Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Азербайджан и ГУАМ. Куда идем дорогой трудной?

02.05.2008

Автор:

Теги:
 

Алексей Власов.

 

 

Судьба всех интеграционных проектов на постсоветском пространстве складывается крайне не просто, но по примерно одинаковой схеме - большие ожидания сменяются первыми разочарованиями, переходящими в трезвое осознание реалий - многого не добиться, но определенные преференции получить можно всегда. СНГ - переговорная площадка. ШОС -  диалог цивилизаций. ОДКБ, это попытка выстроить более или менее внятную стратегию безопасности под патронажем России.

Ну, а какова неформальная функция ГУАМ, проекта, который традиционно рассматривается в качестве «троянского коня» Запада для постсоветского пространства?

Прежде всего, организация объединила игроков с разными амбициями и интересами. Грузия и Украина используют ГУАМ как пересадочную станцию на пути движения в НАТО и ЕС. Молдова искала гарантии внешних сил в приднестровском конфликте. Но теперь готова  к тому, чтобы переменить собственную участь. Через прямые контакты с Москвой.

Роль и место нынешнего председателя ГУАМ, Азербайджана определить гораздо сложнее. Поскольку во всех действиях официального Баку присутствует осторожность и двойственность подхода. Многовекторность в азербайджанском варианте.

Напомню, что еще в середине 90-х годов предпринимаются первые попытки создать интеграционные проекты под патронажем США, альтернативные российскому влиянию на постсоветском пространстве. ГУАМ был заявлен как одно из таких объединений. Его характерной чертой  стала ориентация на европейские и международные структуры. Инициаторы союза действовали вне рамок СНГ.

При этом высказывались мнения экспертов, что непосредственной целью союза было ослабление экономической (прежде всего энергетической) зависимости вошедших в него государств от России  и развитие транзита  Каспий-Европа вне территории РФ. В 1999 году Грузия и Азербайджан выходят из Договора о коллективной безопасности, и политическая составляющая ГУАМ начинает просматриваться еще более рельефно.

Можно предположить, что на начальной стадии существования Организации Гейдар Алиев рассматривал ГУАМ как возможный инструмент активизации миротворческих инициатив в рамках нагорно-карабахского вопроса. Хотя бы, исходя из того, что еще один участник структуры, Грузия испытывала аналогичные проблемы.

Однако в первые годы существования Организация ГУАМ (ни политически, ни экономически) не представляла собой реально действующую интеграционную структуру. И не могла рассматриваться иначе как очередной имиджевый проект. Убедившись в достаточно сомнительных «миротворческих» перспективах структуры, Гейдар Алиев, а затем его преемник стали «нащупывать» возможность обретения экономических бонусов, которые, первоначально, так же представлялись виртуальными. Поскольку, по справедливому замечанию украинского политолога Андрея Ермолаева, ГУАМ не имел прочной экономической основы, которая открывала бы перспективы для регионального разделения труда.

После победы «оранжевой революции» ГУАМ вступает в стадию политического Ренессанса. Саммит следует за Саммитом, документ за документом, но все равно остается впечатление, что «западники» Ющенко и Саакашвили находятся в одном формате отношений, а Ильхам Алиев держится несколько особняком.

Все главные темы официальных заявлений Президента Азербайджана в период с 2005 по 2008 год связаны, по сути дела, с одной темой - транспортировка энергоносителей. Прочие институциональные довески вроде многочисленных деклараций по «продвижению демократии», рассматриваются как интересные, но все же второстепенные по значимости проекты.

На киевском Саммите члены ГУАМ договорились о создании топливно-энергетического совета для координации действий  по вопросам энергетической политики и безопасности. В ходе саммита В.Ющенко заявил, что участники ГУАМ намерены решать свои локальные задачи, которыми не занимается СНГ "в силу глобальности Содружества".

Важнейшие решения Бакинского Саммита были фактически сведены для Азербайджана к трем-четырем ключевым составляющим: сотрудничество в области урегулирования затянувшихся конфликтов на пространстве ГУАМ;  взаимодействие в области экономики и содействие сотрудничеству деловых кругов ГУАМ; сотрудничество в обеспечении энергетической безопасности, включая использование альтернативных источников энергии; завершение процесса институционализации ГУАМ.

А ключевые комментарии Ильхама Алиева по итогам Саммита, так или иначе, были связаны с темой маршрутов транспортировки энергоносителей и, конкретнее, трубопроводом Одесса-Броды.

Попытки реализовать идею формирования специального миротворческого контингента натолкнулись на резкое неприятие со стороны молдавского президента Воронина: (Заговорили о создании собственных миротворческих сил. Я спросил зачем. А мне говорят: у нас у всех, мол, конфликты. Ну и что? У нас же есть международно признанные миротворческие силы - зачем еще одни создавать? Я сказал им: кончайте с этими играми. Слава богу, решения в ГУАМ консенсусом принимаются, и когда мы отказались подписать документ, эта идея в итоге лопнула).

Остальные декларации и заявления не сильно отличались от многочисленных документов, принимаемых в формате ШОС и СНГ.

Любопытен, как всегда, переговорный бэкграунд. На протяжении 2007-2008 гг. все комментарии по энергетическим программам ГУАМ делают азербайджанские представители, а «за демократию» вещают Тбилиси и Киев.

Время от времени в СМИ «сливают» многозначительные «закрытые данные»: «во время своего прошлогоднего визита в Баку президент Украины поддержал Азербайджан в его конфликте с Арменией в Нагорном Карабахе, назвал армянские войска "оккупантами" и дал согласие на введение в регион украинских миротворцев. В неофициальных разговорах представители Министерства иностранных дел признаются, что требование ужесточить позицию Киева по армяно-азербайджанскому конфликту являлось главным условием поставки азербайджанской нефти на Украину». (http://palm.rus.newsru.ua/ukraine/19jun2007/na_guame.html)

Все разговоры об альтернативной модели интеграции не могут скрыть реального положения вещей. ГУАМ страдает ровно теми же внутренними болезнями, что и большинство других интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Каждый из участников разыгрывает собственную партию, и наиболее удачные проекты возникают на тех участках, где просматривается очевидная близость интересов.

Например, Азербайджан выстраивает собственную энергетическую стратегию, которая далеко не во всем совпадает с российской позицией. Следовательно, в рамках ГУАМ ему проще находить дополнительные точки опроы, но это не означает, что с многовекторным курсом покончено и Баку сделал окончательный выбор.

Да, в рамках ГУАМ этим противоречиям с Россией можно придать характер системных разногласий, но насколько пиар-проекты отражают реальное положение вещей? Иногда кажется, что Ильхаму Алиеву проще иметь дело с жестким и прагматичным Путиным, чем с непредсказуемым «Мишико» и скучным Виктором Андреевичем, но жребий был уже брошен, а Рубикон перейден в 90-е гг.

Заново переиграть историю не получится, но все равно в рамках ГУАМ, с точки зрения внутреннего строения власти и общества, инородным телом смотрится вовсе не переменчивая Молдова, а именно Азербайджан, который сам избежал «оранжевой революции», а теперь ходит в главных друзьях ее незадачливых детей.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение