Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Евразийские фронтиры Нурсултана Назарбаева

27.03.2011

Автор:

Теги:
БАКУ, 25 мар - Новости-Азербайджан.

Талят Алигейдар.

3 апреля 2011 года в Казахстане состоятся внеочередные выборы. Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев получит большинство голосов. Народ выкажет «простую» истину: дела, дающие равновыгодный результат, вознаграждаются признанием - искренним и неизбывным. Назарбаев сказал, что не будет проводить электоральной кампании. Он призвал местные власти «заниматься исключительно своими делами». Причина в том, что выборы 3 апреля обытовлены всем ходом жизни, они не более, чем процедурное событие, не поднимающееся выше усредненной рутины. Статус лидера нации Назарбаев заработал в 90-е годы, тогда были заложены основополагающие камни, расставлены важные вехи. Есть резон в том, чтобы не ограничиваться эмпирикой, замечаниями, скользящими по поверхности явлений. Понять феномен Нурсултана Назарбаева - значит оценить его смыслы и применить в практике схожих, однотипных государств на территории бывшего Союза.

Известно, что в моменты катастроф образуются обширные зоны неопределенности, поэтому трудно взвесить достоинства и недостатки образа будущего - все делается впервые. После 8 декабря 1991 года, когда в Вискулях было записано, что «Союз ССР как субъект международного политического права и геополитическая реальность прекратил свое существование», Назарбаев говорил: «Моей подписи под документом все равно не было бы», я бы попытался убедить участников в необходимости консультации с другими республиками. В условиях эйфории и шатания умов Назарбаев выказал незаурядное понимание ситуации. Его не прельстил модно-дежурный склад лозунгов и слов, - он не стал громоздить мусульманский союз среднеазиатских республик и Казахстана. Так он купировал и процесс развала уже новой России: ее тюркоязычные республики не впали в соблазн отделенчества. Это время можно обозначить как процесс невидимого впитывания новых идей и подходов, - неустанная работа государственного ума, привычного к поискам и открытиям.

29 марта 1994 года Назарбаев публично определяет «поле возможного» - это «Евразийский союз». Именно тогда он фактически отмел вариант будущего по рецепту «Вашингтонского консенсуса». В целом пакет требований Запада по устроительству «национального», «демократического», тотально-рыночного государства можно обозначить емким концептом - вестернизация. Принуждение незападных обществ жить по таким правилам, означало сооружение периферийного капитализма и неизбежное крушение таких государств под грузом проблем. Под вестернизацию выдавались реальные кредиты в связке с бесплатными рекомендациями. Вестернизированное государство идентифицирует себя как государство крупных собственников. Но такое государство неустойчиво, потому что сами олигархи не любят его, они предпочитают делать деньги дома, а дома покупать на Западе. Это периферийный анклавный образец евроамериканского капитализма, - уродливый симбиоз ныне гнущийся под ударами protesters.

Чувствовать затаенность исторической силы, присутствующей в судьбинных изгибах текущей жизни - это счастливый дар Назарбаева. Огромная сила разрубила Союз и могла распылить десяток постсоветских осколков, но этого не случилось, благодаря контрдействиям политиков-прозорливцев. В 2003 году Назарбаев вспоминал: «Я вовсю бился с руководством России за то, чтобы Россия не выталкивала бывшие республики СССР из единой рублевой зоны. Тогда, в 1993 году я сделал три заявления о том, что Казахстан желает остаться в рублевой зоне». В ноябре 1993 года Назарбаев договаривался вводить общую валюту с Узбекистаном - безуспешно. Дезинтеграция была общим врагом народов - «разорвалась общая экономика. Мы все стали осколками некогда единой экономики», - говорил он. Евразийский союз Назарбаева представлял собой проект «очень быстрого союза» по аналогии с ЕС. В пользу такого Союза свидетельствовали «общая история, общая территория, общая экономика, общий язык, общие деньги». Не оказалось только одного - политической воли. «Многие просто не хотели такой жесткой, нормальной интеграции».

Интеграционистские замыслы воплотились в Евразэсе, ОДКБ, Таможенном союзе... Процесс идет по восходящей траектории. Эти структуры базируются на общем коллективистском менталитете. Вот как говорил об этом президент Казахстана: «Мы не католики, не протестанты, которые проповедуют единоличное моление... ни с братом, ни со сватом ничем не поделюсь. Мы коллективные народы... Поэтому мы более человечно можем подойти» к вопросу интеграции.

Что означает для Назарбаева идея суверенного Развития? Одно из измерений таково: не допустить сужения коридора возможностей. Каким может быть проект будущего жизнеустройства? Тезисно отметим ряд моментов, которые не были проговорены, но обладают всеми признаками истинности. Глава нового государства начинал не с чистого листа: он родом из эпохи Модерна - и, следовательно, будущее для него конструируется и строится. Из того же прошлого - развернутое представление о культурном своеобразии народов. Назарбаев видел ресурсные пределы государства-новодела. Он понимал, что служилый класс, именуемый бюрократией, сохраняет творческий потенциал, но он, же обязан поощрять креатив людей Дела. Именно в такой конфигурации: политический класс (homo politicus) контролирует хозяйственный процесс, планирует и создает условия для класса предпринимателей. Следы этих соображений наличествуют в текстах президента, государственной партии «Нур Отан».

В 1991 году Назарбаеву был 51 год, в его арсенале отложился опыт масштабной модернизации республики - явленный миру Советский модерн. Этот Модерн был уникален, он стал порождением менталитета народов, проживших вместе десятки и сотни лет. В советском жизнеустройстве свершения были объективацией динамичной жизни, а государственная дисциплина была образом этой жизни. В такой атмосфере выковывались крупные государственные характеры, закладывалась преемственность государственничества как мироощущения, как реально-практической убежденности в исторической миссии государства в Казахстане, равно как и в других республиках Союза.

Н. Назарбаев был выдвиженцем Д. Кунаева, но чувство благодарности не могло обессилить известные принципы, сложившиеся в партии - КПСС. Он подверг его косвенной критике на XVI съезде Компартии Казахстана. В этой властвующей организации, поклоняющейся идеалу всемерного прогресса «долг товарищества» укладывался в русло государственного долга. Об этом говорилось всегда и на всех уровнях и это стало общим местом, нравственной максимой эпохи Модерна. Именно поэтому «перестройка» обрела нравственную силу - различие между идеальным и реальным, массово осознанным как «застой» трансформировалось в фактор политики.

В марте этого года, поздравляя Горбачева с юбилеем, Назарбаев отметил, факт судьбинных преобразований, связанных с его именем. Общество получило «возможность мыслить и выбирать», - сказал Назарбаев. Однако судьба Горбачева оказалась крупнее его личности... Сегодня обозревая прошлое сквозь призму 20-летнего опыта, резонно полагать, что курс Назарбаева есть один из вариантов преобразований в Союзе. Иными словами, союзная держава могла бы обрести институциональные черты, ныне присущие казахстанскому государству и обществу, окажись Назарбаев премьером союзного правительства в советском 1991-ом.

Перемены, инициированные Горбачевым, нашли поддержку у большинства, у всех, кто хотел реформ, то есть возжелал «больше социализма». Нурсултан Назарбаев, - и здесь нет места романтической присочиненности, - был в ряду партийных новаторов. Дыхание старой чиновничьей барственности - брежневских долгожителей - было нестерпимо как никогда. К тому же в Советском модерне наличествовала прогрессистская традиция, поощрявшая критику и самокритику. Она имела печатный образ, присутствовала в массе жизненных и житейских эпизодов бытия. Мыслить широким планом как подобает государственному мужу, рискуя чином и жертвуя ритуалом, презрев корыстную преданность и расчетливый энтузиазм, - все это входило в партийно-коммунистический этос, объяснялось как норма поведения в массе литературы советского времени. Собственно, перестройка была делом широких масс обученных и воспитанных в любви к безостановочному движению в Будущее.

Насколько изменился Н. Назарбаев, - прежде всего, мировоззренчески? Ответ на этот вопрос предполагает уяснение сути исторического явления - Советского модерна. Это «обжитая» тема известная как «тоталитаризм», которому, дескать, противостоит «демократия». Не менее спекулятивна и вышла за пределы научности бинарная оппозиция «социализм - капитализм». Вкратце выделим несколько признаков названного Модерна. Советское политическое пространство - это пространство безграничности политики. Все сферы жизни подчинялись политическим резонам, управлялись в полном соответствии с идеократическими целями государства. Советская политическая система - это ансамбль организаций, управляемых и одновременно управляющих. И, наконец, отметим такую существенную черту как публичное проговаривание понятия Политического. Понятие Политического (государственного различения друга и врага) порождало идею рубежей - фронтиров. Врагом (пережитком, пороком, отсталостью...) в переносном смысле выступало все, что подлежало одолению. Хозяйственная деятельность в Советском модерне представляла собой планируемое и реализуемое расширение фронтиров - от меньшего к большему, от простого к сложному, от примитивного к совершенному. Следовательно, сакральным понятием выступало Развитие. Фронтиры требуют планирования, координации и единства действий, мобилизации сил и средств. Фронтиры как изменяемые рубежи существуют в Пространстве. И, если таким наднациональным Пространством был СССР, то сегодня под ним разумеют его часть в образе национального государства. В этом плане фиксируется стремление президента Казахстана выйти на уровень интеграции национальных пространств, иначе говоря, он расширяет рубежи посредством креации Таможенного союза, Евразэса, ОДКБ, Единого экономического пространства.

Назарбаев сохранил активистское, протемполизированное политическое мышление, присущее эпохе Модерна. Будущее созидается сегодня при решающей роли государства - в активистском и реактивном стиле, при учете максимума пространственных и временных конкретностей. Вот образец социально-политического мышления президента. «Выбрав... стратегическими целями устойчивость и успех, мы пошли вперед, создавая новые программы развития для каждого нового этапа. Мы ставили амбициозные цели и достигали их. Приведу лишь один интегрированный показатель прогресса страны. В 1994 году ВВП на душу населения составлял чуть более семисот долларов. К 1 января 2011 года он вырос более чем в 12 раз и превысил 9 тысяч долларов США».

Цитата из Послания 28 января 2011 года, текста ставшего предвыборной платформой, иллюстрирует мировоззрение Назарбаева. В наличии все названные черты, разделяемые президентской, а равно государственной партии «Нур Отан». В январе 2010 года Назарбаев обнародовал Программу индустриально-инновационного развития. За прошедший год были введены в строй 152 предприятия, создано порядка восьмиста различных производств. Начался процесс активного восстановления и развития химической и легкой промышленности, был достигнут прогресс в переработке сельхозпродукции. Интрига этих цифр и фактов в том, что в 2010 году началась реализация первой индустриальной пятилетки с ее модернизаторским ядром - экономическим ростом реального сектора экономики. Успехи Казахстана известны, их можно, конечно, отрицать, но - с ущербом для умственной репутации. Генератором прогресса выступает политический класс - тот, что уничижительно обозван «бюрократией» и «номенклатурой».

Достойна внимания программа партии «Нур Отан» - главной опоры «Президента Республики Казахстан в проводимых им реформах в интересах всего народа Казахстана». Это становая партия государства познающая себя в идеологическом определении - «народно-демократическая». В 2007 году партия формулировала задачу, - благосостояние для всех, - и дает узнаваемый ответ в русле мобилизации. «Осуществить модернизационный рывок. Добиться того, чтобы в каждом из нас возникло стремление участвовать в созидании достойного будущего. Экономика должна работать на стратегическое опережение темпов роста и инновационных тенденций других государств мира. Она должна опираться на передовую науку и технологии будущего». Популярнейший концепт современности «демократия» рассматривается 1) как инструментальное понятие, как средство прогресса, 2) в партиципативной трактовке как вовлечение в реальную политику созидания максимума сограждан. Государственно-частное партнерство (именно в такой конфигурации) должно воплотиться в создании больших корпораций, которые должны конкурировать в экономическом пространстве с привлекаемым иностранным бизнесом. «Партия выступает за активную роль государства в управлении национальными сырьевыми ресурсами, дальнейшее укрепление рыночных механизмов регулирования экономических взаимоотношений между государственным и негосударственным секторами». Соответственно партия будет работать над совершенствованием «системы государственного управления индустриально-инновационным развитием». Партия избегает понятия «классовый» видимо, полагая его дискредитированным, но при этом берет на вооружение практику регулирования объективных классовых различий. Так «основными задачами партии... являются достижение баланса интересов работников, работодателей и государства на основе системы социального партнерства... Партия считает профсоюзы своим партнером в защите законных интересов трудящихся».

Этатисткие мотивы мобилизации - фактически, иносказательно - усилены в «Стратегии действий» «Нур Отан» на 2009-2012 годы. Здесь такая ценностная категория как «экономический либерализм» стреножена другой, прямо противоположной - «социальным консерватизмом». Обе категории «посажены» на почву национально-исторических традиций. В стратегическом целеполагании, требующем «общеказахстанской консолидации» исключительная роль отведена «Лидеру нации Н.А.Назарбаеву».

Политический класс Казахстана взял на вооружение конвергентную модель - она соединила опробованные временем достоинства двух Модернов - советского и западного. Собственно, в наличии этатистская (государственническая) модель развития, задействовавшая творческий потенциал частного предпринимательства, но при отсечении двух его негативных черт - валютных спекуляций в экономике и компрадорского, то есть антигосударственного поведения в политике. Недругами президента Назарбаева выступают либералы-западники, поборники тотального господства бизнеса и, соответственно, сооружения гражданского общества без национальных границ, с законами и регуляциями к выгоде глобальных финансово-экономических структур. Исходы таких режимов в незападных странах ныне известны: оригинального, аутентичного капитализма по Смиту, Хайеку, Веберу соорудить не удается. Утопия оборачивается деградацией. Реакция государственной власти на эти процессы дает ответ на вопрос: каков волевой потенциал Казахстана в деле изменения мирового ландшафта? В декабре 2010 года после замолчанного западными масс-медиа саммита ОБСЕ, после неординарной речи Назарбаева, Астана обозначила свое видение мировой ситуации: «Изменились политические карты Европы и Азии... На экономической арене появились новые страны-лидеры, возможности которых значительно шире отведенной им «старыми европейцами» роли. И одновременно мир столкнулся с целым рядом масштабных проблем: терроризмом, наркоторговлей, наконец, глобальным экономическим кризисом, которые были одинаково остры для всех. Поэтому нужна немалая смелость, а еще больше умение заглянуть в завтрашний день, чтобы по-новому взглянуть на проблему безопасности на планете».

Фронтиры Назарбаева как практика передвижения рубежей в направлении прогресса заслуживает самого серьезного внимания. Актуальность казахстанского Модерна зримо возрастает в ситуации беспрецедентного системного кризиса, показательного крушения ряда режимов, подневольно копировавших модели жизнеустройства.

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение