Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Однажды в Америке

17.05.2011

Автор:

Теги:

Однаждыв Америке

 

      Если и существуетсовременный аналог библейской истории про Вавилонскую башню, то это несомненноМанхэттен – центральный район Нью-Йорка. Здесь можно встретить людей различныхнациональностей практически из любой точки нашей планеты. И, в отличие отперсонажей упомянутой выше истории, языковой барьер не является преградой длятех, кто решил связать свою судьбу с этим городом. Ведь многие из тех, ктопостоянно здесь проживает, не владеют английским языком на должном уровне. Ктому же, кажется, здесь удалось воплотить замысел древнейших строителей, глядяна величественные здания, верхушки которых касаются небес.    

 

      Всего каких-то десять с небольшим часов инаш самолет приземлился в аэропорту Джон Ф. Кеннеди в Нью-Йорке. Волею случая,непосредственно за нашими креслами сидели двое армян, летевшие транзитом изЕревана и на протяжении всего полета мы общались с ними на родном армянскомязыке.

      Преодолев последний барьер в лицеамериканского таможенника, я устремился открывать для себя Америку. Первое счем мне предстояло познакомиться в Нью-Йорке – это знаменитые желтые такси (yellow cabs). Но прежде чемвоспользоваться их услугами пришлось встать в довольно таки длинную очередь.Ожидая нашей очереди, я с любопытством наблюдал как чернокожий диспетчер, умелодирижируя пассажиропотоком, отправлял в разных направлениях водителей такси. Вкачестве последних выступали индусы, африканцы, латиноамериканцы, китайцы,евреи. Я надеялся, что нам попадется армянин, но…им оказался ганец. Узнавоткуда родом наш таксист, мы с другом не преминули блеснуть нашими знаниями иназвали фамилии некоторых ганских футболистов, не забыв похвалить эту сборнуюза хорошую игру на последнем чемпионате мира. Это привело его в восторг и онпосчитал своим долгом ответно поинтересоваться откуда те, кто обладает стольобширными знаниями о его стране. Услышав загадочное название «Армения», онестественно сделал вид, что знает где она находится и более того, очень теплоотносится к ее представителям.

      Мы направлялись в самое сердце Нью-Йорка– Манхэттен. Наш путь лежал через Куинс, один из пяти районов Нью-Йорка. Кромедвух названных – это Бронкс, Бруклин и Статен-Айленд.  Издали показались знаменитые небоскребы.Очутившись здесь, кажется, что ты попадаешь в совершенно иной мир – ввиртуальную реальность. Сооружения современной архитектурной мысли, которымибуквально напичкана эта часть города, кажутся настолько фантастическими, что несразу веришь в их правдоподобие. Вдоль Манхэттена простираются 12 проспектов (Avenue), направление движенияпо которым чередуется, а перпендикулярно, их пересекают более двухсот улиц. Вцентре расположен Central Park,один из крупнейших парков в мире, куда местные жители и туристы любятприходить, чтобы отдохнуть от царящей вокруг суеты. Попав в тесноту домов илюдских потоков Манхэттена, невольно, с чувством превосходства вспоминаешьпростор и ширь минских проспектов и улиц.

      Несмотря на усталость и наступлениесумерек мне не терпелось поскорее изучить достопримечательности. Благо мы расположилисьв самом центре Манхэттена. Вечером он обладает особым шармом, когда повсюдумерцают неоновые подсветки, освещая улицы почти как при солнечном свете. Апоток людей не меньше чем днем. Нью-Йорк относится к тем городам, которые «неспят» круглые сутки. Но а нам предстояло отдохнуть, чтобы утром с новыми силамиоткрывать для себя неизведанное.

      Гуляя по проспектам, я заметил сходствомежду Нью-Йорком и Ереваном. В обоих городах, люди не руководствуются сигналамисветофора при переходе проезжей части. Видимо для местных жителей, времяслишком дорогое удовольствие, чтобы тратить его на ожидание зеленого сигнала.Здесь действительно сложно найти людей, которые находятся в статичном положении.И не стоит удивляться, если после многочасовой прогулки, будет затекать шея.Ведь постоянно приходится смотреть вверх, чтобы не пропустить чего-нибудьинтересного.

      Я непременно хотел найти более явныеармянские следы в «большом яблоке». И это мне удалось сделать довольно такибыстро. Недалеко от нашей гостиницы я увидел вывеску «PETROSSIAN». Под ней скрывался фирменныймагазин и ресторан икорного короля. Марку «PETROSSIAN» в 1920 году основали братья Мушег и Мелкум Петросяны,которые за несколько лет до этого перебрались во Францию из Российской империи.За короткое время им удалось стать одними из самых крупных поставщиков икры вмире. Нью-йоркский ресторан был открыт в 1984 году сыном Мушега – АрменомПетросяном, который сегодня является главой компании. Ресторан «PETROSSIAN» пользуется большойпопулярностью среди местных гурманов.

      Но все же главной армянскойдостопримечательностью Нью-Йорка является церковь Сурб Вардан и мы отправилисьна второе авеню, где она расположена. Это целый комплекс, в который помимосамой церкви входят здание епархии, армянский культурный центр, рядскульптурных композиций, магазин армянской литературы и сувениров. В 1959 годубыло построено здание епархии. Церковь была освящена Католикосом Вазгеном I 28 апреля 1968 года. Онаназвана в честь Вардана Мамиконяна, который в 451 году во главе  армянского войска и ополченцев сражалсяпротив персидской армии за право армянского народа на самостоятельноесуществование и исповедование христианства. Сурб Вардан был построен по образцуцеркви Сурб Хач на острове Ахтамар в Ване и стал первой армянской церковью вСеверной Америке.

      К сожалению, оценить внутреннее убранствохрама нам не удалось, так как священника не оказалось на месте, но внешне онвпечатлял. Мы, конечно же, не могли просто так уйти и решили найти кого-нибудьиз местных армян. Побродив по коридорам культурного центра, заглянули в книжныймагазин, где нас великодушно встретил мужчина средних лет, которого звалиНазарет Салбашян. Он нам поведал, что прибыл в Нью-Йорк из Бейрута. Сностальгией вспоминал Ливан, называя его чудным краем и сожалел, что военныйпереворот вынудил его семью покинуть страну; рассуждал о нынешнем состоянииАрмении, об армянах, коснулся он и вопроса признания Геноцида мировымсообществом и США в частности. Мы внимательно слушали его, наслаждаясьзападноармянским наречием, на котором он изъяснялся. Что касается книг, то ихбыло бесчисленное множество от народных сказок до серьезных научных трудов.Здесь были представлены труды как армянских, так и зарубежных авторов наармянскую тематику, причем на различных языках: армянском, английском, русском,французском, немецком.

      Он нам также поведал об армянской общинегорода. Оказывается в Нью-Йорке действуют еще две армянские церкви, одна изкоторых обособлена от эчмиадзинской кафедры. Однако главным храмом считаетсяСурб Вардан. Здесь же существует армянская субботняя школа, которую посещаюткак взрослые, так и дети. Проводятся различные мероприятия. По его оценкеармянская диаспора Нью-Йорка насчитывает около 60 тысяч человек. Поблагодарив ипопрощавшись с Назаретом, мы отправились в обратный путь. 

      Проходя мимо огороженной территории, язаметил на заборе табличку с надписью «St. Vartan Park».  Интересно, подумал я, в центре Нью-Йорканаходится парк с армянским названием, где играют китайские дети. Вот они плодыглобализации.

      Было бы большим упущением, побывать вНью-Йорке и не взглянуть на него со смотровой площадки Empire State Building. И лучше всего этосделать вечером, когда город освещают тысячи огней. Empire State Building вновь обрел статус самого высокого здания города послепадения башен-близнецов 9 сентября. И это удивительно, если исходить из тогофакта, что торжественная церемония открытия данного сооружения состоялась аж 1мая 1931 года. С тех пор оно было использовано во многих кинофильмах, самымизвестным из которых является «Кинг-Конг».

      Нам предложили подняться на 86, либо 102этаж. Я вызвался подняться на самую вершину, однако друг отговорил меня и ясогласившись с его доводами, решил поумерить свой пыл. Словами не передать теощущения, которые я испытал наблюдая за «каменными джунглями» с высоты птичьегополета. Именно в этом случае актуальна фраза: «лучше один раз увидеть…».

      К сожалению, из-за ограниченности времении плохой погоды в последний день моего пребывания, мне не удалось увидетьвблизи еще одну достопримечательность Нью-Йорка – статую Свободы. Кстати, внекоторых источниках утверждается, что есть и армянский след в главном символеАмерики. Как известно, статуя Свободы была подарена американцам французами ибыла торжественно открыта 28 октября 1886 года. В 80-х гг. 19 века медныеместорождения в Ахтале были концессией французской компании и вся добываемаямедь перевозилась во Францию. Существует версия, что материалом для ееизготовления послужила именно ахталинская медь.

      Нью-Йорк удивительный город. В немкомпактно проживают люди различных национальностей, цвета кожи,вероисповедания. И не важно, что многие с трудом изъясняются на английском,ведь никто не заставляет их перестраиваться. И, наверное, благодаря этому онисчитают себя американцами и их порой удивляет вопрос: «откуда ты?». И если они вывешаютна принадлежащих им зданиях флаг своей исторической родины, то рядомобязательно должен висеть американский флаг.

      Мы прощались с Нью-Йорком, но впереди насждала встреча с еще одним городом – Майами, который находился в трех часахполета. Выходя из самолета, одна из пассажирок с улыбкой заметила, что мне нестоит надевать куртку, так как в Майами жарко. В Майами и вправду было жарко иощущение лета присутствовало в полной мере. Оно усиливалось, глядя на яркиерасцветки одежды и загорелые тела местных жителей, среди которых преобладаливыходцы из Латинской Америки. Все надписи в городе дублировались на испанском,который, как мне впоследствии удалось убедиться, был более распространен, чеманглийский. Люди здесь более открыты, чем в Нью-Йорке. Даже отсутствиезаградительного стекла между водителем и пассажирами такси, которые былиобязательным атрибутом нью-йоркских «кэбов», был косвенным подтверждениемэтого.

      Первым, что хотелось мне увидеть вМайами, был океан. Благо, дом в котором мы жили, находился непосредственно наего берегу. Видимо, времена империи Тиграна Великого и Киликийского армянскогоцарства наложили отпечаток на многие поколения армян. И поэтому море вызывает унас такой же восторг, как и горы. Подобные чувства испытывал и я, вглядываясь вбескрайние синие просторы. Но все же, говоря словами Сарояна  «В горах мое сердце…».

      Жители Майами очень добродушные иприветливые. Нам не раз сами предлагали помощь, видя, что сложноориентироваться в городе. Однажды незнакомая женщина на автобусной остановке подариланам проездной, а один мужчина взялся заплатить за мой проезд, когда у водителяне было сдачи с моей купюры. Менеджеры в магазине или кафе приветливо встречаюткаждого посетителя, постоянно интересуются все ли в порядке, а прощаясь, желаютхорошего дня и это все не выглядит притворством.    

      В один из дней, зайдя в магазинкомпьютерной техники, встретивший наш менеджер поинтересовался как нас зовут.Услышав имя друга, он спросил о его происхождении, на что друг ответил, что этоармянское имя. «Красный, синий, желтый» - вдруг произнес молодой человек. Мынедоуменно посмотрели на него. «Красный, синий, желтый – цвета вашего флага».Наше удивление усилилось. Но парень сказал, что не стоит удивляться, так как ониз Колумбии. Цвета флагов обеих стран идентичны, только идут в обратномпорядке. Я сразу же вспомнил, что на его родине есть город Армения. И онповедал нам, что в этом городе, основанном эмигрантами-армянами, выращиваютлучший кофе в Колумбии. Неудивительно, подумал я, ведь армяне слывут большимилюбителями этого напитка.

      В этот день сюрпризы для меня незакончились. В другом магазине я услышал до боли знакомый голос. Здесь звучалапесня Шарля Азнавура «Les Plaisirs Demodes».Хоть он и пел на французском, мне его слова казались родными и столь душевными.Можно лишь констатировать, что песни Азнавура вне пространственных и временныхграниц.

      Впрочем, как это ни парадоксально, вМайами «армянских следов» не меньше чем в Нью-Йорке. Мне удалось заметитьследующее. Управляющим одной из аптек крупной фармацевтической сети «CVS», находящейся неподалекуот нашего дома является Роланд Адамян, чье имя красовалось при входе. А в фойеодной из всемирно известных клиник «Mount Sinai» висит табличка, на которой на 20 языках сообщается, чтокаждый посетитель может вызвать переводчика владеющего одним из указанныхязыков. Наряду с испанским, немецким, французским, итальянским, русским,японским и др., представлен и…армянский. Причем в западноармянском варианте.

      Есть армянская церковь и в Майами. Онаявлялась обязательным пунктом нашего посещения. Церковь Сурб Мариам (St. Mary), расположилась на живописнойтерритории. Хоть она выполнена не в традиционном армянском стиле и окружают еене абрикосовые деревья, а кокосовые пальмы, элементы национального декора в еевнешней отделке присутствуют в полной мере. Как и в Нью-Йорке – это целыйкомплекс. Помимо церкви, на просторной территории в отдельно стоящем зданиинаходится культурный центр. Внутри располагается большой зрительный зал сосценой, столовая, административные помещения и небольшой музей. Мы приехалисюда в воскресенье, поэтому присутствовало большое количество прихожан. Вцеркви проходила служба, а в культурном центре шумно играли дети. Между двумязданиями установлен непревзойденной красоты хачкар. Надпись под ним гласит: «Впамять о мучениках Армянского Геноцида и наших родителях. Установлен Джорджем иНаоми Давидян 24 апреля 2005 года».

      Мое путешествие близилось к концу. Онополучилось необычайно ярким и насыщенным, но очень жаль, что кратким. Я узнал многоинтересного, побывал в удивительных местах. Соединенные Штаты Америки произвелина меня приятное впечатление и я, находясь в Минске, с теплотой буду вспоминатьмое пребывание на другом континенте. Возможно, когда-нибудь мне вновьпосчастливиться пересечь океан и я с готовностью возьмусь совершить новые длясебя открытия.

 

 

                                                                                                Роберт Цатурян 03.05.2011


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение