Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Размышления о статье Ю. Афанасьева «Возможна ли сегодня в России либеральная миссия?»

17.04.2011

Автор:

Теги:

Размышления о статье Ю. Афанасьева «Возможна ли сегодня в России либеральная миссия?»
Судьбы Русского мира
Виталий Журавлёв 
 
В марте – апреле с.г. радиостанция и сайт радио «Свобода» транслировали любопытной материал известного интеллектуала «перестройки» Юрия Афанасьева под названием «Возможна ли сегодня в России либеральная миссия?».

 В нём он даёт критическую характеристику нынешнего положения вещей: государство оказалось фактически приватизированным очень узкой группой лиц; «силовые структуры» возглавили преступную «вертикаль» и «крышуют» по всей стране организованные преступные группировки. Действия существующей власти – в том числе и в первую очередь корыстные, хотя и оформленные законодательно – окончательно превратили народное хозяйство страны в сырьевой придаток мировой экономики, бизнес стал паразитическим и компрадорским; население России полностью исключено из экономической и политической жизни. Флагманы этого придатка вместе со всей российской элитой стали российской паразитической компрадорской составляющей мировой экономики. Социальные последствия действий власти, полагает автор, сделали угробление России уже необратимым.

 Афанасьев пытается отыскать причины столь кризисного положения вещей. Он вводит понятие «Русская система». Ценность данного понятия, пишет он, заключена в возможности системного подхода, основанного на целостном, синтетическом видении культурно-исторической реальности. С точки зрения данного «синтетического подхода», Россия достигла к концу ХV века предела в своем развитии – и в плане общественного сознания, и в плане социально-политического устройства. Это произошло, когда множество разрозненных, изолированных локальных миров, разбросанных на огромном лесостепном и болотистом евразийском пространстве, были насильственно соединены в одно большое общество, ставшее одной страной и единым государством. Соединение различных миров, представленных к тому же разными этносами – угро-финским, восточнославянским, тюркским и монгольским, – произошло не естественным путем, а извне и насилием. Русский мир тем самым уже при рождении оказался болезненно и, как показывает история, неизлечимо расколотым. Такое единое государство не могло стать ничем иным, кроме как идеократической империей, феодального или полуфеодального еще типа. Это стало цивилизационной нормой для России, которая воспроизводится и в настоящее время.

 Одновременно в российской истории, отмечает Афанасьев, происходило насильственное «навязывание» внешних идей, таких как: «крещение огнем и мечом», внедрение славянской грамоты «кириллицы» и марксистских догм. В начале XX века обрушилась отжившая свое и неспособная отвечать на вызовы времени Русская Система. Большевикам удалось протащить Русскую Систему еще на семьдесят с лишним лет. Эксперимент обошелся в сотни миллионов жизней и обернулся нравственным уродством всего населения. В конце ХХ в. с Россией в цивилизационном и общекультурном плане случилось то же самое.

 По мнению Афанасьева, не отдавать себе в этом отчёт могут только «системные либералы» – «догматики и фарисеи, сгущающие такой туман интеллектуальной истматовско-либеральной смесью и неспособностью (или нежеланием) посмотреть и увидеть незамутненным взглядом Россию, ее власть и свое место в ней».

 Остановимся пока здесь. Обратим внимание, что введение в оборот понятия «Русская система» или «Русский мир», использование при историческом анализе цивилизационного системного подхода, принадлежит, естественно, не Ю. Афанасьеву и упоминаемой им интеллектуальной группе. Приходилось и ранее отмечать: принципиальным моментом в концепции «Русского мира» является то, что она создаётся не с чистого листа, а опирается на значительный русский и зарубежный научный потенциал, связанный с разработкой теории цивилизационного плюрализма.

 В частности, он во многом основывается на теории культурно-исторических типов, основателем которой является русский учёный Николай Данилевский в работе «Россия и Европа» (1871г.). В основе выделения самобытных цивилизаций лежит своеобразное сочетание в каждой из них четырёх основных элементов: культуры, религии, политического и общественно-экономического устройства.

 Русский историк Василий Ключевский указывал на влияние географического природного фактора в междуречье Оки и верхней Волги при формировании великоросской народности, наряду с этнографическими факторами слияния русских колонистов Киевской Руси с финским туземным населением.

 По мнению русского учёного Георгия Вернадского, географической основой русской истории являлись четыре климатические зоны: тундра, лесная зона, степь и пустыня. Он отмечал, что прошлое России - Евразии сводилось к «соотношению леса и степи». Это были попытки объединения «леса» и «степи» (до 972 г.), затем (972-1238 гг.) - равная борьба «леса» (оседлых славян) и «степи» (кочевников). В монгольский период (1238-1452) «степь» победила «лес». Но уже с середины XV в. «лес», превратившийся в Московское царство (1452-1696 гг.), взял реванш над «степью», и закончилось все это объединением «леса» со «степью» (1696-1917).

 Николай Трубецкой в своей работе «Европа и человечество» (1920 г.), а также в других работах отмечал, что для европейцев характерен крайний психологический эгоцентризм. При этом русский учёный не отрицает самой возможности взаимодействия культур. Он пишет, что смотря на романо-германскую культуру лишь как на одну из возможных культур, остальные народы могут взять из неё те элементы, которые им понятны и удобны, и в дальнейшем свободно изменять эти элементы применительно к своим национальным вкусам и потребностям, совершенно не считаясь с тем, как оценят эти изменения романо-германцы со своей эгоцентрической точки зрения.

 Политологи, социологи и философы самых различных школ и направлений, от Т. Парсонса до С. Хатингтона и от П. Сорокина до Э. Гидденса, К. Маркса и др., указывали, что интеграция общества достигается за счёт наличия среди его членов общих культурных (идеологических) ценностей. Соответственно, ценности ложатся в основу политического целеполагания, а экономический базис и население являются ресурсом для достижения этих целей.

 В свете этого, сам по себе системный цивилизационный подход как теоретический метод исторического анализа и использование Ю. Афанасьевым понятий «Русская система», «Русский мир» представляются оправданным. Это почувствовали и российские западники, которых Афанасьев довольно точно назвал «системными либералами». За что получил от них соответствующую «чёрную метку»: «западник Афанасьев прощается со своими западническими заблуждениями и выводит на сцену особый путь России, в котором нет ничего особенного по сравнению с предыдущими описаниями этого особого пути русскими славянофилами, почвенниками и другими русопятами».

 В свою очередь, напомним, что Н. Данилевский в выше упомянутой работе, ёмко и точно охарактеризовал «европейничанье» как «болезнь русской души».

 Итак, есть все основания утверждать, что Русский мир обладает своими культурными кодами, которыми обозначается система культурных символов, в таких сферах как: религия, традиции, язык, обычаи, национальные особенности психического склада, представления о добре и зле, отношение к собственной истории и т.д. Русский мир как реальность существует в сознании сотен миллионов людей, обладающих русскими кодами на определённой территории, и связан с историческими процессами на этой территории. С онтологической точки зрения, имеет место в мировой истории непрерывность русской государственности: Киевская Русь – Московское царство Российская империя – Советский Союз – Российская Федерация и постсоветское пространство. Имеет смысл говорить о русской территории, русской культуре, русской истории как неотъемлемых атрибутах Русского мира.

 Однако, с априорно негативными утверждениями Ю. Афанасьева в отношении Русского мира, например, что христианство навязано извне русскому народу огнём и мечом, нельзя согласиться. Это тем более важно, что, как констатировал русский философ Иван Ильин: «Значение Православия в Русской истории и культуре определяющее. Достаточно признать, что тысячелетняя история России творится людьми христианской веры; что Россия слагалась, крепла и развёртывала свою духовную культуру именно в христианстве, и что христианство она восприняла, исповедала, созерцала и вводила в жизнь именно в акте Православия».

 Обратимся к фактам. Как известно, по предположению автора древней Повести о Русской земле, значение слова «Русь» первоначально обозначало варяжское племя, из которого вышли первые русские князья. Позднее русью стали называть княжескую дружину, а затем Киевскую область, где она располагалась. Только в XI и XII веках это слово, как пишет В. Ключевский, стало обозначать всю территорию подвластную русским князьям. Христианство на Руси было принято в 988 году н.э. Естественно, причины его принятия были и духовные, и культурные, и политические. Вполне объяснимо, что для части славянского населения, в силу опять же различных причин, было сложно или неприемлемо отказываться от старых языческих верований. Конкретные обстоятельства тех событий должны изучаться историками. Для исторического анализа становления Русского государства, Русского мира и Православия на Руси принципиально важно другое: они возникают, в дальнейшем существуют и развиваются как единое целое. Это не означает, что не было самобытного языческого периода среди восточных славян. Просто Перун не имеет прямого отношения к Русскому миру как цивилизации.

 Кстати, тезис Афанасьева, что Россия до сих пор территория торжествующего язычества, не соответствует реальности. Термин «торжествующее язычество» следует скорее отнести к современной Европе, особенно со времени 2-го Ватиканского Собора (1965 г.), где христианские конфессии юридически и информационно оттеснены в социокультурное гетто. Это явилось во многом следствием тех самых «событий-сдвигов» (Возрождение, Реформация и Просвещение), которыми восхищается Афанасьев.

 На следующем историческом этапе, после падения Константинополя в 1453 году, принятие доктрины Третьего Рима означало для Московии не только подтверждение духовных Православных основ, но и тесно с ними связанную геополитическую евразийскую доктрину, которая в итоге привела к возникновению из относительно небольшого в XV веке периферийного европейского государства крупнейшей в мировой истории континентальной Российской Империи.

 Представляется неприемлемым с точки зрения объективности априорное утверждение Афанасьева о традиционной русской нравственности, в которой с одной стороны постоянное нарастание властного начала и его враждебности к населению, а с другой стремительное увядание активности самого населения, нарастание его подавленности и безразличия. По Афанасьеву получается, что Российскую империю, от Финляндии до Аляски включительно, создал «рабский» «безынициативный» русский народ. Этот же «рабский» народ вышел победителем во Второй мировой войне, первый в истории человечества осуществил прорыв в космос, создал литературу мирового значения и т.д. Видимо, «русская нравственность» всё-таки не объективно охарактеризована Афанасьевым.

 Откуда эти противоречия? Ю. Афанасьев смешивает два понятия: «Русская система» и «Русский мир». При этом основные социально-политические атрибуты современного положения вещей в России - власть паразитического компрадорского капитализма, он даёт верно. Точно определяется и идеология господствующих групп: придворный «системный либерализм», проповедующий теории, понятия, категории и ценности характерные не для России, а для Западной Европы.

 Добавим к этому, что русские являются крупнейшим в мире народом, который наряду с тамилами и курдами не имеет национальной государственности. Закономерен вопрос: если Россия это национальная федерация и представляет собой союз народов, то где русский народ как полноправный участник этого союза? Если Россия это союз территорий, то, как быть с наличием национально-государственных образований в составе федерации? Русский народ вымирает, (обратим внимание, значительно быстрее остальных народов Российской Федерации), политической и правовой субъектности не имеет, природными ресурсами страны не распоряжается, фактически является ресурсным человеческим материалом для реализации интересов чуждых ему в духовном, социальном, культурном и других отношениях групп.

 Почему это называется «Русская система»? Предложение в лексическом плане должно выражать законченную мысль, мысль должна соответствовать звуковой форме. Назовём вещи своими именами: есть «Русский мир» как цивилизация и есть «антиРусская система» в нынешнем социально-политическом измерении.

 А вот с чем можно согласиться с Ю. Афанасьевым, так это с его итоговым утверждением, что нужно «реабилитировать, во всяком случае, попытаться это сделать - репутацию свободы в России». Добавим, вкладывая в понятие свободы тот смысл и то значение, который соответствует ценностям Русского мира.

 http://www.svobodanews.ru/content/article/2346346.html
 Виталий Журавлёв. О единстве Русского мира. Доклад на учебно-научном семинаре института Русской истории «Русский мир» и постсоветское пространство» //http://www.ia-centr.ru/archive/public_details7ba9.html?id=984
 Михаил Берг. Плач антиглобалиста по Святой Руси http://www.ej.ru/?a=note&id=10923
 Ильин И. О православии и католичестве//О грядущей России: Избранные статьи/ М.Воениздат,1993. С.309

 

http://www.russkie.org/index.php?module=fullitem&id=21512

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение