Россия, Москва

info@ia-centr.ru

К оценке тезиса о непрерывности континуитета Латвийской Республики.Ч.2

08.07.2011

Автор:

Теги:

1.3. О поддержке позиции США в странахЗападной Европы

 

После 1945 года многиезападноевропейские страны охотно поддержали позицию США по вопросу перемен 1940года в Латвии, Литве и Эстонии. И в этом нет ничего удивительного. ЗападнаяЕвропа в это время не только развивалась по разработанному в США экономическомусценарию (план Маршалла), но и активно участвовала в идеологическомпротивостоянии стран Запада и СССР.

29 сентября 1960 годаКонсультативная ассамблея Совета Европы заслушала подробный докладпредставителя Дании о судьбе прибалтийских стран. Тогда была принята резолюция№ 189 «О ситуации в прибалтийских государствах в годовщину их принудительнойинкорпорации Советским Союзом». Речь шла о незаконной инкорпорации территорийнезависимых государств без предоставления возможности народам выразить своеволеизъявление. Резолюция содержала констатацию того, что большая частьправительств стран свободного мира продолжает признавать de jure существованиенезависимых прибалтийских государств. В то время в состав Совета Европы входили15 государств: Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания,Ирландия, Исландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Турция, Франция,Швеция. (17)

13 января 1983 года Европейскийпарламент при участии депутатов 10 государств принимает резолюцию, в которойосуждает оккупацию Советским Союзом прежде независимых и нейтральныхприбалтийских государств, начавшуюся в 1940 году в результате заключения пактаМолотова-Риббентропа и якобы продолжавшуюся на момент принятия документа. (18)

28 января 1987 года Парламентскаяассамблея Совета Европы приняла еще одну резолюцию о положении прибалтов, вкоторой напомнила о том, что инкорпорация этих стран в состав СССР остаетсявопиющим нарушением прав наций на самоопределение. (19)

 

1.4. Прибалтийская эмиграция

 

Хотя подписанный в 1975 году вХельсинки Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству вЕвропе подтверждал нерушимость сложившихся после окончания Второй мировой войныграниц в Европе, нежелание со стороны США и ряда стран Западной Европыпризнавать сделанный народами прибалтийских республик летом 1940 года выбор свидетельствовалоо широко используемой на Западе политике двойных стандартов. Это, в своюочередь, создавало комфортные политические условия для деятельностиобосновавшейся после 1945 года на Западе прибалтийской эмиграции, наиболеерадикальная часть которой была тесно связана с довоенными недемократическимиполитическими режимами в Латвии, Литве и Эстонии и нацистской политикой уничтожениямирного населения в годы войны.

По современным оценкам, только изЛатвии в последний период войны на Запад выехало от 120 до 265-280 тысяччеловек. (20) Часть из них бежала из родных мест, опасаясь сталинскихрепрессий. Но многие ушли вместе с отступающими гитлеровскими войсками,поскольку в период нацистской оккупации Литвы, Латвии и Эстонии не толькоактивно прислуживали нацистам, но и участвовали в уничтожении мирногонаселения. После 1945 года именно эта часть эмиграции стала выступать с реваншистскихпозиций, активно пропагандируя тезис о якобы незаконном присоединении республикПрибалтики к СССР в 1940 году, а также о том, что служба в нацистскихформированиях и органах власти на самом деле якобы преследовала цельвосстановить независимость прибалтийских стран. Естественно, что тема участия вмассовом уничтожении мирного населения при этом всячески замалчивалась.

По оценке российского историкаБориса Ковалева, только среди тех, кто в соответствии с законом о перемещенныхлицах и законом о защите беженцев, в первые послевоенные годы въехал в США, атаковых оказалось около 550 тысяч человек (из них выходцы из прибалтийскихстран составили около 19 процентов), с нацистским режимом в годы Второй мировойвойны сотрудничали от 1 тысячи до 10 тысяч человек. (21) А ведь многие беженцыобосновались в странах Латинской Америки, в Австралии и Канаде. И среди них такжебыло немало выходцев из Прибалтики.

В годы Холодной войны деятельностьрадикальной части прибалтийской эмиграции активно поддерживалась странамиЗапада. В тех же США государство продолжало финансировать деятельностьдипломатической миссии довоенной Латвии в Вашингтоне. Руководитель миссииАнатолс Динбергс не только отказывался признать выбор, сделанный народом Латвиив 1940 году, но и выступал с активных антисоветских и русофобских позиций.

Тезис об оккупации Латвии активнопропагандировало и латышское эмигрантское радио в США и Англии, деятельностькоторого оплачивали американские и английские спецслужбы и работники которогоофициально считались сотрудниками этих спецслужб. (22)

В Германии с антисоветских ирусофобских позиций выступал бывший перконкрустовец и нацистскийколлаборационист Адольф Шилде, известный также как весьма плодовитый историк.Вплоть до 1990 года А.Шилде являлся в Германии так называемым «представителеминтересов Латвии». (23)

 

1.5. Дитрихс Андрейс Лебер

 

Особое место в пропаганде тезисаоб «оккупации» Латвии принадлежит правоведу и одному из бывших военнослужащихдиверсионно-разведывательного подразделения абвера «Бранденбург - 800» в1941-1945 годах Дитрихсу Андрейсу Леберу. (24)

«Вопрос о «признании фактаоккупации» Латвии продолжает будоражить широкие слои общественности. До сих порнет единого мнения, как с правовой точки зрения оценивать то, что произошло в1940 году…, - отмечает Д.А.Лебер в книге «Latvijas atmodas priekšvēsture (1940. – 1985.)».

- Образованное в июне 1940 года«новое правительство Августа Кирхенштейна иногда характеризуется какмарионеточное…, поскольку считается, что новое правительство было сформированов результате угроз и поэтому не имело законной силы. Однако необходимо иметьввиду признаваемые в 1940 году нормы международного права. Практика тоговремени исходит из того, что «принуждение, применяемое в процессе заключениядоговоров силу самих договоров не меняет. В научной литературе эта традицияхарактеризуется как «необходимое зло», так как в противном случае войныпродолжались бы вечно…

Правительство Латвии принялосоветский ультиматум 16 июня 1940 года. Это произошло в форме письменного ответаминистра иностранных дел, который посол Латвии в Москве Фрицис Коциньш передалминистру иностранных дел СССР Вячеславу Молотову. В ответе говорилось оготовности правительства обеспечить свободное прохождение советских войск…

Правительство Латвии советскийультиматум не рассматривало как нападение… Согласие правительства Латвии стребованиями, выдвинутыми в ультиматуме, юридически квалифицируется каксоглашение с Советским Союзом… Правительство Ульманиса… согласилось без…протеста… Согласие правительства невозможно объяснить лишь личным мнениемКарлиса Улманиса. Решение правительства являлось актом органа государственнойвласти Латвии…»

Далее Д.А.Лебер делаетголовокружительный кульбит, заявляя, «чтов Латвии произошла вооруженная интервенция и оккупация в условиях мирноговремени…» И тут же признает: «Однако вооруженная интервенция не былавооруженной агрессией или вооруженным насилием, так как дополнительныйконтингент частей Красной Армии был введен на территорию Латвии с согласияправительства Латвии…

Правильно ли считать, чтоправительство Карлиса Ульманиса и сам Карлис Ульманис, как президентгосударства, легитимизировали оккупацию и аннексию Латвии?.. Эдгарс Андерсонс всвоем капитальном труде о внешней политике Латвии (1984 г.) констатирует: «Оставаясьпрезидентом Республики до 21 июля 1940 года, Карлис Ульманис фактическисанкционировал «перенятие» Советской власти в Латвии»… Вину за утратунезависимости должен взять на себя вождь народа…» (25)

Таким образом, даже Д.А.Лебер,заявляя, что Латвия была оккупирована СССР, одновременно фактически признает,что с точки зрения действовавшего на тот период времени международного праватермин «оккупация» фактически неприменим к тому, что произошло в Латвии летом1940 года.

 

1.6. «Правда» Маврика Вульфсона

 

В Латвии тезис об «оккупации» страныСоветским Союзом в 1940 году получил широкое распространение в период ТретьейАтмоды (Аtmoda впереводе с латышского - возрождение) в 1988 – 1991 гг.

О том, что летом 1940 года в Латвиине было никакой революционной ситуации, впервые было заявлено на состоявшемся 2июня 1988 года пленуме творческих союзов. На деле, - прозвучало на пленуме, -сталинский СССР, следуя секретному дополнительному протоколу к Договору оненападении между СССР и Германией от 23 августа 1939 года, в соответствии скоторым страны Прибалтики были включены в сферу влияния СССР, оккупировалЛатвийское государство, насильственно прервав его независимое развитие.

Глашатаем этой широкораспространенной на Западе версии событий 1940 года стал преподавательЛатвийской Академии художеств Маврик Вульфсон. В своем выступлении на пленумеон, в частности, сказал: «Нужно научиться смотреть правде в глаза, какой бы онаиногда ни была трудной и даже непереносимой. Следуя этому призыву… мне хочетсявысказать несколько мыслей относительно того искаженного толкования, которое мывсе еще даем событиям 1940 года в Латвии, ставшим исторической поворотнойточкой в судьбах латышского народа. За последние месяцы я получил сотни писемсо всей республики, авторы которых – учителя, работники культуры, агрономы,историки, земледельцы, люди старшего поколения, пережившие лето 1940 года. Оникатегорически отвергают нашу версию о революционной ситуации. Они оказываюточень большое влияние на молодое поколение. И высказывают убеждение, чтоустановление советской власти было предрешено первым пунктом секретногопротокола, приложенного к договору о ненападении между СССР и гитлеровскойГерманией от 23 августа 1939 года. Он определил судьбу Латвии» (26).

После такого идеологического «прорыва»в оценке перемен 1940 года Народный фронт Латвии, образованный осенью того жегода, отказался от концепции «социалистической революции» и взял на вооружениеконцепцию «оккупации». Причем новая идеология была принята безо всякой критики.Почему так случилось? Можно назвать три основных причины.

Первая причина - в годы Советскойвласти изучению авторитарных и этнократических режимов, существовавших вЛатвии, Литве и Эстонии до 1940 года, уделялось явно недостаточное внимание.Кроме того, замалчивалась тема советских репрессий в 1940 – 1941 годах и впослевоенные годы, замалчивались темы поддержки многими представителями народовстран Балтии политики нацистской Германии в 1941 – 1945 годах и вооруженногосопротивления в 1945 – 1953 годы. В Латвийской, Литовской и Эстонской ССР непубликовались и не дискутировались выходившие на Западе исследования по историисобытий 1940 года. Многие из этих книг, попадая в Латвию, Литву и Эстонию, тутже отправлялись в Спецхран и были доступны только очень узкому кругуисследователей. Такой подход в идеологической работе советского режима былочевидной ошибкой, поскольку способствовал формированию у части населенияиллюзий относительно истинных устремлений тех, кто от имени всей оказавшейся наЗападе эмиграции из стран Балтии говорил об оккупации Латвии, Литвы и Эстонии в1940 году. В сознании этой части населения, в первую очередь той, котораяродственными узами была связана или с довоенными авторитарными режимами, или снацистскими коллаборационистами в годы войны, совершенно четко оформилосьстремление идеализировать обосновавшуюся на Западе эмиграцию.

Вторая причина - отсутствие вгоды Советской власти широкого диссидентского движения в Латвии, Литве иЭстонии, в результате чего в этих республиках не была выработана своя,демократическая, идеология, альтернативная как идеологии советского режима, таки «оккупационной» идеологии, которой руководствовалась радикальная частьосевшей на Западе эмиграции из стран Балтии.

Третья причина – ожесточеннаяидеологическая борьба стран Запада с СССР в 1946 – 1991 годах, в ходе которойтезису об оккупации стран Балтии Советским Союзом в 1940 году всегда уделялосьбольшое значение, как важному средству ослабления Советского Союза.

Именно в результате сочетанияэтих трех причин - идеологического вакуума, образовавшегося после отказа отсоветской идеологии, идеализации западной эмиграции и поддержки «оккупационной»идеологии странами Запада - «оккупационная» идеология и была принята сначалаНародными фронтами в Латвии и Эстонии и Движением «Саюдис» в Литве, а послеавгуста 1991 года выросшими из оппозиционных движений новыми политическимиэлитами во вновь образовавшихся Латвийском, Литовском и Эстонском государствах.

Однако «оккупационная» идеология,к удивлению многих стран, поддерживавших сепаратистские движения в Балтии в ихстремлении отделиться от СССР, была принята с нацистским «довеском». Что и неудивительно, если принять во внимание нацистскую «биографию» радикальной частизападной прибалтийской эмиграции. В результате в странах Балтии на уровнегосударственной политики стал активно проводиться курс на пересмотр итоговВторой мировой войны, одними из элементов которой стали политическаяреабилитация нацистских коллаборационистов и уголовное преследование тех, кто вгоды войны воевал на стороне Антигитлеровской коалиции.  

К сожалению, «оккупационную»идеологию прямо или опосредованно поддержали и некоторые прозападно настроенныеученые, общественные и политические деятели СССР и России, знакомые с ситуациейв Латвии, Литве и Эстонии в 1940 году лишь по пропагандистским публикациямактивистов движения за независимость этих стран. Яркий пример такой поддержки –деятельность комиссии А.Н.Яковлева по политической и правовой оценкесоветско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 года.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение