Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Киев, который мы теряем

20.03.2011

Автор:

Теги:

Киев, который мы теряем

Киев, который мы теряем

Процесс разрушения истории в Украине перманентный и повсеместный. И везде больно. И в головах, и в камне. В Киеве – особенно. Потому что здесь бьется сердце страны и живет душа народа. Город за свои героические века видел немало. Татары, половцы, немцы, поляки… «Золотые ворота» имеют свои зарубки. Но в сто крат больнее, когда бьют свои. Выбрав удачную позицию на Печерских холмах, Крещатике или рейтинге «Форбс».

Правда, свои же сегодня и обороняют. Вступив в настоящую гражданскую войну за Киев. На самом деле эти люди с пикетов и митингов, которые сутками дежурят возле незаконных застроек и полуразрушенных памятников, – образец гражданской позиции и самоорганизации в Украине. И мы с ними по одну сторону баррикад.

Безусловно, что-то уже потеряно безвозвратно. Что-тоеще можно спасти. И этот материал отчасти – напоминание, отчасти – предостережение. Власти (и бизнесу во власти) в первую очередь. Которая не так давно устами главы Киевской городской администрации Александра Попова презентовала начало работы над неким «романтическим генеральным планом столицы».

Так вот, наблюдая за реальностью в исполнении очередных романтиков в креслах и «майбахах», с депутатскими значками и милицейскими ксивами, мы (на всякий случай) составили своеобразный «Топ-10» объектов, которые уже сегодня попали в критическую зону риска. Культурного. Архитектурного. Национального. Первые пять – перед вами.

Андреевский спуск

Ценность

Полюс киевского романтизма — Андреевский спуск, является слиянием двух культур — украинской и российской. Обязательный маршрут всех посещающих Киев туристов лежит мимо пышности имперского барокко и уюта подольских домиков, в тени старинных холмов, от которых «пошла земля русcкая». На Андреевском много лубочности и много базара в духе страны третьего мира, но его душа все-таки жива, о чем свидетельствует огромное притяжение, которое спуск оказывает на неформалов, художников и влюбленных — словом, всех тех, кто общается с космосом плотнее обыкновенного человека.

Особый статус этой местности юридически закреплен во многих документах. Андреевская церковь имеет статус национального заповедника, сам спуск находится в пределах Государственного историко-архитектурного заповедника «Древний Киев» в зоне охранного ландшафта и археологической зоны памятника археологии «Культурный слой Подола».

Угрозы

Угроза номер один — это разрушение архитектурного флагмана спуска — Андреевской церкви. Техническое ее состояние вследствие неравномерной осадки здания значительно ухудшилось, в несущихстенах возникли сквозные трещины толщиной до 10 см. Здание признано остроаварийным, состояние церкви определили как чрезвычайную ситуацию «природного характера». Впрочем, в природности может усомниться каждый, кто может видеть, какое огромное строительство развернулось ниже церкви,со стороны Боричевого Тока.

Участь Андреевской церкви может постигнуть и ряд зданий возле планируемых строек на самом Андреевском. Таких на сегодня не менее четырех, в основном это здания офисного назначения или отели. Во всех случаях, кроме воздействия вибраций стройки на окружающие старинные здания, геологических изменений, может пострадать сама среда Андреевского спуска, которую отравит автомобильный трафик, неизбежный для обслуживания вновь построенных офисов и гостиниц.

Бесконечной уже выглядит реконструкция «Замка РичардаЛьвиное Сердце». Безуспешность попыток привести здание в надлежащий вид, проистекающая из причин коммерческих либо технических, заставляет сомневаться в жизнеспособности всего здания. Помимо таких уже банальных для Киева несчастий, как разрушение архитектурных памятников и варварские застройки, тонкий ансамбль Андреевского страдает и от своего условно-пешеходного статуса. Движение автомобилей — неотъемлемый элемент воспетой поэтами улицы, несмотря на ограничительныезнаки. А поскольку грунты под ней самой и прилегающими строениями зыбкие и подвижные, то вибрация от автотранспорта — медленная смерть дляАндреевского спуска.

Угрозы существуют не только физические, но и эстетические. На холме возле «замка Ричарда» уже который год функционирует пошлейшая «наливайка» — пивная палатка с клеенчатыми стенами и рекламными брендами, пощечина вкусу обитателей Андреевского.

Кто строит?

Фамилии потенциальных убийц Андреевского давно вошли в историю Украины как неоднозначные. На пересечении Боричевого Тока может вырасти дом с паркингом, вип-апартаментами и галереей искусств — это планы Петра Ющенко. Ринат Ахметов желает посредине спуска, по адресу10-б, видеть свой офисный центр.

Правовой аспект

Выделение участков под такое строительство по закону является общенациональным политическим решением, принимаемым парламентомстраны. Особо ценные земли, к которым относится Андреевский спуск, согласно п.2 ст.150 Земельного кодекса, «могут изыматься (выкупаться)...по постановлению Кабинета министров Украины или по решению соответствующего местного совета, если вопрос об изъятии (выкупе) земельного участка согласовывается Верховной Радой Украины».

Склоны Днепра

Ценность

Средоточием красоты столицы являются склоны его правого берега, где зеленые холмы и золотые купола церквей создают лицо украинской столицы. Это единый комплекс исторических и природных памятников, без которого Киев невозможен.

Угрозы

Угроза аутентичности склонов — жилая и коммерческая застройка. Первой ласточкой стал дом по адресу Грушевского, 9-а. Виктор Ющенко, будучи президентом, точно формулировал варварский характер этой стройки: от нее, мол, «все князья переворачиваются» в могилах. Однако дом устоял, и началось строительство второй очереди здания, а также сооружение аналогичного здания, чуть правее по склону, по адресу Мазепы,11-а.

При новой власти в тело правого берега Днепра вгрызлась еще одна стройка.

Сами склоны, похоже, готовы сбросить с себя ненавистные строения. Из-замедленного смещения почвы под домом на Грушевского в дренажных системахсейчас происходят аварии — деформируется потолок, трескаются стены и даже происходят обвалы. Кстати, вторая очередь дома на Грушевского, 9-астроится для того, чтобы спасти от неминуемой гибели первую, став подпоркой. Сваи фундамента перегородили путь подземным водам, и если дренаж выйдет из строя, дни скандальных небоскребов — что на Грушевского, что на Мазепы — будут сочтены. Впрочем, уже и сегодня такие масштабные проекты — опасность для очень хрупких склонов. А жилье в них лучше всего подходит для состоятельных самоубийц и представляет собой опасность для всех, кто ездит или прогуливается вокруг.

Кто строит?

Сейчас князьям мешает почивать в гробах лично президент Виктор Янукович: прямо на склоне возле Мариинского парка строится вертолетная площадка, основой для которой будет многоэтажное здание. Не очень известная частная компания «Амадеус Ко» начала там стройку еще до того, как Киеврада решила выделить ей эти 2,18гектара ценнейших земель в аренду по цене менее 800 грн./сотка — как у огорода в районном центре.

Символично, что третий очаг бедствия на склонах — элитный жилой дом по адресу Мазепы, 11-а, прямо над Аскольдовой могилой — ныне связан с Дмитрием Фирташем, человеком не чужим обоим президентам. В августейший клуб лиц, ответственных за разрушение главного киевского ландшафта, Фирташ попал благодаря своему младшему бизнес-партнеру Вагифу Алиеву, который, по состоянию на конец прошлого года, являлся владельцем монстра над Аскольдовой. При Кучме участком владел Игорь Бакай, при Ющенко– Василий Горбаль, который затем ввел в свой проект Алиева, правда, «забыл» сообщить, что земельный участок помещен в ипотеку, держателем которой являлся на тот момент его «Укргазбанк». Во время кризиса Горбаль с банком прогорел, но до сих пор за участок идут суды.

Дом на Мазепы строит компания «К.А.Н. Девелопмент, президент которой —Игорь Никонов — также в доле в этом проекте.
18-этажное здание под претенциозным названием Diamond Hill будет выглядеть как брат чудовища с Грушевского, 9-а. Рядом — мемориал жертвамГолодомора, а впритык — символическое кладбище в память о жертвах репрессий
30-х годов. Чуть ниже здания — церковь Аскольда и Дира. В пятистах метрах начинаются золотые купола Лавры, на которые данное массивное строение будет оказывать визуальное давление.

Правовой аспект

Нынешний Генплан Киева присваивает высшую степень защиты этим территориям, относя все склоны правого берега к категории ценных земель, часть из которых относятся к «наиболее ценным» (ботсад, парк Вечной Славы, парк от Аскольдовой могилы до Зеленого театра и т.п.), а также «наиценнейшим» (Лавра, Выдубецкий монастырь, Аскольдовамогила).

Использование склонов Днепра для жилищной застройки противоречит не только генеральному плану, но и любой человеческой логике. Прямоугольные жилые многоэтажки не только создают эстетический диссонанс с ансамблем церквей и парков на склонах, они уничтожают историческое лицо Киева, сохранявшееся на протяжении тысячелетий.

Набережная

Ценность

На европейском континенте немного рек, столь же широких, как Днепр, и наличие многокилометровой набережной делает Киев неповторимой европейской столицей. Обширные виды и большие пространства берегов реки не только наполняют весь город особой энергетикой, но и предоставляют огромные возможности рекреационного характера: веломаршруты, места отдыха, причалы.

Угрозы

Сегодня значительная часть берега представляет собой пустыню, труднодоступную для пешеходов и наполненную пылью, газами и шумом машин мощнейшей транспортной магистрали, которая идет вдоль реки.

Буквально еще полгода назад набережную традиционно обезображивали многочисленные дебаркадеры, с незапамятных времен разместившиеся в зоне от станции метро «Днепр» до Подола, в нарушение санитарных и прочих норм. Со сменой власти большинство из них убрали, иногда с применением мер силового характера.

Скептически настроенная общественность усматривает в этом первый этап реализуемого плана по окончательной застройке набережной, так как дебаркадеры мешали бы свободно любоваться водными гладями из окон отелей и бизнес-центров, построенных на берегу.

Фрагментарная застройка набережной, планы которой перманентно циркулируют коридорами киевской власти, ставит крест на возможности спрятать вредоносную транспортную магистраль в туннель, и продлить парковую зону от склонов Днепра непосредственно к берегам.

Это создало бы чрезвычайно мощную рекреационную зону в самом центре столицы, коренным образом преобразовав ее. Отдельные точечные застройки набережной консервируют нынешнюю нездоровую среду — а некоторые проекты, наоборот, предлагают расширять дорогу, отодвигая перспективу создания «экологичного» города на многие десятки лет.

Кто строит?

Одна из лоббистов застройки набережной — Лариса Скорик — сейчас в фаворе у власти. Будучи формально лишь членом Общественного гуманитарного совета при президенте Януковиче, Скорик в курсе самых важных градостроительных инициатив, и, похоже, имеет весьма большое влияние.

Одна из идей Ларисы Павловны — построить на месте рынка «Рибалка» по адресу Набережное шоссе, 25 торгово-офисный центр. По совпадению, это как раз напротив бывших мест обитания дебаркадеров, которых в августе прошлого года при помощи милицейского спецназа отбуксировали в район Украинки.

Что касается инвесторов, готовых подкрепить деньгами архитекторские амбиции Скорик, то их достаточно даже среди такого узкогоколлектива, как Кабинет министров. Об этом свидетельствует пример другого скандального строительства на берегу, ближе к Подолу, по адресу Набережное шоссе, 8 и 6-4.

Инвестор, владеющий зданиями старого киевского водопровода, в 2006 году получил в аренду, а в 2009-м — в собственность земельные участки вокруг памятника Магдебургскому праву. Хотя землю выделяли именно для обслуживания упомянутых зданий, сами здания снесли с намерением построить там пару отелей для Евро-2012.

Главным инвестором числился гражданин Австрии Вольфганг Мюллер, связанный с банками Erste Bank и Volksbank.

Сомнительное с правовой точки зрения строительство — лакомый кусок для людей от власти, и Мюллера не перестают до сих пор «прессовать» силовики. По данным градозащитников, предпоследним интерес к проекту активно проявлял экс-вице-премьер Владимир Семиноженко, но от него удалось отбиться, а вот последний потенциальный инвестор — первый вице-премьер Андрей Клюев пока при власти и в силе.

Сейчас стройка в замороженном состоянии, готовая в любую минуту развернуться на полную мощность, захватить собой приличный кусок набережной, памятник Магдебургскому праву да и, пожалуй,само Магдебургское право Киева.

Правовой аспект

Генплан столицы не предусматривал никаких гостиниц возле памятника Магдебургскому праву. Снос первых зданий киевского водопровода, имевших охранный статус, вообще выглядит как криминал.

Стройками на набережной также игнорируется норма Европейской ландшатфной хартии, которая предписывает особый охранный статус ландшафтным зонам украинских городов, к которым относятся и днепровские берега. По Генплану столицы там находится «охраняемая зоналандшафта „Киевские склоны“. Судьбу последних должны путем открытого обсуждения решать в том числе и сами киевляне (пункт 5С Хартии), — но решают ее лишь чиновники и дерзкие бизнесмены.

Десятинка

Ценность

Десятинка — историческая местность в центре Киева — является местом, откуда, по сути, берут свое начало Украина, Беларусь и Россия. Она получила свое имя от известнейшей из древнейших церквей Киевской Руси — Десятинной. Непосредственно на Десятинке находится камень с надписью: «Отсюда есть пошла земля русская». Рядом — липа, которая претендует на право считаться самой древней в Украине. По официальной версии, ее посадил в 1635 году митрополит Петр Могила.

В земле Десятинки лежат неисследованными несметные археологические сокровища, которые могут рассказать не только о периоде Киевской Руси, но и о временах гораздо более древних.

Угрозы

Недавно киевскими властями был спешно объявлен конкурс на лучший проект обустройства Десятинки. В условиях конкурса содержатся положения о необходимости обеспечить возможность богослужений. С учетом того, что Украинская православная церковь претендует на контроль над данной местностью и как она относится к памятникам старины, это следует считать серьезным риском для Десятинки.

За время независимой Украины было много дискуссий по поводу восстановления Десятинной церкви, но до реального строительства дело не доходило — окончательного согласия на реконструкцию в обществе не было. Никто до сих пор не знает, как выглядела аутентичная церковь, а отстраивать наугад никто не решался. Впрочем, в делах церковно-исторических наглость — тоже второе счастье.

Ученые, обеспокоенные такими намерениями, сделали несколько заявлений в СМИ. Тема приобрела немалую огласку, после чего в Кабмине начали заверять, что никакой церкви никто строить не будет. Появились также слухи, будто сам патриарх Кирилл выступил против строительства «фальсификата». Но на этом страсти не утихли.

Проговорился о планах — все-таки строить церковь — Сергей Целовальник, главный архитектор Киева. В январе этого года, отвечая на информационный запрос журнала «Український тиждень», он рассказал, что фундамент музеефицируют, а над ним построят платформу — там и разместится храм. В письме Целовальника не было указано: церковь какой конфессии получит право эту платформу занять, но догадаться и так несложно.

Позже Лариса Скорик, член Киевского градостроительного совета и вообще архитектор «при делах», сообщила, чтоЦеловальник глубоко заблуждается. Мол, напутал он что-то, церкви не будет — будет только музей. Странно, однако, с чего бы это государственный чиновник в официальном письме вдруг «путался в показаниях»? К тому же Целовальник достаточно детально описал план будущего музея: например, указал размещение одного из выходов — к Андреевскому спуску. Следовательно, при обсуждении судьбы Десятинной он присутствовал и слушал достаточно внимательно. Так что не верить его словам резона пока нет.

В то же время археологи утверждают, что любое строительство уничтожит уникальный памятник истории. «Даже музеефикация — не лучший вариант, ведь во время нее тоже что-торазрушается. Мы не все еще знаем, не все умеем найти и сохранить. Лучшефундамент просто законсервировать — чтобы наши потомки, освоив новые технологии, смогли раскрыть все тайны этого места», — говорит Глеб Ивакин, заместитель директора Института археологии НАНУ.

Пугает то, что начатые археологические работы, мягко говоря, еще далеки от завершения, а Десятинку уже срочно хотят восстанавливать. По словам Ивакина, никаких денег, которые якобы выделялись на раскопки, археологи так и не видели. Средства обычно перечисляли Институту археологии в конце года, когда уже невозможно былоуспеть их освоить. А неосвоенное у археологов просто забирали. Тем не менее за это время фактически на голом энтузиазме ученые провели огромную работу. Во время раскопок были найдены остатки фресок, оборонного вала, жилой постройки, погребений киевлян разных периодов, в том числе языческих.

Кстати, частично стройка на фундаменте Десятинной ужеидет. По адресу Десятинный переулок, 3 одна из конфессий возводит свои хозяйственно-административные здания. Учитывая, что в археологических раскопках участвуют экскаваторы, можно усомниться в намерениях. Церковь активничает и с другой стороны Десятинки — там возвели ни много ни мало — «монастырь».

Кто строит?

Летом 2006 года представитель Украинской православнойцеркви (Московского патриархата) архимандрит Гедеон установил возле фундамента Десятинной церкви палатку, где и проводил богослужения. А позже эта религиозная община построила деревянную часовню. Теперь тамошние строения именуют не иначе как монастырем.

Начиная с осени прошлого года, давняя история вышла на новый виток. Отец Гедеон сообщил журналистам, что президент Янукович уже подписал указ о сооружении храма Московского патриархата на фундаменте Десятинной церкви. Позже эта информация никак не подтвердилась. Тем не менее обитатели деревянной часовни начали заявлять работающим на месте археологам о своих грандиозных планах. По словам Глеба Ивакина, церковники прямо говорили археологам, что собираются строить монастырь для трех сотен монахов, братский корпус и иконописную академию. Официальная Москва устами патриарха Кирилла успокаивает общественность: иерарх заявил, что саму Десятинную церковь они отстраивать заново не намерены — все по той же причине, что не известен облик исходного строения.

Правовой аспект

Никакой разрешительной документации на строительство на землях историко-культурного назначения, в зеленой зоне Национального музея истории Украины, у тамошней церковной общины нет. Об этом, в частности, заявлял Василий Присяжнюк, на тот момент руководитель главка архитектуры. Однако незаконную «малую церковную форму» никто так и не демонтировал.

Ресторан «Лейпциг»

Ценность

Здание на углу Владимирской и Прорезной — одно из красивейших в столице, его регулярно рисуют художники и снимают фотографы. Не обошли его стороной и литераторы. Образ конфетницы «Маркизы», упомянутой в «Белой гвардии» трижды, Булгаков отнюдь не выдумал и даже не составил как сборный. «Маркизой» называлась кондитерская, расположенная в известном каждому киевлянину нарядном доме. Построенный в самом начале прошлого века архитектором Шиманом, он считался самым высоким жилым зданием своего времени. Сооружался он изначально по заказу торговца охотничьим оружием Петра Григоровича-Барского.

В результате в доме появилась уже упомянутая кондитерская «Маркиза», вполне успешно проработавшая до революции, как и меблированные комнаты «Палермо», занимавшие другую часть здания. Сегодня же дом называют не иначе как «ресторан „Лейпциг“, хотя заведением общепита он перестал быть несколько десятилетий назад. Ресторан в советское время тут действительно был — двухэтажный, с немецкой кухней.

Угрозы

К сегодняшнему дню уже выросло поколение киевлян, помнящих дом на пересечении Владимирской и Прорезной только пустым и безмолвным призраком. Здание пытались реконструировать, но дальше косметического ремонта фасада дело не пошло.

Кажется, со времен появления дома на карте Киева финансовый рок преследует всех, кто пытается тут «делать деньги». Петр Григорович-Барский вместо доходного дома получил одни проблемы — оружейник не рассчитал свои силы и был вынужден продать еще недостроенное здание, чтобы расплатиться с кредиторами. Купец Сироткин, выкупивший здание у неудачливого оружейника, потерял открытые тут заведения с приходом советской власти.

В 2002 году Киевсовет продал дом компании «Гранд Плаза». К зданию прилагалось также право долгосрочной аренды земельного участка площадью 0,29 га с последующим выкупом. Все вместе обошлось новому владельцу всего в 8,3 млн. грн. Но выгодная, казалось бы, сделка закончилась для «Гранд Плаза» провалом. Фирма, как когда-то Григорович-Барский, не смогла оплатить ремонт. От ее потуг сегодня осталась только потрескавшаяся краска на фасаде здания.

Бизнес-удача предпринимателей никак бы не волновала киевлян, если бы от нее не зависела судьба историко-культурного памятника. Ведь именно простой здания из-за финансовых неурядиц часто приводит киевские памятники архитектуры в аварийное состояние. После этого владельцы с чистой совестью и вполне законно сносят их как опасные для жизни людей. А на освобожденной таким образом территории начинают новое строительство, как правило, совсем не такое красивое и не гармонирующее с соседней застройкой.

Кто строит?

Недавно рискнуть своей финансовой фортуной решился бизнесмен пакистанского происхождения Мохаммад Захур. В прошлом Захур занимался металлургией, а теперь переключился на медиабизнес (ему принадлежат газета KievPost и другие медиаактивы), недвижимость и банковское дело. Имея такой обширный опыт, Захур не побоялся взяться за бывший ресторан «Лейпциг».

Принадлежащая ему компания ISTIL Real Estate купила дом в ноябре 2009 года уже за
35 млн. долл. Было объявлено, что компания готова инвестировать 25 млн. долл., чтобы превратить здание в четырехзвездочный отель на 178 номеров с подземным паркингом. Работы должны были начаться в июне прошлого года,а к весне следующего — как раз перед Евро-2012 — в отеле планировали принять первых постояльцев. Исторический облик здания новые владельцы обещают сохранить.

Впрочем, на сайте ISTIL до сих пор висит объявление о поиске отельного оператора — следовательно, его так и не нашли. А начинать ремонт владельцы собирались только после того, как найдут партнера. Успеют ли они теперь к Евро-2012 — большой вопрос, а после чемпионата интерес к такого рода проектам будет еще меньшим...

Правовой аспект

Официальных планов по сносу «Лейпцига» пока ни у когонет. Тем более, пока здание не признали аварийным, это было бы и незаконно. Дом имеет официальный статус памятника архитектуры и истории.

Впрочем, и радикальная реконструкция, которая с весьма высокой вероятностью может быть осуществлена собственником, тоже противоречит закону. И не только закону, но и мировой практике сохранения культурно-исторического наследия: ведь никто не пристраивает к старым особнякам в Лондоне подземные паркинги на сотни машин.

А.Мельник, И.Луценко, И.Гурчик

Источник, фото:  «Зеркало недели. Украина» №9


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение