой кусок пирога от четвертых в мире по величине запасов природного газа в этой стране.

Что заставило Beltwayistan (Вашингтон, округ Колубмия) пустить слюну, так это вышедший в мае доклад уважаемой британской аудиторской фирмы Gaffney, Cline and Associates о запасах газа в Туркмении. В докладе делается вывод, что гигантское месторождение Южный Иолотань, разведанное в 2006 году, содержит более 20 триллионов кубометров природного газа – этого достаточно, чтобы удовлетворить потребности Европы в течение более 50 лет; это второе по величине газовое месторождение, обнаруженное на планете. Следует отметить, что когда в 2006 году, после открытия месторождения, страдающий мегаломанией туркменский правитель Сапармурат "туркменбаши" (глава всех туркменов) Ниязов заявил, что в результате открытия этих залежей общие запасы природного газа составляют 24 триллиона кубометров, его заявление было воспринято как пустое бахвальство; по расчетам BP считалось, что в действительности эти резервы составляют чуть больше одной десятой от заявленного Ниязовым количества. Такая же ситуация возникла спустя два года, когда фирма Gaffney, Cline and Associates впервые провела аудиторскую оценку Южного Йолотаня, и их данные поначалу просто засмеяли, решив, что они сильно преувеличили.

И кто смеется теперь?

Специальный посланник госсекретаря Хиллари Клинтон в Eurasian Energy, посол Ричард Морнингстар (Richard L. Morningstar) был спешно направлен в Ашхабад, где 14 июня он встретился с президентом Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедовым, после которой он замурлыкал: "Соединенные Штаты Америки одобряют энергетическую политику Туркменистана и ее позитивные инициативы, связанные с глобальной энергетической безопасностью и развитием широкого международного сотрудничества".

Может быть, штатные сотрудники Морнингстара забыли напомнить ему, что в начале прошлого года Туркмения ввела в эксплуатацию два новых трубопровода, в Китай и в Иран, предоставившие в распоряжение Туркмении дополнительные коммуникации для экспорта своего газа. Если специальный посланник полагает, что у него есть пространство для маневров с Бердымухаммедовым, так это потому, что туркменскому правитель надоел "Газпром", которые 9 апреля 2009 года в одностороннем порядке резко сократил импорт туркменского газа, что привело к взрыву на 320-мильном отрезке советской трубопроводной системы Средняя Азия-Центр (САЦ), на участке трубопровода САЦ-4 (Давлетбат-Дарьялик), между компрессорными станциями "Ильялы" и "Дерьялык" неподалеку от туркмено-узбекской границы. Поставки туркменского газа в Россию, составлявшие порядка 42-45 миллионов кубометров в год, полностью прекратились. Лишь в 2010 году "Газпром" возобновил импорт туркменского газа, уже на гораздо более низком уровне. Если новые китайские и иранские линии пользуются определенной снисходительностью в туркменского правительства, то на "Газпром" оно все еще сильно сердится, виня его в сокращении притока доходов в свою казну.

Но даже если предположить, что дипломатического очарования Морнингстара достанет, чтобы обольстить Бердымухаммедова, убедив его подумать об экспорте газа на Запад, остаются еще мелкие вопросы распределения каспийских буровых скважин в открытом море и на морском дне – ничтожное наследие распавшегося двадцать лет назад СССР. Если не вдаваться в подробности, Россия стоит за решение, при котором пять каспийских государств получают свою долю, пропорциональную длине береговой линии, а Иран настаивает на том, чтобы поделить все поровну, и каждому досталось по 20%.

Несмотря, однако, на эти их дипломатические расхождения, не приходится сомневаться, что и Россия, и Иран будут против сооружения трубопровода, проходящего по дну Каспийского моря, связывающего Туркмению и Азербайджан, и что военное и дипломатическое давление, которое они могут оказать на своих соседей, может быть и будет внушительным.

О, и не упоминал ли я 30 июня, что Китай заявил, что второй трубопровод, соединяющий эту страну с Туркменией, стоимостью 22 миллиарда долларов, протяженностью 5370 миль, с годовой пропускной способностью 30 миллиардов кубометров газа, начал работу, и что Пекин в ближайшие несколько лет планирует Россию в роли важнейшего экспортного рынка Туркмении?

Похоже, что г-н Морнингстар прилетел в Ашхабад с опозданием более чем на несколько дней и захватил с собой более чем недостаточно рублей – точнее, юаней.

Оригинал публикации: Turkmen Gas Finally Gets Washington"s Attention - A Little too Late



("OilPrice", США)
Джон Дейли (John Daly )
Источник - ИноСМИ

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение