Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Ташкент – город добрососедского и толерантного сосуществования  мировых конфессий.ч.1

Ташкент – город добрососедского и толерантного сосуществования мировых конфессий.ч.1

28.05.2011

Автор:

Юрий Флыгин

Ташкентская Духовная семинария

Ташкент – город добрососедского и

толерантного сосуществования мировых конфессий

Проблема конфессиональных взаимоотношений всегда была фактором, влиявшим на ход мировой истории. Ее актуальность исключительно велика ныне, в том числе и в связи с появляющимися апокалипсическими прогнозами конфликтов цивилизаций.

         Для Ташкента сосуществование разных цивилизаций и конфессий является практикой уже длительного периода. Начало ему было положено во второй половине XIX века, когда вся Средняя Азия, и Ташкент в особенности, переживали исключительно динамичные процессы, обусловленные тесным соприкосновением и взаимовлиянием двух мировых цивилизаций – исламской и православной. Конечно, мусульманскому населению региона и в предшествующие века доводилось контактировать с приверженцами других вероисповеданий. Как справедливо отмечает современный узбекистанский ученый А.Х. Саидов: «Именно на этой земле происходило глобальное взаимообогащение культур на протяжении многих столетий»[1].

         Ещё гораздо раньше аналогичную мысль выразил известный русский исследователь природы Средней Азии И.В. Мушкетов, который писал, что Средняя Азия издавна служила «местом обмена древнейших цивилизаций Запада и Востока» [.

Но все-таки долговременное и тесное общение представителей двух наиболее крупных мировых религий – Христианства и Ислама в Средней Азии начинается после того, как она была интегрирована в состав Российской империи. И город Ташкент, став административным центром Туркестанского генерал-губернаторства, стал определять межконфессиональную политику в крае. Он стал источником, из которого всякие новации постепенно растекались по всему краю, с той или иной степенью интенсивности проникая в разные сферы жизни.

         Отношение новой власти к традиционной вере населения Ташкента наглядно продемонстрировал в 1865 году, сразу после взятия города, генерал М.Г. Черняев. Среди прочего он заявил: «Мы … сообщаем жителям города Ташкента, что они должны подчиняться согласно повелениям всемогущего бога и исповедовать правоверную религию Мухаммеда, … не отступать ни на одну йоту от законов, установленных им… Пусть все, поскольку они могут, действуют для выгоды и пользы этой страны. Пусть они исполняют

повсюду молитвы пять раз в день, не пропуская указанного времени, часа или даже минуты. Пусть  муллы постоянно ходят в свои школы внедряют законы  мухамметанской веры»[3].

После1865 года в жизни коренных ташкентцев, как и других жителей Туркестана, происходят значительные изменения. По словам известного ташкентского востоковеда и исламоведа Н.П. Остроумова, местное население не испытывало «ничего подобного в прежней тысячелетней истории мусульманского владычества»[4].

         Завоевание и последующая интеграция Средней Азии в состав Российской империи сделали чрезвычайно актуальной проблему сосуществования представителей разных религий. Ведь в крае постепенно менялась общая конфессиональная картина. Конечно, сохранялось абсолютное преобладание традиционного исламского вероисповедания, но со временем росло и число приверженцев другой мировой религии - христианства, в первую очередь его православной ветви. Восстанавливалось «утраченное в средние века конфессиональное многообразие территории»[5].  Данный процесс содействовал развитию и укреплению веротерпимости. Предшествующая многовековая жизнь в условиях моноконфессиональной изоляции не могла способствовать этому.

         Русский философ Н. А. Бердяев писал: «Огромные пространства легко давались русскому народу, но нелегко давалась ему организация этих пространств». Тем более нелегок был сложный, многообразный процесс, обозначенный Бердяевым как «организация пространства»,  в тех случаях, когда он отягощался факторами конфессионального порядка. Такие процессы не могли не порождать «массу ...проблем ... неизбежно требовали… изменения бытовых и правовых норм...»[6].

         Основы российской межконфессиональной политики в Туркестане заложил, в основном, первый генерал - губернатор К. П.Кауфман. Сутью этой политики было невмешательство в дела исламской конфессии исключение предпочтения какой - либо конфессии, в том числе государственной религии Империи.

         Очень важным положением, во многом снявшим первичную болезненную напряженность, стал отказ властей и Православной Церкви от миссионерской деятельности. Также администрация  не использовала  систему образования для «продвижения» христианства. Показательно, что ПО настоянию Кауфмана даже местом резиденции архиерея Туркестанской епархии был определён не Ташкент, а город Верный.

         В немалой степени утверждению веротерпимости способствовало, по мнению митрополита Ташкентского и Среднеазиатского Владимира (Икима) то, что «появление в Центральной Азии приходов Русской Православной Церкви совершенно не походило на торжествующее шествие миссионерской религии покорителей. Православие явилось сюда смиренно, вовсе не пытаясь приобщить к себе местное население, но лишь для скромного пастырского о кормления русских переселенцев»[7].

         Уменьшение и даже исчезновение конфессиональных предрассудков способствовало взаимопроникновению тех или иных культурных, бытовых традиций. Все более редкими среди ташкентцев становились, по словам знатока ташкентской истории Н. П. Остроумова, «такие оригиналы,  которые боясь осквернить себя, умышленно до сих пор закрывают глаза от всего русского; они не ходили и не ходят в русский город, избегали и избегают встреч с русским человеком и продолжают жить в тесном круге своих прежних идей и чувств; но они умрут и не оставят после себя подражателей…»[8]. Н. П. Остроумов был признанным исламоведом. Это ему писал В.В. Бартольд: «Вы – лучший знаток ислама в Туркестане»[9]. Относясь с большим уважением к исламу, Остроумов подчёркивал, что «образовательно-просветительская роль ислама в жизни туркестанских мусульман не подлежит сомнению»[10].

Надо отметить, что Н.П. Остроумов, как исламовед, был авторитетом для власти, и не только краевой. И поэтому он имел возможность оказывать определённое влияние на формирование конфессиональной политики. Весьма важно объективно представлять его взгляды в этом вопросе. В известной мере такую возможность даёт переписка Н.П.Остроумова с известным мусульманским просветителем И.Гаспринским, которая до сих пор ещё не была объектом исследования. В одном из писем (черновик этого письма обнаружен мною в Госархиве Узбекистана), Остроумов писал Гаспринскому: «Я всегда был веротерпим, а дурные проявления фанатизма и невежества открыто называю своим именем. И при всём этом я считаю себя не бесполезным человеком для мусульман России и отнюдь не врагом их. Жаль, что это не все и не всегда понимают»[11].

И в Ташкенте, и в других местах Туркестанского края администрация демонстрировала уважение по отношению к исламской конфессии. Она избегала каких-либо шагов, которые могли бы быть истолкованы как попытки ограничить право местных жителей следовать  предписаниям своей веры. Губернатор Семиреченской области генерал-лейтенант Г.А. Колпаковский издал приказ следующего содержания: «По случаю наступающего праздника у мусульман Ураза-айт, я имею честь покорнейше просить господ начальников частей чинов мусульманского вероисповедания освободить от служебных обязанностей и приказать им для совершения намаза ходить в мечеть»[12].

Во всех русских учебных заведениях те учащиеся, которые не являлись православными христианами, обязательно освобождались от занятий в праздничные дни своих конфессий, «сверх праздников православной церкви»[13].

 




[1] Саидов А.Х. Узбекистан – страна исторической толерантности и культурного плюрализма//Узбекистон – багрикент диёр. Ташкент,2007. С.19.

[2] Мушкетов И.В. Туркестан. Геологическое иорографическое описание, т. I, часть 2, изд. второе. Петроград, 1915. С.53.

[3] Соколов Ю.А. Ташкент, ташкентцы и Россия.Ташкент, 1965. С.167.

[4] ЦГА РУз Ф.И-1009, оп. 1, д. 104, л. 1.

[5] Ярков А. Очерк истории религий в Кыргызстане.Бишкек, 2002. С.39.

[6] Алимова Д.А. Феномен джадидизма  // История как история, история как наука, т.II. Ташкент,2009. С.65.

[7] Митрополит Бишкекский и Среднеазиатский Владимир.Земля потомков патриарха Тюрка. Москва, 2002. С.165.

[8] Остроумов Н.П. Сарты. Ташкент, 1896. С.106.

[9] ЦГА РУз Ф.И-1009, оп.1, д.27, л.191.

[10] ЦГА РУз Ф.И-1009, оп.1, д.86, л.148.

[11] ЦГА РУз Ф.И-1009, оп.1, д.90, л.54.

[12] Митрополит Бишкекский и Среднеазиатский Владимир.Земля потомков патриарха Тюрка… С.163.

[13] Товарищ. Календарь для учащихся на 1913-1914 уч.год. Санкт-Петербург, (б.г.). С.11.



Теги: Узбекистан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение