Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Украинство: этнос или идеология. Часть 1

12.03.2011

Автор:

Теги:

Украинство: этнос или идеология. Часть 1

Украинство: этнос или идеология. Часть 1

Формируемыйныне на Украине идеологический миф о вечно пытающемся обрести государственный суверенитет украинском народе, о его вечных «национально-вызвольных змаганнях», при которых его постоянно бьют, не имеет ничего общего с реальностью. В писаниях националистов история Украины предстает историей слабых, вечно ссорящихся между собой людишек,не способных договорится, предающих друг друга, но мечтающих все же создать как-нибудь вожделенную самостийную державу. Отсюда понятен тот пресловутый комплекс «меньшовартости» (второсортности), которым, по собственному признанию, болеют украинские националисты. Еще более усугубляет их комплексы путаница в терминах: ведь само слово «украинцы» стало употребляться лишь чуть более ста лет назад, причем внедрению этого термина весьма способствовала Австрия, заинтересованная в подавлении всякого русофильства на территории своих владений в Галиции иЗакарпатье. Потому второсортный писатель и неумный политик времен УНР Винниченко (он в те времена даже способствовал ликвидации армии УНР, считая, что все вокруг братья социалисты-гуманисты, и никто не угрожает УНР извне), писал, что читать украинскую историю без успокоительного брома невозможно.

Он,человек далекий от Православия, был в плену тогдашних европейских мифово том, что любой этнос мечтает создать свое государство, что народ Юго-Западной Руси всегда мечтал вырваться из-под «московского ярма», но вечно получал за это нахлобучку. Между тем, любой непредубежденный историк видит, что со времен воссоединения этих земель под рукой московских государей на них не было ни одного антирусского восстания. Тогда как во времена Речи Посполитой их было полно, и они ее в конце концов развалили. Что население тогдашней Малороссии с радостью пошло под руку Московских Государей, защитивших православную веру и давших большие привилегии казакам, а крестьянам - мир после долгой смуты. Что даже после Февральской революции на муниципальных выборах все автономистские партии (они даже не выдвигали лозунгов отделения от остальной России, только требовали автономии), потерпели полное поражение. Зато треть членов 300 000 Союза Русского Народа – опоры русских царей - была родом с Волыни и Киевщины, а еще треть – с тогдашней Новороссии - нынешнего Юга Украины.

Народтогдашней Украины был намного более верноподданным Царю и Отечеству, чем население промышленных центров Центральной России. Примитивная националистическая схема подобна всем остальным национально образующим мифам. Она не может быть правильно понята без научного анализа аналогичных европейских мифологий. Поэтому проведем параллель между украинским национализмом и классическим - французским. В традиционных христианских обществах главную роль в идентификации человека играло вовсе не его этническое происхождение, не его родной язык. Тем более, что когда-то считалось нормой говорить на многих языках, причем не только среди интеллектуалов, но и среди самых обычных крестьян. Путешествуя по Западной Украине, автор встречал совершенно простых старых людей в забытых Богом деревнях, свободно говоривших, кроме родного - украинского, на польском, венгерском, не говоря уж о русском. Это как бы реликты средневековья, когда при общей неграмотности процветала устная культура речи, и едва ли не каждый был полиглотом. Когда старые христианские империи, заботящиеся о религиозной лояльности иверности монархам, оставляли выбор языков на усмотрение подданных. Именно при образовании национальных государств нового времени, отвергнувших религиозные и сословные принципы, произошло насильственная нивеляция этносов, истребление языков и диалектов, в пользу одного - государственного.

Втрадиционных обществах главную роль самоидентификации играла принадлежность к той или иной религии, а также к определенному сословию.Потому и восстание казаков Богдана Хмельницкого это была прежде всего война против утеснений православной веры, а также и за повышение сословного статуса казачества, желавшего сравняться с шляхтой, а вовсе не борьба за создание независимого украинского государства, как это чудиться украинским националистам. Оно просто не могло возникнуть в ту эпоху.  Национализм стал серьезным политическими течением, государство- образующим фактором, лишьмного позже - уже после французской революции, антиисторически названной «великой». Наряду с идолами «равенства», принесшего небывалое неравенство, и прочими утопическими бреднями, за которые пролились реки крови, революционеры попытались утвердить идол нации на месте Бога, которому они служить не давали. Одно время христианство там было даже полностью запрещено. Действительно, после этой революции в Европе стало возможным существование секулярных национальных республик. До того это было нереально. Поэтому является вопиющим историческим анахронизмом попытка приписать Мазепе желание создать независимое государство украинцев. Ему такое и в голову не могло придти: создавать украинское государство с великим собой во главе, не имея на то никаких династических прав, ни малейшей тени легитимности, в то время как во всем мире господствовали монархические принципы. Это все равно, как еслибы сейчас, в эпоху демократий, глава некой областной администрации вдруг объявил себя царем своем области, отделился от Украины, и потребовал мировое сообщество признать его монарший статус. Смешно, когда националисты записывают в свой уродливый пантеон славы Мазепу, наряду с Петлюрой и Бандерой. Те таки были политиками нового времени, националистами, хотя и бездарными кровавыми выскочками, но крайне глупо вписывать туда же средневекового вельможу, который сам вырыл себе яму подлыми предательскими интригами и за которым пошел мало кто даже из непосредственных подчиненных, не говоря уж о народе, ответившем Мазепе ишведам партизанской войной...

Ноэтого не могут понять люди, выросшие на мифологии национального государства. Они вечно записывают в «предатели» тех, кто не разделяет ихидеологию. Как парижские обмасонившиеся интеллигенты конца 18 века не просто не могли понять восставших против якобинцев крестьян Вандеи, или храбрых шуанов Бретани... Они и вовсе не считали их своим народом, применяя к ним кровавые меры подавления, которые и самые свирепые колонизаторы редко применяли к покоренным народам. Как же, как же, «угнетенные» бьются на стороне угнетателей? Против революционных вождей нации? Но традиционно мыслящие крестьяне соблюдали верность вере и базирующимся на ней сословным обязательствам своему монарху. К тому же консервативные по своей природе крестьяне справедливо боялись прихода наместо старых дворян новых агрессивных нуворишей, могущих отобрать у нихземлю - крестьяне всегда мало склонны клевать на утопические революционные призывы. Это явление наблюдалось и в первые годы советскойвласти, которую крестьяне приняли не сразу, и тоже были варварски подавлены.

Так,«антоновщину» кровавый палач Тухачевский давил с помощью химического оружия. И вот эти восставшие как бы уже и не считались членами французской нации. Истинными французами считались другие. Например, участники штурма Бастилии. В той «цитадели королевского произвола» сидело аж 5 уголовных преступников, причем одним из освобожденных «свободолюбивым французским народом» был печально известный маркиз Де Сад. И вот примерно так же современный украинский националист не может понять тех, кто не пожелал выйти на майдан, или, тем паче, боролся против «оранжевой революции». Причем особенно велика злость националистов на украиноязычных соотечественников - «янычар». Хотя мотивация множества украиноязычных граждан Украины, настроенных на самыйтесный союз с Россией, очевидна не только для традиционалистов, но и просто для людей с научным кругозором, чем обитатели оранжевой матрицы, разумеется, не отличаются.

Вспомнимпервый, еще горбачевский референдум об участи СССР. За отделение Украины проголосовало...русскоязычное, в большинстве своем, население Киева. Голос «за» подало свыше 70% киевлян. Сельское, украиноязычное население Киевской области и всей остальной Украины, за исключением Галиции и некоторой, небольшой части прилегающих к ней западных областей, все голосовало за сохранение СССР. Культурная, идейная общность, боязнь потрясений и нищеты (которые потом для них и наступили)сыграли главную роль в голосовании крестьян. Что еще раз доказывает не этнический, а идеологический характер украинского национализма. Во времена французской революции так же сопротивлялся революционерам другойтрадиционный класс - дворянство. И не надо думать, что его сопротивление диктовалось только материальными соображениями. Большая часть белых даже при Наполеоне, обещавшем амнистию и возврат имущества, отказалась вернуться домой, предпочтя эмигрантскую бедность и партизанскую войну в нормандских лесах подчинению Бонапарту - узурпаторув их глазах. Потому эти родовитые аристократы, иногда десятками поколений своих семей служившие Франции тоже были объявлены «не французами». Старые французы - это были прежде всего подданные французского короля, добрые католики, или, по крайней мере, уважающие католицизм и признающие его господствующий статус. Они, без сомнения, непосчитали бы не то что за французов, а и вообще за людей нынешних французов, в массе своей безбожников, не посещающих мессы, признающих права извращенцев на «браки» и усыновление детей, республиканцев, отмечающих смешной праздник взятия Бастилии - королевской тюрьмы с 5 уголовниками...

Друзь Игорь,советник Представителя Украинской Православной Церкви в Верховной Раде Украины протоиерея Василия Русинка, Председатель украинской общественнойорганизации "Народный Собор".

Впервые опубликовано на сайте «Русская народная линия». Статья входит вПриложение к Молодежному политическому журналу «Второе дыхание», издаваемый МПК «Вектор» при поддержке экспертного совета Клуба «Российский парламентарий».

фото: subscribe.ru


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение