Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Приднестровье: введение в тему

31.03.2011

Автор:

Теги:
Приднестровье: введение в тему
Об итогах международной конференции «Восточная политика Румынии в прошлом и настоящем»

 
24-25 марта в Тирасполе прошла международная научно-практическая конференция «Восточная политика Румынии в прошлом и настоящем», организованная совместно Приднестровским Государственным университетом им. Т.Г.Шевченкои Российским институтом стратегических исследований. Об этом мероприятии корреспондент портала «Россия и соотечественники» побеседовал с исполнительным директором АНО «ЦПТ «ПолитКонтакт» Андреем Медведевым.

- Андрей, поделитесь вашими впечатлениями о прошедшей конференции в Тирасполе, в которой вы приняли участие.

- Мне хотелось бы начать, прежде всего, с того, с каким настроением я ехал на эту конференцию. На мой взгляд, это важно, потому что в Приднестровье я побывал впервые в жизни, и мои заочные представления, возможно, отражают взгляд российских обывателей, которые никогда вплотную не сталкивались с темой приднестровско-молдавского урегулирования.

- Интересно. Давайте последуем вашему сценарию изложения.

- Прежде чем ехать на Конференцию, я, естественно, попытался ознакомиться с сутью проблемы методом кабинетного анализа. В его рамках япрочитал одну кандидатскую диссертацию, посвященную Приднестровской проблеме. Это кандидатская диссертация Натальи Харитоновой, российского эксперта, которая достаточно известна и в Приднестровье, и в России, и вЕвропе. На мой взгляд, у нее получилась интересная работа, описательнаячасть которой позволяет достаточно подробно познакомиться с сутью проблемы.

Вторым источником «вхождения в тему» мною был сознательно выбран доклад №175 от 17 августа 2006 года многим известной «Крайсис Групп» (ICG) «Неясное будущее Молдовы». Дело в том, что, достаточно долгое время прожив в Средней Азии, я имел возможность достаточно подробно познакомиться с деятельностью этой международной аналитической организации в данном регионе. И, изучая ее итоговые отчеты по той или иной тематике, я всегда восхищался скрупулезностью, подробностью собранного фактического материала, и ровно настолько же возмущался несоответствием данному материалу итоговых выводов и сознательной утопичностью предлагаемых рекомендаций. То есть, в моем понимании, ICG -это ни что иное, как достаточно эффективный инструмент формирования информационного пространства в интересах, прежде всего, США, так как сама эта организация лишь внешне «международная». При этом я продолжаю суважением относиться к «творчеству» данного коллектива, потому что считаю, что ни Россия, ни ее стратегические партнеры в публичном информационном пространстве до сих пор не создали ничего похожего, что по своему качеству исполнения могло бы конкурировать с отчетами «КрайсисГрупп».

Так вот, прочитав названный отчет, среднестатистический обыватель может прийти к следующим представлениям:

- Первое. Приднестровье – по своей сути – это узкая, абсолютно незначащая полоска земли между Украиной и Днестром, некий «осколок» былого единого пространства канувшего в Лету СССР, сплошь коррумпированный, и живущий во многом благодаря контрабанде через украинско-приднестровскую границу. В качестве примера приводится факт того, что через эту границу перевозятся в неимоверных количествах замороженные цыплята и другие продукты питания, и только по этой одной статье бюджет Украины ежегодно недосчитывается более 35 миллионов евро ввиде неуплаченных таможенных сборов. Приводятся и иные цифры – в частности, о том, что «по собранным данным с октября 2005 г. по апрель 2006 г. приднестровские компании импортировали 42 тыс. тонн цыплят черезукраинскую границу, что эквивалентно 70 кг мяса на каждого приднестровца. Для сравнения: средний немец съел 11 кг цыплят за весь 2004 г. Следовательно, большинство цыплят, импортированных в Приднестровье, было незаконно реэкспортировано».

Фактически, суть замороженного конфликта весьма умело и со знанием дела подменяется яркими иллюстрациями контрабанды замороженных продуктов питания. В качестве еще одного примера цитата из доклада: «Зимой 2005-2006 гг. на льду озера на приднестровской границе был задержан человек, впрягшийся в сани с грузом мороженого кальмара стоимостью в несколько тысяч долларов». Согласитесь – для восприятия обывателем удачный сюжет: «Зима, метель, граница, и поток контрабандистов, впрягшихся в сани везет тонны замороженных детей курицы и лишившихся перспективы карьеры предсказателя Пауля замороженных осьминогов».

- Второе. Лишь миссия EUBAM, начавшая свою работу в конце 2005 года, несмотря на ее слабое финансирование и ограниченный личный состав (хотя,на мой взгляд, 101 сотрудник во главе с венгерским генералом Ференцем Банфи – это не так уж и мало, как и бюджет на их содержание) смогла кардинально исправить ситуацию на границе. Несмотря на то, что фактически она не выполнила своей миссии, официальная цель которой (цитирую) «состоит в том, чтобы противодействовать таким преступным действиям как торговля людьми, контрабанда и торговля оружием», тем не менее, «обнаружила серьезные недостатки в сфере управления по обеим сторонам границы и сделала множество рекомендаций для правительств Молдовы и Украины с целью повышения уровня пограничной охраны до уровня,присущего остальной части Европы».

Как «естественный» вывод из данного посыла – рекомендация «продлить мандат EUBAM на несколько лет и получить согласие на создание совместныхс Молдовой таможенных постов, как на молдавской территории, в областях,контролируемых Молдовой, так и на украинской территории между Украиной иПриднестровьем».

- Третье. Размещение российских миротворцев является чуть ли не главным препятствием молдавско-приднестровского урегулирования. В связи с этим, не «заморачиваясь» поиском аргументов, подтверждающих данный посыл, следует очередная рекомендация: «Согласовать с Молдовой, ЕС, США, ОБСЕ идругими сторонами размещение ограниченного международного контингента по поддержанию мира и/или полицейских сил, в которых приняли бы участие ЕС, Россия и другие заинтересованные государства, и, соответственно, вывести все имеющиеся в Приднестровье российские войска».

Третьим источником моего понимания перед поездкой были материалы российских СМИ, в основном ИА REGNUM .Их суть в основном заключается в том, что «Запад в последнее время ищетлюбую зацепку, чтобы вынудить Тирасполь капитулировать». При этом Кремль, «выклянчивая отмену визового режима между РФ и ЕС», готов «сдатьПриднестровье», подтверждением чему является факт, что «Румыния, устамиМедведева, в одночасье из "врага" превратилась в "сторону", от которой зависит успех молдавско-приднестровского урегулирования». И есть все предпосылки к тому, что «это очень похоже на то, что обещал некогда в обмен на вывод из Германии Центральной группы наших войск канцлер ФРГ Гельмут Коль своим друзьям - Михаилу Горбачеву и затем Борису Ельцину. Ксожалению, в обоих случаях Россию обманули, причем достаточно грубо; обещания, как и сейчас, оказались лишь сказанными за столом пустыми словами, не оформленными никакими документами. Сейчас, очевидно, Москве предлагается практически то же самое, а именно: попытка использовать идею российского руководства о создании стабильной системы европейской безопасности в обмен на словесные заверения эту идею в дальнейшем поддержать. А за это выбить из Москвы односторонние уступки в Приднестровье. Но ясно, что сразу после вывода войск из Тирасполя все вновь пойдет по уже накатанной схеме. Скажем, одна из стран Европы вдругзаявит, что Германию никто не уполномочил поддерживать российские инициативы в одиночку, без согласия других членов ЕС и НАТО, и наложит вето на всякие обсуждения этого вопроса».

Извините за длинное вступление, но именно с таким настроением я ехал на конференцию. Фактически, с настроением обывателя, которому «и так все понятно».

- Ну, на самом деле, «обывателя» подготовленного.

- Тем не менее, именно обывателя, подвергшегося обработке расхожими штампами о малой значимости Приднестровья для интересов России. Настроением обывателя, который в силу увлечения кабинетным анализом далеко не всегда вооружен пониманием того, что «безопасность России начинается отнюдь не у ее границ, она начинается у границ Приднестровья,Абхазии, Южной Осетии, других государств, которые являются истинными еесоюзниками».

- Так понимаем, что участие в конференции смогло изменить ваш настрой.

- Безусловно. И в этой связи мне бы хотелось поделиться впечатлениями. Их достаточно много, поэтому всего лишь основными из них.

В первую очередь, об атмосфере самого мероприятия. Необходимо подчеркнуть, что эта атмосфера носила сугубо научный характер. Конструктивность состоявшегося разговора продемонстрировала то, что мероприятие, организованное именно в Приднестровье, и в котором мне посчастливилось принять участие, не носило анти-румынского либо анти-молдавского характера. К сожалению, приглашенные румынские ученые не приехали, потому что, с их слов, для участия в конференции им потребовалось официальное разрешение румынского МИДа, что само по себе удивительно. То есть, фактически получилось, что они не приехали не по научному, а по политическому мотиву. На мой взгляд, это неправильно. Позиция румынских ученых по рассматриваемому вопросу была бы услышана и отражена и в стенограмме мероприятия, и в итоговом сборнике материалов конференции. Что было бы логичным. Тем более, как я понял из содержания одного из докладов, имеется положительный опыт взаимодействия российскихи румынских ученых. В частности, это выпущенные два тома совместного сборника архивных дипломатических документов «Советско-румынские отношения. 1917-1941 г.». Опять же, насколько я понял, данный проект осуществлялся под эгидой МИДов России и Румынии и явился первым опытом сотрудничества внешнеполитических ведомств двух стран. Почему этот опыт не продолжить и с участием приднестровских ученых? Тем более что именно наука должна раскрывать те нюансы, которые скрываются зачастую лукавыми политиками различных сторон, и в этом плане наука должна быть независимой от политической конъюнктуры того или иного отрезка времени.

Следующий момент, который меня поразил – это качество участия в мероприятии студентов Приднестровского государственного университета. Поверьте, я бываю на многих мероприятиях, и когда вижу в актовом зале студентов, часто приходит на ум мысль – «ну вот, опять заполнили ими пустующие места». И мне приходилось неоднократно видеть откровенно засыпающих студентов или, скажем прямо, через 15 минут после начала мероприятия со свойственным им юношеским задором штурмующих закрытые швабрами двери. Так вот, на мероприятии в Тирасполе я этого не увидел. Само мероприятие было разбито на две части – историческую и политологическую, которые проходили в разных помещениях, и участие студентов во второй части было необязательным. Так вот, оба помещения были забиты до отказа, студенты слушали с интересом, задавали вопросы, зачастую нарушая регламент. При этом я убежден, что уровень конференции нельзя создать искусственно, его определяет готовность среды обсуждать вопросы, вынесенные в повестку дня конференции. И в этом плане мероприятие в стенах ПГУ действительно удалось.

На что я еще обратил внимание – это сам университет, его руководители, профессорско-преподавательский состав, деятельность научно-исследовательских лабораторий. Поверьте, впечатление непередаваемое. Особенно, если понимать, что мы сейчас живем в жестоком мире конкурентной борьбы не только за доступ к углеводородам и за маршруты их транспортировки, но и в конкурентной атмосфере интеллектуальных технологий, в борьбе за умы подрастающих поколений. Таквот, ПГУ на фоне всеобщей «дебилизации» нашей молодежи через привнесенные извне «стандарты» образования видится учебным заведением, достойным подражания. Сохранив многоязычие, насыщенность научного духа, традиции русского образования, продолжая издавать учебные пособия на исконной графике молдавского языка, данное учебное заведение сохраняет не только русский дух, но и цивилизационную идентичность молдавского народа. По выражению одного из участников конференции, университет в Тирасполе сохранил себя под натиском влияния постмодернизма, основанногона фальсификации истории, двойных стандартах и подмене понятий. Университет сохранил возможность воспитать новое поколение в духе исторической справедливости. И в этом плане он достоин того, чтобы на него равнялись другие ВУЗы на постсоветском пространстве.

Отдельная тема – представительность и внимание к Конференции. Необходимоотметить, что в ее работе от начала до конца принял участие министр иностранных дел Приднестровской Молдавской республики Владимир Ястребчак, а на второй день – российская делегация была принята ее вице-президентом Александром Королевым. По окончании первого рабочего дня – председателем Верховного Совета Анатолием Каминским. Приветствие участникам конференции направил Президент Приднестровской Молдавской республики Игорь Смирнов. В работе первого дня принял участие Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Республике Молдова Валерий Кузьмин. Достаточно широко на конференции были представлены хорошо известные молдавские и украинские ученые. Костяк прибывшей из России делегации составили сотрудники Российского Института стратегических исследований при Президенте Российской Федерации во главе с руководителем института Решетниковым Евгением Петровичем. Кроме того, в конференции приняли участие представители МГИМО, Фонда «Исторической Памяти», Фонда «Русский мир», АНО «Институт русского зарубежья».

Но на самом деле значение имеют не громкие имена, а содержательность докладов. Опять же, часто бывая на различных форумах, мне доводилось неоднократно дискутировать, в том числе и на сайте Института русского зарубежья ,по поводу качества российского сообщества, называемого экспертным. На мой взгляд, с соответствием данному понятию у нас не все в порядке. Однако в Тирасполь приехали именно профессионалы, содержание докладов которых должно быть максимально растиражировано и доведено до максимально широкой аудитории. И в этом плане руководителю РИСИ остаетсятолько пожелать успеха в том, чтобы начатая в 2009 году реформа данной структуры действительно смогла устранить разрыв между квалифицированным экспертным сообществом и государственным административным уровнем принятия судьбоносных политических решений.

- Кстати, каким образом была освещена в СМИ работа этого мероприятия, которому вы даете столь высокую оценку?

- Из прозвучавшего я понял, что по результатам состоявшегося обмена мнениями между российскими, приднестровскими, молдавскими, украинскими экспертами, услышанных оценок, озвученных предполагаемых сценариев дальнейшего развития обстановки в регионе и связанных с каждым из них рисков, руководством РИСИ будет составлена аналитическая записка для руководства РФ. Кроме того, будет издан сборник материалов конференции, смонтирован видеоролик о ее работе, которые будут размещены на сайте РИСИ.

- Вы считаете, что этого достаточно?

- И да, и нет. С одной стороны, посещаемость сайта РИСИ зашкаливает за 3миллиона посетителей в месяц. Это, безусловно, много. С другой стороны –эффект от подобного рода качественных по содержанию мероприятий заключается в их регулярности. Кроме того, содержание самих прозвучавшихдокладов, давших академическую основу обсуждению комплекса имеющихся региональных проблем, теперь должно быть использовано в ходе серии дискуссионных мероприятий несколько иного характера. В том числе в формеконструктивного диалога с обязательным участием румынских экспертов. Ну, не приехали они в Тирасполь, в Приднестровский госуниверситет, но в Кишиневе, Киеве, Бухаресте, Москве, да где угодно, с ними можно продолжить обсуждение насущных проблем. Во многих проектах, в которых мне приходилось лично участвовать, есть один существенный недостаток – проведя успешную конференцию, и получив качественный продукт, в том числе в виде содержательного итогового сборника, мы уделяем недостаточноусилий дальнейшему продвижению прозвучавших идей. Таким образом, сделавхороший старт, мы теряем темп, а потом и наступательность наших идей в целом. В этой связи становится понятным, что даже РИСИ в одиночку желаемого результата достичь невозможно, в связи с чем своеобразную «эстафетную палочку» необходимо подхватывать менее мощным и менее академичным структурам, которые разделяют нашу идеологию понимания национальных интересов России.

- В чем на ваш взгляд она состоит в отношении Приднестровья?

- Если коротко, то на конференции прозвучал прекрасный образный тезис, заключающийся в том, что «Приднестровье – это не осколок, это кристалл».

- Интересно. А о самом содержании конференции, что вы можете сказать?

- Постараюсь тезисно и только то, что дошло до моего понимания. Повторюсь, понимания человека, никогда профессионально не занимавшегося проблемой Приднестровья.

Во-первых, из содержания докладов следовало, что за 20 последних лет, тоесть за те годы, что мы живем в до сих пор непонятном нам мире, Румыниянаучилась из такого порядка извлекать для себя максимальную выгоду. Эффективно используя свое членство в НАТО и ЕС, Румыния фактически сталаменеджером западной политики, и, прежде всего, США на европейской частипостсоветского пространства, отодвинув при этом Польшу и Украину, видевших на определенном этапе именно себя в этой роли. Первоначально Франция, Италия и Испания были основными лоббистами Румынии в ЕС, но после того, как Румыния заручилась поддержкой США, для перечисленных стран Румыния стала своеобразным инструментом американской политики в отношении «старой Европы». Тем не менее, с точки зрения самой Румынии, она, как среднее, и даже малое восточно-европейское государство, смогла вкороткие сроки в политическом плане очень быстро заработать капитал и извлечь максимум прибыли. В этом плане Румыния превзошла саму себя даже по отношению к результатам Первой мировой войны, когда полученные дивиденды, в том числе в виде увеличения собственной территории более чем в два раза, превысили ее военные и экономические ресурсы. То есть, вновой политике Румынии в отношении Молдавии и Украины, на самом деле побольшому счету нет ничего нового – те же отсутствие сентиментальности, расчет на выгоду, игра на двух столах, вытаскивание каштанов из огня чужими руками.

Во-вторых, исторический опыт самой Румынии показал, что от расширения еетерритории румынский народ жить лучше не стал, а само румынское государство оказалось неспособным удержать приобретенные территории, опять же, в силу отсутствия адекватных для этого военных, политических иэкономических ресурсов. Из этого складывается понимание того, что термины «Великая Румыния» и «Большая Румыния» – абсолютно разные вещи, ина самом деле «Большая Румыния» как политический проект (инструмент в чьих-то руках), имеющий внешнее управление и направленный уже не только против православно-славянского мира, но и заточенный против «старой Европы», самим румынам не нужна. Впрочем «Большая Румыния» не нужна и ЕС, так как и существующая Румыния, не имеющая дружественных отношений ни с одним из граничащих государств, хлопот доставляет достаточно.

В-третьих, на данный момент есть четкое понимание активной экспансионистской политики Румынии в отношении Молдавии и Украины. Причем, политики достаточно результативной.

Вместе с тем, Украина фактически сдала все ключевые позиции Румынии и продолжает оставаться объектом ее экспансии (в частности, через продолжающуюся практику веерной раздачи румынских паспортов). К сожалению, после смены власти на Украине в ее внешней политике продолжается практика подмены идей евроинтеграции евроатлантизмом. Во многом благодаря тому, что со сменой власти внутри украинского госаппарата и экспертного сообщества евроатлантисты сохранили большинство ключевых позиций.

Румыния, с точки зрения Украины, стала региональным конкурентом, например, в выборе маршрутов транспортировки азербайджанских углеводородов. Румынией инструмент политической экологии эффективно используется для выдавливания Украины из транспортных коридоров. Несмотря на то, что территориальные претензии к Украине Румынией не предъявляются, ею, с учетом особенностей соглашений о делимитации границы под предлогом углубления фарватера, создаются предпосылки для оспаривания еще 6 островов, принадлежащих сегодня Украине. В отношении Украины Румыния использует двойные стандарты и в национальном вопросе. Содной стороны, требует 20%-ной квоты в госаппарате для румын, компактнопроживающих на территории Украины, однако никоим образом не рассматривает аналогичные подходы к нацменьшинствам (украинцам, гуцулам,русинам), компактно проживающим на территории Румынии.

Размещение американской военной базы на территории Румынии создаст дополнительные возможности для наращивания агрессивной гуманитарной политики в отношении Украины. Румыния не заинтересована в интеграции 100тысяч украинцев Приднестровья, а в случае поглощения Молдавии Румынией создается предпосылка вооруженного конфликта межу Румынией и Украиной. Вэтой связи Украина должна быть заинтересована в недопущении возможноститакого поглощения.

Что касается политики Румынии в отношении Молдавии, то история их совместного нахождения в рамках «Большой Румынии» показала, что Молдова была лишь объектом извлечения максимальной выгоды, а сами молдаване в рамках идеологии «Великой Румынии» являлись «людьми земли». То есть речио развитии Молдовы и ее народа изначально не шло. Именно в этой связи сама политика Румынии XX века подталкивала молдаван к сближению с Россией и самоидентификации, как отличных от румын.

Тем не менее, в настоящее время в отношении Молдавии Румыния проводит наступательную политику, направленную на ее поглощение. Нынешняя политическая элита Молдавии поддерживает курс на ликвидацию самобытной государственности Молдовы, несмотря на то, что лишь 7% ее населения считают себя румынами. На поглощение Молдавии Румынией эффективно работают каналы взаимодействия по линиям межправительственной комиссии, межпарламентской ассамблеи, сотрудничества на уровне МВД, МО, советнического аппарата (в том числе на конференции упоминался факт нахождения в окружении ВРИО президента Республики Молдова представителя румынских спецслужб). Определенного рода кульминацией данного процесса призвано стать планируемое первое совместное заседание молдавского и румынского правительств.

К настоящему моменту более 120 тысяч граждан Молдавии получили румынские паспорта, около 800 тысяч стоят в очереди на их получение. Румынские паспорта имеют все члены молдавского правительства. Румынская православная церковь, получая прямую помощь от своего государства, активно проводит церковную экспансию, в том числе, имея уже сейчас на территории Молдавии 3 прихода. Несмотря на тяжелое экономическое положение в самой Румынии, с ее стороны выделяются гранты молдавским творческим союзам, в ближайшее время Румыния готова выделить около 100 млн. долларов США на поддержку молдавской науки через ее вовлечение в совместные проекты. В 2010 году одна из трех общенациональных телевизионных вещательных частот Молдавии передана румынскому каналу. Кроме того, в Кишиневе работают еще 4 прорумынских канала, лишь формально оставаясь молдавскими. Более 15 печатных изданий Молдовы напрямую финансируются из Румынии. Правительством Румынии выделено 6000 именных стипендий для представителей молодежи, желающих получить высшее образование в румынских ВУЗах. В Молдавии активно действует ассоциация выпускников румынских ВУЗов.

Перечисленное не является исчерпывающим перечнем элементов атакующей румынской политики в отношении Молдавии, в связи с чем на конференции прозвучало, что процесс румынизации приобрел масштабный, а, по мнению, как минимум, двух экспертов, необратимый характер. Хотя, судя по обсуждению в кулуарах, «необратимость» данного процесса все же остается кажущейся.

При этом существует заблуждение о том, что в случае объединения Приднестровья с Молдовой их поглощение Румынией никогда не произойдет. Даже в случае изменения статуса российских миротворцев (не говоря уже обих полном выводе), нет никаких гарантий, что Приднестровье не будет в считанные месяцы или даже недели «зачищено». На самом-то деле реальным якорем окончательного поглощения Молдовы Румынией является все же та часть именно молдавской элиты, которая реально боится делиться властью иоказаться людьми третьего сорта в своей стране.

В-четвертых, с учетом вышесказанного, имеется четкое представление о перспективах, как минимум, трех возможных сценариев.

А) Сохранение существующего статус-кво. Однако его сохранение неможет продолжаться вечно. Прежде всего, из-за продолжающейся румынизации Молдовы, о которой сказано выше. Во-вторых, по той причине, что Россия подвергается политическому давлению по поводу необходимости разморозить приднестровский конфликт. Любая попытка сохранить существующий статус-кво подвергается, и будет подвергаться нарастающему давлению со стороны США, а также со стороны позиций евроатлантического влияния внутри «старой Европы» по отношению к России. Параллельно с этимЕС выделяет в текущем году 15 млн. евро на развитие социальных сетей в Приднестровье. Колоссальные средства для «узкой полоски земли».

Б) Поглощение Приднестровья Молдовой в случае ухода российских миротворцев, либо изменения их статуса, либо полной замены «международным» контингентом. Реализация данного сценария будет означатьфактическое повторение уже пройденного урока взаимоотношений Г.Коля и М.Горбачева. Только теперь в обмен на ни к чему не обязывающие обещания обезвизовом режиме между ЕС и Россией, либо о поддержке российской идеи осоздании стабильной системы европейской безопасности, либо о поддержке на предстоящих президентских выборах, от России потребуют «сдать» Приднестровье.

В) Балканизация региона со всеми вытекающими последствиями, прежде всего, для Украины и России. На конференции также прозвучал тезисо том, что идеология и опыт «Железной гвардии» Николая Йорга в настоящее время оказалась востребованной не только в Румынии, но и в самой России. Не исключено, что развитие подобного сценария будет иметь неблагоприятные последствия не только для тех, кто примерит на себя рольвторого Горбачева, но и для всей восточнославянской цивилизации, отличающейся излишней для себя комплиментарностью и толерантностью к иным мирам.

- Бесперспективную картину вы описали…

- На самом деле происходит то, что и должно было происходить в условияхцеленаправленной идеологической обработки, которой подверглось, прежде всего, молодое поколение Молдавии, той обработки, которая заполнила вакуум после развала СССР и была направлена на трансформацию базовых ценностей, в том числе дружбы и единства народов. Приднестровье именно потому является не осколком, а кристаллом, что пока смогло выстоять под данным натиском. И именно в Приднестровье до сих пор проживают и молдаване, и украинцы, и русские, и представители иных народов, и все они в Приднестровье ощущают себя приднестровцами.

- Но ситуация выглядит так, что ничего уже сделать и исправить нельзя...

- На самом деле не все так безнадежно, как кажется сейчас. Понимание того, что произошло и происходит, это уже что-то. Кроме того, даже всеголишь одна качественная конференция уже внесла вклад в ответ на вопрос –«почему это происходит»?

- Подождите, но об этом вы ничего не говорили…

- Об этом лучше скажут специалисты. Но, например я, из содержания доклада одного из участников понял, что Россия и Румыния в принципе в Молдавии не являются конкурентами и занимают принципиально разные ниши, имогут дополнять друг друга. Для России Молдова интересна как объект экспансии (в хорошем понимании этого слова) крупного бизнеса – энергетика, металлургия, транспортные коридоры. Румыния, не обладая соизмеримыми с Россией ресурсами, работает на уровне малого и среднего бизнеса, который в принципе не интересен российскому частному капиталу. Вэтой связи, количество совместных молдавско-румынских предприятий несоизмеримо больше, чем молдавско-российских. Кроме того, конечно, 6000тысяч молдавских студентов, обучающихся в Румынии, впечатляют разрывом впорядке цифр по сравнению с 250 молдавскими студентами, обучающимися в российских ВУЗах. На основании данных чисел, действительно, можно говорить о том, что российское присутствие в Молдавии по сравнению с румынским, находится в соотношении 1:100, как было отражено в одном из докладов. Но ведь далеко не всё определяется абсолютными цифрами.

Кроме того, выше мы уже говорили о том, что «Большая Румыния» не нужна Евросоюзу. Да и со стороны «старой Европы» все чаще звучит скепсис по поводу перспектив самого ЕС. Кроме того, не стоит бояться Румынии в ее нынешнем экономическом и политическом состоянии внешнего управления, не имеющей добрососедских отношений с окружающими государствами. В этом плане Украина, Болгария, Венгрия, и даже частично Германия, не говоря уже о Франции, Испании и Италии, при определенных обстоятельствах могут быть естественными союзниками России в вопросе недопущения поглощения Молдавии Румынией. И этих «кроме», наверняка еще очень много, и при необходимости специалисты подскажут, как это сделать. И, как показала эта конференция, в России эти специалисты есть.

Хочу еще раз подчеркнуть, что в Тирасполь приехали именно профессионалы,содержание докладов которых должно быть максимально растиражировано и доведено до максимально широкой аудитории. Главное теперь, чтобы мнение реального, а не мнимого экспертного сообщества было доведено до тех, ктопринимает в России реальные политические решения.

Беседовал Иван Корнев
http://russkie.org/index.php?module=fullitem&id=21320

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение