Россия, Москва

info@ia-centr.ru

В. Башкеев: ГУАМ: Альтернатива или иллюзия.

07.05.2008

Автор:

Теги:

 

ИАЦ начинает публикацию  материалов по итогам научного семинара "Постсоветское пространство в системе международных отношений". Модератор семинара - генеральный директор ИАЦ Алексей Власов.

 

После краха социалистического блока и развала Советского Союза, страны, входившие в эти политические образования, были поставлены перед проблемой выбора дальнейшего пути развития. Не видя никакой реальной выгоды от ослабевшей, раздираемой экономическими и политическими неурядицами России, государства нашли на Западе единственную реальную альтернативу. Соединенные Штаты Америки и Западноевропейские страны, упоенные чувством победы, были готовы оказать «первую помощь» вырвавшимся на свободу из «оков коммунизма» молодым странам. Но, время показало, что не все так безоблачно. Даже у самых развитых стран бывшего социалистического блока, Чехии, Польши, Венгрии, были серьезные проблемы, как экономические, политические, так и социальные то, что говорить о странах Средней Азии и Закавказья. В то время как  ЕЭС, позднее Европейский Союз, взял опеку над государствами Центральной, Восточной Европы и Прибалтики и стал усиленно укреплять связи с целью последующей их интеграцией, Средняя Азия и Закавказье стали постепенно рассматриваться США как непосредственная зона влияния, а Каспийский регион после 1997 года как стратегическая ресурсная база №2. Российская дипломатия уделяла недостаточно внимания данному региону, недооценивая его возможности в ближайшем будущем, и действуя по правилу «никуда от нас не денутся». Что и привело в дальнейшем к проблемам взаимопонимания и отсутствию живого интереса, а иногда и явной антипатии со стороны некоторых стран.

В середине 1990-х наметились два варианта дальнейшего развития на постсоветском пространстве. Первый - это продолжение дальнейших попыток сохранения и развития связей и  интеграции в рамках Содружества Независимых Государств, созданного в 1991 году. Второй - развитие практического субрегионального сотрудничества в экономической и/или военно-политической сфере с участием групп государств, имеющих действительно общие интересы.

 Представителем второго пути стал ГУАМ, объединение, включающее в себя Грузию, Украину, Азербайджан и Молдавию, и названное по первым буквам стран, входивших в него. Учредительный форум прошел в Страсбурге 10 октября 1997 года, где и было объявлено о создании новой организации. Характерной чертой ГУАМ изначально стала ориентация на европейские и международные структуры. Инициаторы союза действовали вне рамок СНГ. При этом высказывались мнения, что непосредственной целью союза было ослабление экономической, прежде всего энергетической зависимости вошедших в него государств от России и развитие транзита энергоносителей по маршруту Азия (Каспий) - Кавказ - Европа в обход территории России. В подобных проектах, транспортировки углеводородов без участия Российской Федерации заинтересованы до сих пор ЕС и особенно США, опасающиеся как возрастания экономической и политической мощи России  в Каспийском и Среднеазиатском регионе, так и зависимость от этих поставок Европы.

В качестве политических причин называлось стремление противостоять намерениям России пересмотреть фланговые ограничения обычных вооружённых сил в Европе и опасения, что это могло бы узаконить присутствие российских вооружённых контингентов в Грузии, Молдавии и Украине независимо от их согласия. Политическая направленность ГУАМ стала ещё более заметной после того, как в 1999 году  Грузия, Азербайджан и Узбекистан вышли из Договора о коллективной безопасности СНГ. Кроме того, государств-учредителей роднит еще одно - территориальные проблемы. Если у Молдавии, Грузии и Азербайджана они ярко выражены в виде непризнанных республик Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии и Нагорного Карабаха, то у Украины проблема не столь заметна, но от этого не менее болезненна -  речь идет о  Восточных областях и татарском вопросе  в Крыме. Вышеуказанные причины обусловили то, что ГУАМ с самого зарождения получал существенную экономическую и политическую поддержку от США, так как цели ГУАМ совпадали с их геополитическими целями.

Развитие организации проходило медленно, без явных успехов и прорывов. Только в сентябре 2000 года в ходе саммита тысячелетия в ООН был принят меморандум, регулирующий цели создания и деятельность ГУАМ. А позднее, в 2001 году, ГУАМ получил статус международной региональной организации. В том же году, на Ялтинском саммите был подписан всеми странами-учредителями плюс Узбекистаном, который вошел в организацию в 1999 году, Устав организации. Но, даже это не могло укрепить организацию изнутри и усилить ее положение в регионе. В 2002 году Узбекистан объявил о желании выйти из ГУУАМ и стал игнорировать его мероприятия. Окончательный выход произошел весной 2005 года, когда Ислам Каримов денонсировал все основополагающие документы ГУАМ. Но, нельзя назвать выход Узбекистана из организации серьезным политическим ударом. К этому времени ГУАМ бездействовал в течении нескольких лет и скорее существовал на бумаге, чем в жизни.

Все началось меняться после Оранжевой революции на Украине весной 2005 года. Новое правительство Виктора Ющенко заняло позицию прозападную и антироссийскую. Украина стала судорожно искать себе сторонников, и благо для нее такие в регионе оказались. Уже в апреле, после президентских выборов в республике Молдова и победы на них Владимира Воронина, в Кишиневе прошел саммит реанимированного ГУАМ.  На встрече присутствовали наблюдатели из Румынии и Литвы. Повестка встречи была богата на насущные проблемы. Было принято решение разработать новый проект Устава ГУАМ, который после выхода Узбекистана, потерял силу и прописать там новое официальное название  -  «Организация за демократию и экономическое развитие - ГУАМ». На саммите обсуждались вопросы демократизации всего постсоветского пространства, положение в Белоруссии и предстоящих там выборов президента. Но, главное, это обсуждение состояния дел в непризнанных республиках. Виктор Ющенко взял на себя инициативу и на саммите предложил начать урегулирование конфликтов с Приднестровья. Его план «семи шагов» был внимательно выслушан, но реального осуществления не получил. Характер Кишиневского саммита можно определить как популистский. Лидеры стран, где прошли цветные революции, Украина и Грузия, поддерживаемые Западом,  решили заявить о собственной значимости в регионе и возвестить о новом этапе развития на постсоветском пространстве - мир без России.  Это подтверждает тот факт, что на саммите обсуждались сложные, неоднозначные вопросы и предлагались незамедлительные решения.

На следующем саммите в Киеве эта тенденция продолжалась. Был подписан Устав Организации и протокол о создании зоны свободной торговли. То к чему, к примеру, Европейский Союз, стремился не одно десятилетие, страны ГУАМ попытались достичь за пару лет. Подписать и заявить можно многое, но оценивается реальный результат, которого на данный момент пока нет.

На саммите в Баку летом 2007 года стали проявляться первые признаки разлада в рядах ГУАМ. Президент Молдовы, Владимир Воронин, сославшись на необходимость поездки в Брюссель, в дни встречи, послал вместо себя премьер-министра.  В качестве гостей на саммит были приглашены президенты Польши, Литвы, Хорватии и Румынии. Всего в мероприятиях в рамках саммита принимали участие представители около 30 стран и международных организаций. Бакинский саммит стал самым представительским за все существование ГУАМ. И предложения, прозвучавшие здесь, не отставали от него. Виктор Ющенко высказал претензии Украины на лидерство как в организации, так в Черноморско-Каспийском регионе. Средством достижения этого геополитического статуса стала инициатива Виктора Андреевича переформатировать ГУАМ по двум направлениям: укрепить силовую составляющую организации (путем создания совместных боевых единиц) и расширить состав квартета до секстета или септета. В качестве потенциальных кандидатов на членство украинский президент хотел бы видеть Польшу, Румынию и Литву. Идея о совместных боевых подразделениях и миротворческих силах была остановлена Молдавией, в силу правила консенсусного принятия решений в ГУАМ. Президент Воронин не видел в них реальной силы и значимости, а расценивал только как пиар- ход и выбрасывание денег на ветер.

Реализация второй идеи Виктора Ющенко, по расширению ГУАМ за счет Польши, Литвы и Румынии, в ближайшем будущем маловероятна. Путь проектируемого нефтепровода из Азербайджана в Европу через Украину, никак не затронет территорию Литвы, и не принесет ей реальной выгоды. Польша, расценивающая себя как неотъемлемую часть Европейского Союза, и имеющая достаточно проблем внутри страны, не горит желанием вступать в ГУАМ, даже ради того, чтобы еще раз насолить России. Румыния, вошедшая в ЕС новогодней ночью 2007 года, полностью поглощена решением личных вопросов, для которых нужна реальная финансовая помощь, а не гипотетически выгодные проекты.

Говоря в целом о ГУАМ, то надо отметить как черты консолидирующие, так и разобщающие страны, входящие в эту организацию. ГУАМ изначально был создан  вокруг идеи транспортировки каспийской нефти в Европу в обход России. И тем самым проект интересен как для Западной Европы, так и для США. Если проект все же будет запущен, он принесет реальные дивиденды как одной, так и другой стороне. Лидеры стран ГУАМ имеют хорошие дружественные отношения друг с другом, их поддерживают одни и те же политические силы. Еще одним связующим звеном являются нерешенные территориальные вопросы. У организации есть потенциал, который на данный момент не реализован.

            Существует и ряд проблем, которые разобщают государства-члены. Проект нефтепровода, на котором изначально базировалась экономическая система организации, до сих пор не запущен и находится в подвешенном состоянии. Азербайджану, который по плану, будет являться основным элементом этой системы, для решения своих территориальных вопросов нужны деньги, и нужны они ему сейчас, а не завтра. Азербайджан уже сейчас проявляет больше интереса к работающему нефтепроводу Баку - Тбилиси - Джейхан. Еще один вопрос, а хватит ли запасов нефти у Азербайджана, для того чтобы обслуживать в полном объеме несколько проектов? Проект Баку-Тбилиси-Джейхан был пущен в полном объеме только благодаря подключению к нему нефти из Казахстана. Все отмечают важность Каспийского региона, его запасов нефти и газа. Но, до сих пор никто точно не может назвать реальный объем находящихся там ресурсов. Кроме этого, даже в своей проектируемой фазе, нефтепровод в Европу не затронет Молдову, и соответственно не принесет ей никаких выгод, что и отмечают многие политологи.

            Попытки наладить мосты в экономической интеграции сталкиваются с еще одной трудно решаемой проблемой, а именно географической разомкнутостью. Страны не имеют между собой протяженных границ на суше, по которым они легко бы могли осуществлять транспортную коммуникацию и выстраивать экономические отношения внутри блока. Именно по этому быстро гаснут темы, связанные к примеру с созданием единого таможенного пространства и единого экономического рынка. Нельзя не отметить, что в ГУАМ до сих пор нет сильного стержневого лидера, который мог бы сплотить вокруг себя страны. Азербайджан, быстро наращивающий ВВП, полностью поглощен решением проблемы Нагорного Карабаха, и по ряду причин, как географических, так и военно-политических, пока не может стать таким лидером. Украина, с неплохим территориальным и военным  потенциалом, пытается заявить о себе, как о таком региональном лидере, но экономической базы у нее явно не достает. Кроме того, сказывается зависимость от поставок энергоресурсов из России. Надо отметить еще одну важную черту, страны, входящие в ГУАМ, не рассматривают организацию на долгосрочный период, у каждого члена, свои личные цели. Грузия и Украина активно стараются стать членами НАТО, а Украина в перспективе войти в Европейский Союз. ГУАМ на данный момент больше похож на «Вышеградскую группу», созданную в 1991 году Польшей, Венгрией, Чехией и Словакией для совместного продвижения в НАТО и ЕС.

            После 17 февраля 2008 года, в международных отношениях появился так называемый «косовский прецедент». О его правовом статусе спорят до сих пор, но то, что он стал играть важную роль, признают все. «Косовский прецедент» сильнее всего ударил по странам ГУАМ. Вопрос о территориальных проблемах разгорелся с новой силой. Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье вновь обратились к мировому сообществу, с просьбой признать их суверенный статус. Им было отказано, где-то в категоричных, а где-то в более уклончивых тонах. Это не могло не насторожить страны ГУАМ.  В решении данного вопроса, как бы этого не хотелось ГУАМ, но без Российской Федерации не обойтись. Занимать крайне антироссийскую позицию стало не безопасно. Начались переговоры и встречи на разных уровнях, для того чтобы оценить реальное положение дел и реакцию в тех или иных случаях России. Это все ослабляет престиж ГУАМ, как альтернативной международной региональной организации, как в мире, так и на постсоветском пространстве.

В такой сложной обстановке Молдавия стала колебаться и склоняться в пользу России. После мартовской  встречи в Москве, Владимир Воронин в интервью газете  «Коммерсантъ», дал понять, что его государство может выйти из данной организации. Президент Молдовы заявил, что не видит у ГУАМ перспектив. Многие аналитики говорят, что подобными заявлениями Кишинев заигрывает с Кремлем, в надежде на удачное, для себя, решение Приднестровского вопроса.  Даже если и так, все равно такое шатание и нестабильность в рядах ГУАМ бьет по престижу организации. С экономической стороны выход Молдавии из организации будет безболезненным, но если говорить о политических и геополитических последствиях подобного шага, они будут очень значимы. И никто не может сказать однозначно, сможет ли ГУАМ пережить это.

Подводя итоги, надо сказать, что до сих пор Организации за демократию и экономическое развитие - ГУАМ является больше политическим клубом, где собираются обсудить насущные региональные и мировые экономические и политические проблемы, чем реально действующей альтернативной организацией, готовой заменить собой СНГ или ЕвроЗЭС. Страны-участники расценивают организацию скорее как переходный этап по пути к ЕС и НАТО, чем потенциальный проект экономической и/или военно-политической интеграции на постсоветском пространстве.

Об авторе: В. Башкеев - исторический факультет МГУ.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение