Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Макс ИВОЛГИН. КОГО МЫ НЕ ДОСЧИТАЕМСЯ ЗАВТРА?

01.05.2008

Автор:

Теги:

Первый квартал года близится к завершению. С чем мы подходим к череде майских праздников, ключевым из которых является День победы, 9 мая, поскольку неизбежны сравнения казахстанской современной действительности и советского все более туманного прошлого?
Социальное недовольство вследствие глобального кризиса
Общая характеристика сложившейся ситуации во всех сферах жизнедеятельности государства - кризис или медленное сползание к нему:
- кризис государственного управления выражающийся, главным образом, в отсутствии четкой системы принятия управленческих решений, не зацикленной на первом лице государства и только на нем;
- кризис управления экономическими процессами, который характеризуются слишком большим количеством негативных тенденций и безответственных решений, чтобы это нельзя было считать системой, то есть системным кризисом;
- профессиональная деградация общества, проявляющаяся во всех сферах - от банковского сектора до общепита;
- рост безработицы вследствие резкого сокращения сфер занятости - строительный сектор плюс сопутствующие рынки, сокращение банковского сектора и т.д.;

- системная коррупция в большинстве органов власти, вплоть до центральных.
Вопреки ожиданиям некоторой части общества, ориентированной на западные ценности, подготовка к председательству Казахстана в ОБСЕ не стала одним из ключевых процессов обозреваемого периода. По всей видимости, какие-то законодательные разработки и политические шаги в рамках наших обещаний, озвученных М. Тажиным на Мадридском совещании Организации, отложены на осень. Власть, впрочем, внутри страны не заостряет внимание на этом вопросе и, что характерно, оппозиция поступает также. Таким образом, эта часть общества, которая уповает на потепление политического климата в стране благодаря свалившемуся нам с неба председательству в ОБСЕ, вынуждена просто ждать. А это отнюдь не способствует добродушному настроению, особенно при выпуклости всех перечисленных нами выше признаков того, что не все ладно в нашем государстве. Так копится раздражение, причем, в адрес всей элиты, без разделения на оппозицию и власть.
Раздражение действиями (бездействием) властей прорвалось еще в начале года, когда шахтерские забастовки охватили предприятия Евразийской ассоциации и компании «Казахмыс».
Спусковым крючком цепи забастовок, прокатившихся по области, стала трагедия. 11 января в угольной шахте "Абайская" АО "Арселор-Миттал Темиртау" произошел взрыв.
41 человек не вернулись домой.
Катастрофа повлияла на решение шахтеров нескольких шахт компании АМТ начать борьбу за улучшение своих условий труда. В феврале, когда, казалось бы, шахтерская проблема была урегулирована, забастовали горняки шахт №№ 45 и 65 Южного рудника, №67 рудника Степной, №55 Западного рудника и №73 Восточного компании «Казахмыс». 
Главный итог: выполнение или, по крайней мере, гарантия выполнения всех требований, выдвинутых в ходе забастовок. Это положительный пример послужил, видимо, причиной последующих выступлений работников различной специализации - от учителей и военных (угроза этой забастовки была подавлена кулуарными методами) до... работников сугубо частного сектора торговли.
На этом фоне развиваются два ключевых процесса, определяющих дальнейшее развитие государства или серьезно влияющих на него.

Первый процесс: Рахат Алиев против бывшего тестя (и наоборот)
10 января стало известно, что военный суд Акмолинского гарнизона собирается рассмотреть уголовное дело в отношении Рахата Алиева и Альнура Мусаева по обвинениям в создании и руководстве ОПГ из 16-ти человек, действия которого квалифицированы по таким статьям как «Насильственный захват власти», «Незаконное получение и разглашение госсекретов» и «Злоупотребление властью».
На этом закрытом военном суде Алиев получил еще 20 лет в дополнение к подоспевшим в середине января 20 годам заключения за уголовные преступления. Такой впечатляющий для нашей тихой страны уголовный срок все равно является виртуальным - так как Австрия, похоже, Алиева выдавать не намерена, а сам он в Казахстан при существующих раскладах не приедет, правосудие восторжествовало только в рамках помещения судов и распространилось лишь на лиц, находящихся в пределах досягаемости - не самая крупная дичь в заповеднике Рахата.
В ответ Алиев в ряде публикаций и интервью нанес ощутимые удары по своему главному противнику - президенту Казахстана. Вновь анонсировав свою книгу «Крестный тесть», он дал ясно понять, кто ответственен за убийство А. Сарсенбаева, пообещав подтвердить это документальными свидетельствами. Таким образом, главная интрига готовящейся книги уже известна, интерес вызывает способ ее подачи - пустые измышления или подкрепленные какими-то неопровержимыми доказательствами сведения. Во втором случае, действительно, выход книги будет иметь серьезное значение для Казахстана в свете доверия общества власти внутри страны и имиджа нашего государства во внешнеполитической системе. 
Помимо этой угрозы, Рахат Алиев занял место главного оппозиционера власти, выступая постоянным комментатором кадровых пертурбаций властного аппарата и иных событий, связанных с управленческой элитой страны. По прежнему педалируется криминальная составляющая его деятельности, однако большее значение приобретают не преступления Алиева (к тому же в условиях недоверия общества судебной системе), а его «сливы», благодаря которым смутные ощущения от того, что в Астане не все ладно, приобретают четкие контуры и могут быть исследованы как явление, со скидкой, понятное дело, на возможность лживости ряда сообщений информационной группы Алиева.
Наиболее уязвимый для власти аспект - это аналогии со сталинским периодом репрессий, которые все чаще звучат в качестве комментариев к противостоянию бывших зятя и тестя. Эта характеристика является емкой и понятной любой аудитории, не нуждается в тщательном разжевывании, что делает ее постоянным элементом аналитики и публицистики, а, следовательно, и постоянной составляющей нашего имиджа на внешнеполитической арене.
Власти, словно в подтверждение этой теории о совпадении сталинского периода в советской истории с текущими событиями казахстанской действительности, действуют исключительно репрессивными методами - фактически оказался в заложниках Мухтар Алиев, отец Рахата, блокируется сайт Алиева и ряд других сайтов, оказывающих поддержку информационной группе Рахата. Ну и сами процессы, особенно закрытый военный суд - авангард действий властей по отражению «угрозы Алиева».
Новая тональность в противостоянии появилась с выходом фальшивой книги «Крестный тесть», распространенной через Интернет - по электронным адресам и через файлоообменные сайты. В череде предположений, кто же мог состряпать этот труд, звучала даже фамилии Абыкаева, однако наиболее логичным кажется иной вывод - что это все же творение информационной группы Алиева. И дело не в попытках подогреть интерес к настоящей книге - эрцаз-произведение больше всего напоминает сборник «Из не вошедшего...». То есть то, что в официальной версии книги публиковать никак нельзя, но очень хочется:))). Это как разработки кавееннщиков, которые не доходят до "официальной" сцены.Если это так, то данное пижонство может в определенной степени навредить "настоящей" книге. Во-первых, вряд ли эта   "настоящая" книга отличается как небо от земли относительно "стебового" (якобы!) варианта. Во-вторых, все эти писульки из венской булочной так или иначе будут восприниматься как очередная порция "боратизмов".
Процесс находится в развитии и ключевым его этапом будет публикация настоящей книги «Крестный тесть» за официальным авторством Рахата Алиева. Перевернет ли она сознание казахстанцев? Окажет ли влияние на развитие других политических процессов в нашей стране? Все зависит от содержания. Если, конечно, продукт действительно появится в массовом распространении.

Второй процесс: переформатирование элиты
Начало года ознаменовалось новым этапом переформатирования элиты, который также понимается как передел собственности или передел сфер влияния. У руля этого процесса, безусловно, стоит глава государства - им была инициирована административная реформа, он в начале года сделал попытку рекрутинга управленцев из «болашаковской» среды, то есть, внес коррективы в кадровую политику госаппарата, дав наводку на омоложение руководящего состава пока что среднего звена.  
Однако уровнем ниже новая кадровая политика традиционно трансформировалась во внутриэлитную борьбу.
Но все началось с невинного, казалось бы, события - 10 января лидеры семи политических партий Казахстана Ж.Туякбай (ОСДП), Б.Абилов («Нагыз Ак жол»), С.Абдильдин (КПК), В.Косарев (КНПК), А.Джаганова («Руханият»), Г.Калиев («Ауыл») и А.Байменов («Ак жол») обсудили идею создания Народной коалиции за демократические реформы. На удивление, несмотря на то, что авторство проекта за Ж. Туякбаем, инициативы, которые должна двигать Коалиция, были озвучены Булатом Абиловым, более того, подразумевалось именно его авторство - хотя они, в общем-то, ключевые в работе Коалиции. Получается, Туякбай, предлагая объединение, даже не знал, чем оно будет заниматься, коль скоро эти предложения на блюдечке принес Абилов, лидер партии НАЖ? Похоже, именно прыть Абилова и смутила «конструктивистов», поскольку больше о Народной коалиции мы ничего и не слышали. Идея изжила себя?
Скорее, изменились приоритеты. Кайрат Келимбетов был назначен руководителем Администрации президента, что вызвало бурный приступ радости в оппозиционном стане.
«Ораз Жандосов, сопредседатель партии "Настоящий Ак жол":
- Во-первых, через ваше издание я хотел бы поздравить Кайрата Келимбетова с новым назначением. А во-вторых, хочу напомнить о наших с ним дебатах, которые состоялись полгода назад в рамках предвыборной парламентской гонки. Так что теперь я даю ему две-три недели для "вхождения в должность" и вызываю на новые дебаты: пришел срок поговорить о том, что сделано!
Болат Абилов, сопредседатель партии "Настоящий Ак жол":
- Я думаю, это назначение направлено больше на то, чтобы попытаться сбалансировать различные силы провластной элиты. С другой стороны, это может быть вопрос и консолидации оппозиции. Ведь Кайрат Келимбетов был одним из создателей движения ДВК, нередко выступал с рядом демократических заявлений. И хотя в последнее время он состоит в "Нур Отане", я думаю, человек не сильно изменился» (Posit.kz).
Келимбетов сменил на посту Адильбека Джаксыбекова, который был назначен первым заместителем председателя «Нур Отан». От этих обязанностей был освобожден Бакытжан Жумагулов, который оставался до недавнего времени вице-спикером Мажилиса, а теперь стал ректором Казахского национального университета имени аль-Фараби.
Продолжением этих перестановок явилось предложение Нурсултана Назарбаева создать и запустить в действие программу «Десять сокрушительных ударов по коррупции». Иными словами - глава государства начал новый виток войны с коррупцией, под которой также очень часто понимается переформатирование элит.
Следующим этапом в этом процессе стала информационная война оппозиции против И. Тасмагамбетова. Сегодня уже принято мифологизировать начало этой войны, выводя на первый план батыра Абилова с его «Степным кодексом», однако начальный ход сделала все же Гульжан Ергалиева. 12 февраля в Алматы состоялась встреча акима Имангали Тасмагамбетова с населением. Ряд высказываний алматинского градоначальника вызвал раздражение у представителей оппозиции, которые озвучила главный редактор газеты «Свобода слова».
И только спустя неделю появился «Степной кодекс» Булата Абилова.
Через неделю «Свобода слова» опубликовала вторую серию «кодекса». Но промежуточным итогом этой войны стал не ответ И. Тасмагамбетова (аким благоразумно выдержал паузу), а съезд партии «Нагыз Ак жол», на котором организация получила новое название - "Азат", а ее единоличным председателем избран Булат Абилов.
Перерегистрацию партия прошла успешно, несмотря на ряд сомнений в правомочности претензий партии НАЖ на имя «Азат», которое ассоциируется с одноименным казахстанским национал-патриотическим объединением.
Другая порция сомнений была высказана по большей части коллегами Абилова по оппозиционному фронту. Например, представители незарегистрированной партии «Алга» недоумевали, как же так стремительно Абилову удалось провести процедуру перерегистрации, в то время как им не удается получить регистрацию уже второй год. Видимо, им тоже надо было в свое время произнести несколько лестных слов в адрес Кайрата Келимбетова в связи с его назначением в АП. Или самоотверженно напасть на Имангали Тасмагамбетова? По крайней мере, мы видим, что трансформация Абилова из сопредседателя в председатели, а либерально-демократической партии «Нагыз Ак Жол» в национал-демократическую «Азат» является связующим звеном в цепи «Назначение Келимбетова - травля Тасмагамбетова». Хотя есть мнение, усиленно кем -то распространяемое в среде «пикейных жилетов» о том, что АП в данной ситуации ну абсолютно ни при делах...
Следующим звеном является серия кадровых решений главы государства, предпринятая в связи с задержанием главы КТЖ Жаксыбека Кулекеева по обвинению в получении взятки. Остановимся ненадолго на самом факте этого антикоррупционного свершения финпола.
Сегодня очевидно, что общество, в лице прессы и каких-то отдельных представителей, категорически не доверяет следствию и склоняется к версии о подставе. Один факт, что Кулекеев не трогал деньги, подтвержденный официальными лицами ведомства С. Калмурзаева, ставит под сомнение судьбу судебного процесса по этому делу. Налицо повторение опыта процессов против Р. Алиева, в которых некоторые эпизоды, откровенно говоря, шиты белыми нитками и держатся лишь на показаниях свидетелей, зачастую противоречивых. Приправляется это блюдо соусом из досрочных объявлений подозреваемого виновным, как будто нас заранее пытаются в том убедить. Это вызывает совершенно противоположную реакцию.
Арест Кулекеева вызвал ряд кадровых перемещений, каждое из которых можно считать в своем роде знаковым. Аскар Мамин перемещен в роковое кресло руководителя КТЖ. Это назначение вызывает чисто спортивный интерес - до Мамина никто с поста начальника железной дороги не уходил без уголовного обвинения. Кулекеев стал первым, кто подвергся аресту, и дожидается своей участи не под домашним арестом, а в СИЗО.
На место Мамина заступил Имангали Тасмагамбетов. Основной целью этого назначения, по словам президента, является юбилей Астаны, который должен обеспечить надежный и проверенный человек. Аскар Мамин не оправдал надежд и подвергся критике главы государства. Между тем, отдельные публицисты считают, что данная задача - предлог для того, чтобы впоследствии продолжить различного рода давления на И. Тасмагамбетова.
Между тем, реплики президента, представлявшего нового акима активу столицы не позволяют делать однозначных выводов. «Накануне 10-летия Астаны предстоит огромная работа, и я уверен, что он сделает это в лучшем виде. Времени мало, и 10-летие необходимо провести на должном уровне. Поэтому я назначил человека, которому доверяю», - в частности, сказал глава государства. То есть, вариант «Не справился - отвечай» впоследствии не прокатит - президент сам признал, что это трудно выполнимая задача. А от ошибок никто не застрахован. Ну а если праздник пройдет на должном и даже выше уровне - победителей не судят, И. Тасмагамбетов будет на какое-то время застрахован от кадровых изгибов кулуарной политики Астаны. 
Еще одним ключевым назначением стал перевод А. Есимова с поста министра сельского хозяйства на должность алматинского градоначальника. Пока что вопросов его деятельность не вызывает - за исключением судьбы 21-этажного дома. Спад строительной активности - это следствие общего кризиса, а не конкретно действий нового акима.
Подводя итог процессу переформатирования элиты (который, в любом случае, будет промежуточным, по истечении второго квартала, уверены, лицо элиты еще больше изменится), отметим такие новые штрихи к портрету:
- видимо, найден послушный спарринг-партнер «Нур Отану» в лице партии «Азат», лидер которой, похоже, отслужил почин по отстрелу Тасмагамбетова и вряд ли с таким жаром вновь вернется к этой теме;
- произошло омоложение кадрового состава АП, что может вызвать такие же пертурбации и в правительстве, отставку которого не прекращают предрекать;
- пришло понимание того, что процесс расслоения и размежевания элиты становится системным, а репрессии против как отдельных представителей, так и целых групп истеблишмента - особенностью кадровых ротаций Астаны.


Ожидания
Второй квартал года, по всей видимости, будет посвящен решению проблемы однопартийного парламента. Слухи о скором роспуске и назначении новых выборов превратились в некую уверенность, общество в целом готово к новым выборам.
Продолжение передела собственности и сфер влияния, вероятно, выльется в новые репрессии или приведет к бегству других ключевых представителей элиты. Вряд ли чиновники типа Храпунова будут уходить в оппозицию, для них предпочтительней бегство - или условный приговор, которым, скорее всего, отделается и Кулекеев. Если дело вообще дойдет до суда. Судя по суетливости финпола, опасность чувствует его руководитель, так что мы можем в своих предположениях включить С. Калмурзаева в список представителей элиты, которых мы не досчитаемся, подводя итоги уже следующего квартала... 

http://www.dialog.kz/?lan=ru&id=81&pub=1001


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение