Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Азия - гибель для русского человека?!

03.05.2008

Автор:

Теги:

 


В 1988 году в одном из своих интервью Александр Сокуров, бывший уже тогда популярным и модным режиссером, на вопрос журналиста одной из казахстанских газет о том, что же он думает о будущем русского населения в Средней Азии, ответил так: Азия - это гибель для русского человека.
И сказал он это, надо полагать, не ради красного словца. Сокуров, который вырос в Туркменистане, просто хорошо знал и знает особенности нашего региона. И может предметно судить о том, каковы же тут возможности выживания для русского человека. И все же в свое время его высказывание было воспринято как эпатаж, как вызов эстетствующего русского советского артиста, который, только начиная получать признание на Западе, считает необходимым подкреплять его пренебрежительными отзывами о Востоке. И не просто - о Востоке, а именно о Советском Востоке.
Сейчас же, по истечении 20 лет после публикации этого высказывания, уже даже у нерусского человека из нашего региона, едва могут появиться сомнения в правоте знаменитого режиссера. Особенно в свете того, что в эти дни происходит с русским населением на малой родине Сокурова.
Пять лет назад, в 2003 году, в ходе официальной встречи на высшем уровне Ашхабад и Москва договорились о прекращении действия соглашения между Туркменией и Россией о двойном гражданстве от 1993 года. Согласно названному документу, напоминаем, до тех пор этническим русским, а также прочим бывшим советским гражданам европейского происхождения дозволялось иметь, помимо туркменского, и российское гражданство.
В результате был подписан соответствующий протокол. Вслед за этим туркменские власти узаконили требование, обязывающее всех тех жителей Туркменистана, у кого такое двойное гражданство, выбрать одно из них и отказаться от другого. Этот документ касался практически всего так называемого русскоязычного населения, поскольку за прошедшее десятилетие, в основном, оно и использовало возможность, предоставленную вышеназванным соглашением о двойном гражданстве. Выбор должен был быть сделан в двухмесячный срок с момента его оглашения. 
Тогда люди, к которым действие этого документа было обращено, оказались в сложнейшей ситуации. Отказ от туркменского гражданства в пользу российского повлек бы за собой утрату множества насущно необходимых при дальнейшем пребывании на территории Туркменистана прав. А о том, чтобы в ближайшем будущем выехать в Россию, большинство и мечтать не может - в силу причин, связанных с материальными возможностями. При имевшемся тогда уровне доходов у населения в Туркменистане, проживающему там среднестатистическому лицу с туркменским и российским гражданством крайне затруднительно было накопить средства, минимально необходимые для переезда в Россию и обустройства там.
То есть, абсолютное большинство таких людей в новых условиях оказывались в безвыходной ситуации. Их же, по неофициальным данным, в Туркмении тогда проживало не менее 100 тысяч. Если бы не соглашение от 1993 года, позволявшее жить в этой стране полноправной жизнью и с российским гражданством, многие из них, быть может, давно нашли бы способ перебраться в Россию. Но случилось то, что случилось. И в новых в 2003 году условиях они как бы в пожарном порядке должны были принимать судьбоносное решение. Человеку со стороны может показаться, что никакой особой проблемы в описываемой ситуации не было. Но в действительности она была.
Русский человек был поставлен в такие условия, что оставаться было сродни утрате своей личности в качестве европейца, а уехать в кратчайшие сроки никак невозможно.
Такая ситуация во многом сохраняет силу и сейчас. Ибо при том социальном строе и общественных отношениях, которые сформировались в Туркменистане за последние 20 лет, русскоязычному человеку сохранить себя становится все сложней и сложней.
Что ж, Сокуров был, похоже, прав. Во всяком случае, в отношении своей малой родины - Туркменистана. Ведь именно там сформировался наиболее неприемлемый для русского духа режим и общественная формация после распада единой державы. И он как бы предвидел такую перспективу. Впрочем, Сокуров не выделял Туркменистан. Он, говоря в конце 80-х гг. XX века о гибельности Азии для русского человека, имел в виду отсутствие у него перспектив жизни на всем Советском Востоке.
Реальность последующего десятилетия во многом доказала правоту его этого вывода. Масштабы эмиграции в Россию и другие республики европейской части бывшего Советского Союза, а также в дальнее зарубежье явно говорили о том, что дальнейшее пребывание в среднеазиатских республиках и Казахстане, которые были предоставлены самим себе и начали строить новую жизнь по своему разумению, миллионами русскоязычных людей было оценено как неприемлемая перспектива. В том же Туркменистане в 1989 году, согласно данным проведенной тогда переписи, проживало почти 1 миллион человек некоренной национальности. Из всего населения в 3 млн. 522 тыс. человек туркмены составляли лишь 2 млн. 536 тысяч. Русскоязычное же население насчитывало порядка 450 тысяч человек.
В том числе: русские - 333,9 тыс., татары и башкиры - 44 тыс., украинцы - 35,6 тыс., белорусы - 9,2 тыс., немцы - 4,5 тыс., чуваши - 2,3 тыс. Все вместе они составляли почти 13 процентов всего населения Туркменистана.
Сейчас  такой контингент населения республики насчитывает несколько десятков тысяч человек. Но официально считается, что доля русскоязычного населения там равна 5-6 процентам. То есть, она вроде как сократилась за почти 20 лет, которые прошли с 1989 года, всего вдвое. В таком случае европейского населения там должно было бы насчитываться что-то около 220-240 тыс. человек. Но его определенно гораздо меньше. Что же произойдет дальше - остается только догадываться. В 2003 году России многие понимали, что отмена двойного гражданства фактически кладет конец присутствию русских в данной центрально-азиатской стране.
Кое-кто из депутатов Государственной Думы оценил прекращение действия соглашения с Россией о двойном гражданстве «подготовкой к массовой депортации русского населения» из Туркменистана. Жесткое заявление сделала и соответствующая служба Министерства иностранных дел. Последнее, правда, было не совсем понятно, если учесть то, что шаги по практической отмене двойного гражданства предпринимались Ашхабадом вследствие договоренности с Москвой, закрепленной в соответствующем протоколе. Как бы то ни было, высказывание Сокурова оказалось вещим.
Впрочем, русскоязычным людям очень неуютно сейчас не только в Туркменистане. В течение 90-х гг. массовый исход этой категории населения наблюдался везде по Центральной Азии. Сперва для русских жизнь стала невозможной в Таджикистане из-за гражданской войны, полыхавшей в этой стране в течение ряда лет. Она кончилась тем, что светскому руководству пришлось согласиться пойти на раздел власти с исламистами. И теперь русскоязычного населения в этой стране практически не осталось. Те, кто еще пребывает там, это российские военнослужащие и члены их семей, а также такие отдельные семьи и люди, у которых нет ни сил, ни возможностей уехать.
В 1989 году, согласно тогдашней переписи, в республике проживало почти 2 миллиона человек некоренной национальности. Из всего населения в 5 млн. 92 тыс. человек таджики составляли лишь 3 млн. 172 тысячи. Русскоязычное же население насчитывало порядка 600 тысяч человек. В том числе: русские - 388,5 тыс., татары и башкиры - 79 тыс., украинцы - 41,5 тыс., немцы - 32,7 тыс., белорусы - 7,2 тыс., чуваши - 2,5 тыс. Они все вместе составляли почти 12 процентов всего населения.
Сейчас же официально считается, что доля русскоязычного населения там равна 3 процентам. А это - 220 тысяч человек. Если не считать российских военных и членов их семей, едва ли там сейчас есть так много русскоязычных людей. В действительности их явно гораздо меньше.     
Несколько лучшим представляется как положение, так и перспективы русскоязычного населения в Узбекистане, расположенном между Таджикистаном и Туркменистаном. Согласно переписи, проведенной в 1989 году, там проживало почти 5,5 миллиона человек некоренной национальности. Из всего населения в 19 млн. 811 тыс. человек узбеки составляли 14 млн. 142 тысячи. Русскоязычное же население насчитывало порядка 2 млн. 700 тысяч человек. В том числе: одни только русские - 1 млн. 653 тыс., татары и башкиры - 503 тыс., крымские татары - 190 тыс., корейцы -183 тыс., украинцы - 153 тыс., немцы - 40 тыс., белорусы - 30 тыс., чуваши - 10 тыс. Все вместе они составляли почти 14 процентов всего населения Туркменистана.
Сейчас же официально считается, что доля русскоязычного населения там равна 5,5 процента всего населения, составляющего 27 млн. человек. Это - 1 млн. 400 тыс. человек. Но сюда, кажется, сейчас уже не включаются корейцы. В любом случае, Узбекистан по общему количеству русскоязычного населения в регионе на втором месте. После Казахстана.

Улугбек Тагиев

«Позиция.kz»


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение