Экономическая интеграция Большой Евразии будет ускоряться

Дата:

В 2022 году интерес международного сообщества к проекту «Большая Евразия», изначально поддержанного и продвигаемого странами ЕАЭС, значительно вырос. Об этом свидетельствуют послания лидеров государств, которые не только пытаются построить более стабильный мир на принципах многополярности, но и видят в Западе главный источник угроз. С каждым годом тональность таких выступлений становится выше, как и растёт количество стран, недовольных сложившимся мировым порядком. 

Большое евразийское партнёрство становится центром притяжения экономик самых разных государств и гарантом стабильности и процветания на всем континенте.   Наверное, это самый главный вывод, который прозвучал 21 июля на Международном экспертном брифинге «Большая Евразия и сопряжение международных проектов: взгляд из России и Центральной Азии», организованном Центром геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа).  

 

Модерировал мероприятие кандидат политических наук, эксперт-аналитик Центра «Берлек-Единство» Артур Сулейманов. Открывая международную дискуссию, он выделил политико-экономические трансформации, которые определили развитие большого евразийского партнёрства и переход к новому полицентричному мироустройству:

«Во-первых, центры глобального развития постепенно сместились в АТР и существенно изменилась картина мира за счёт роста возможностей экономик не западного типа. Во-вторых, международные экономические отношения тотально политизировались и достигли, вероятнее всего, пика в определении странами своих партнёров. В-третьих, санкционная политика по экономической изоляции отдельных государств приобрела неприкрытый характер. Всё эти трансформации связаны с упадком американоцентричной модели мироустройства.

Одним из признаков формирования нового мирового экономического порядка становится то, что в глобальных и региональных процессах повышается значимость государств Азии, Африки, Ближнего Востока и Латинской Америки».

 

С приветственным словом к участникам брифинга обратился директор Центра геополитических исследований «Берлек - Единство» Радик Мурзагалеев. В своём выступлении он акцентировал внимание коллег на важности концептуальной проработки БЕП: 

«С глобальной точки зрения Проект «Большая Евразия» является альтернативой экономическим союзам Запада, который не подвержен политическим конъектурам отдельных государств. Это естественный мировой процесс, направленный на реализацию независимой политики стран и исключающий нанесение экономического ущерба по политическим соображением.   

Сильными сторонами этой конфигурации является то, что она позволяет сформировать международное экономическое пространство на принципах открытости и равноправного сотрудничества».

 

Ректор Башкирской академии государственной службы и управления при Главе Республики Башкортостан Данияр Абдрахманов отметил актуальность повестки брифинга с учётом текущих международных событий:

«Большую Евразии необходимо рассматривать и в контексте проводимой Россией на Украине Специальной военной операции. Неправомерные действия Запада, его попытки через санкции и политику изоляционизма воздействовать на Россию и её союзников, приводят к обратному результату. Мы видим, как государства сосредотачиваются вокруг Большой Евразии, а страны G7 постепенно теряют лидирующее положение в мире. 

В условиях, когда рушатся традиционные торгово-экономические, логистические и транспортные коммуникации между странами, интерес к проекту «Большая Евразия» будет особенно высоким. Желаю всем участникам экспертного брифинга плодотворной работы». 

 

Доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой конфликтологии Казанского (Приволжского) федерального университета Андрей Большаков поделился своим мнением о будущем мироустройстве. 

«К 2030 году сложится совершенно иной расклад политических и экономических сил в мире. Большая Евразия станет альтернативой однополярному миру, который уже сегодня находится в кризисном состоянии. Специальная военная операция выступает одним из подтверждений этого перехода и таких подтверждений с каждым днём становится больше. 

Кроме того, властителями дум современной геополитики должны стать не западные теоретики, а всё международное сообщество. Необходим отказ от концепта «Столкновение цивилизаций» в пользу «Диалог цивилизаций». Это то, что отображает формирующийся миропорядок и проекту «Большая Евразия» уделено ключевое значение». 

 

Кандидат исторических наук, директор Центра исследований современного Афганистана, старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН Омар Нессар рассмотрел Большую Евразию в контексте афганской проблематики:

«Особую роль для Евразии играют трансафганские проекты. Это трансафганский газопровод, железная дорога и оптико-волоконная магистраль. Их актуализация связана, по меньшей мере, с двумя причинами. 

Во-первых, выводом в прошлом году американских военных из Афганистана и, соответственно, сменой власти в Кабуле. Во-вторых, сложившейся напряжённостью между Востоком и Западом, и так называемой российской политикой - «разворот на Восток». В таких условиях заметно растёт транзитное значение Афганистана». 

 

Директор Общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев обратил внимание участников дискуссии на то, что к формированию столь масштабного проекта страны-инициаторы приступили задолго до усиления геополитической турбулентности:

«В 2022 году проблематика Большой Евразии вновь актуализировалась. Об этом говорят выступления лидеров некоторых постсоветских государств. В частности, недавно в Бишкеке Президент России В. Путин выразил уверенность в том, что Большая Евразия как центр в будущем очень многих заинтересует.

Большую Евразию часто воспринимают как следствие начавшейся в феврале текущего года геополитической турбулентности. Однако, надо признать, что идея формирования Большой Евразии появилась гораздо раньше. На моей памяти еще в 2010 году газеты цитировали российского президента, озвучивавшего эту идею».

 

Заведующий кафедрой «Международные отношения и право» Дипломатической академии МИД КР им. К. Дикамбаева, канд. ист. наук, профессор Айнур Джоробекова в своем выступлении затронула некоторые глобальные тренды: 

«Большая Евразия – это макрорегион сотрудничества, в первую очередь экономического. Сегодня он сложно просматривается на фоне зон геостратегической конфронтации: Донбасс, санкционные войны, исходящая с территории Афганистана угроза распространения экстремизма и терроризма, протестные настроения в странах Центральной Азии. Сюда же можно отнести западные попытки формирования антикитайских альянсов.

В последнее время часто озвучивается идеия отказа от «устаревших» мегатрендов, например, глобализации. Часть российского экспертно-аналитического сообщества поддерживает идею «деглобализации», что, конечно же, ведет к «регионализации». В этом контексте идея создания Большого Евразийского Партнерства представляется пусть и несколько размытой на данный момент, но конструктивной». 

 

Доцент Ташкентского филиала РЭУ им. Г.В. Плеханова, эксперт Международного института Центральной Азии, канд. филос. наук Равшан Назаров, выступая с докладом, особо подчеркнул следующее:

«Большая Евразия представляет собой важный и перспективный проект в принципе. Но особенно роль данного проекта возросла в последние годы, в ситуации глобального культурно-цивилизационного конфликта Запада и не- Запада. Исторический разворот России в сторону своих естественных партнёров и союзников на Востоке и Юге – важная веха в формировании коллективного не-Запада. 

Институциональными форматами БЕП являются такие проекты как СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, ШОС. Укрепление и развитие существующих форматов не означает невозможности формирования других с участием любых заинтересованных акторов от Турции и Сирии до стран Юго-Восточной Азии».

 

Вопросы проработанности идеи Большой Евразии затронула в своем выступлении Заведующая кафедрой Регионоведения Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева, PhD Айгерим Оспанова

«Региональное сотрудничество всегда играло очень большую роль в развитии государств. Когда мы говорим о Большом Евразийском Партнерстве необходимо учитывать, что после распада СССР в государствах Центральной Азии произошли определенные трансформации. Например, политические. В том же Казахстане общество уже другое.

Многие вчерашние школьники сегодня возвращаются в страну получив высшее образование в западных странах, в странах Юго-Восточной Азии. Они уже мыслят иначе, чем выпускники ВУЗов двадцать лет назад. В этой связи для действительно эффективного формирования Большого Евразийского Партнерства необходимо четкое понимание того, что именно тот или иной участник такого формирования будет получать как партнер». 

 

Доцент Ташкентского государственного университета востоковедения, канд. полит. наук Хайрулла Умаров обратил внимание участников мероприятия на этапность процессов: 

«Как нам известно, интеграция происходит в три этапа: определение региона интеграции, его регионализации (то есть создание идеологии объединения) и в завершении институционализация регионализма – создание институциональных основ.

В этой связи, своевременным полагаю формирование ясной, понятной идеологии Большого Евразийского Партнерства, что необходимо главным образом для людей, которые его составят в случае успешной реализации инициативы». 

 

Директор Центра Аналитических Исследований «Евразийский Мониторинг» Алибек Тажибаев в своем выступлении остановился на анализе последствий антироссийских санкций для стран Центральной Азии. По его мнению, экономические и политические ограничения формируют ряд проблем, которые предстоит решить сообща. Однако помимо рисков, геополитические изменения могут стать катализатором развития ряда отраслей в Казахстане:

«Санкции против России сказались на потребительском рынке стран Центральной Азии. Так, Казахстан испытал некоторые трудности с импортом товаров повседневной необходимости ввиду остановки производства в России. Отсюда возникает вопрос продовольственной безопасности для всего евразийского региона. И здесь мы можем опираться на инфраструктурные возможности, которые выстраивались в наших странах в последние 30 лет.

Однако помимо некоторого негативного влияния на наши рынки, для стран Центральной Азии открываются неплохие возможности. Так, президент Казахстана уже заявлял, что республика должна создать благоприятные условия для релокации российского бизнеса. Сейчас в Казахстане фиксируют увеличение объема прямых иностранных инвестиций, и, в частности, инвестиций из Российской Федерации. Количество открытых совместных предприятий уже исчисляется сотнями. При этом каждое предприятие генерирует несколько десятков рабочих мест. Всё это может достаточно позитивно повлиять на развитие интеграционных процессов». 

 

Доцент кафедры истории и культурологии Гуманитарного факультета Кыргызско-Российского Славянского университета Павел Дятленко озвучил тезисы о потенциале экономической интеграции в условиях геополитического и экономического кризиса:

«Кыргызстан сегодня пытается сохранять нейтралитет и многовекторность. Делается акцент на связи с Россией, Китаем, Турцией и соседями по Центральной Азии. Это заметно по ряду политических заявлений, а также торгово-экономическим векторам страны. При этом для Бишкека важна консолидация нескольких интеграционных процессов Евразии, участником которых Кыргызстан и является. Отчасти именно через инструментарий международных организаций наша страна пытается решать некоторые экономические проблемы. 

Кыргызстан сейчас адаптируется к текущей геополитической ситуации, так как наши страны оказались под сильным давлением. В ответ на эти вызовы Кыргызская Республика всё больше наращивает связи с другими странами Евразии. Например, не так давно Кыргызстан и России переформатировали торговые отношения в национальные валюты. Иными словами, процессы дедолларизации очень интенсивны. Экономическая интеграция будет ещё больше ускоряться по причине того, что это наиболее предпочтительный выход из сложившегося кризиса. Можно ожидать, что в ближайшем будущем санкционное давление сохранится, мировые кризисные процессы только усилятся, а значит торгово-экономическая интеграция наших стран станет одним из главных инструментов противодействия этим процессам».

 

По мнению эксперта Центра «Берлек-Единство» Алексея Чекрыжова, потенциал Большой Евразии раскрывается не только в наращивании экономического сотрудничества отдельных стран и международных организаций континента. Расширение торгово-экономического взаимодействия автоматически приведет к усилению сотрудничества и гуманитарных контактов в науке и образовании, а также во всех других сферах:

«Сегодня западные СМИ довольно активно продвигают тезисы об изоляции России на мировой экономической арене. Заметно аналогичное отношение и к интеграционным организациям, участником которых является Российская Федерация. Тем не менее, последние события показывают, что подобный сценарий невозможен. К евразийским наднациональным проектам проявляют интерес страны Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии. Всё больше государств заявляют о готовности присоединиться к международным транспортным коридорам России, Китая, Ирана, стран Центральной Азии и других стран региона.

Помимо этого, сама идея Большого евразийского партнерства не предполагает изоляционизма любого вида, равно как и не означает отказ от других интеграционных структур (ЕАЭС, АСЕАН, ШОС и т.д.). Напротив, речь идет об «интеграции интеграций», в которой уже существующие международные объединения могут рассматриваться в качестве деталей более крупного механизма. Наконец, стремление к аккумулированию институциональных мощностей уже существующих международных организаций не отрицает расширения взаимодействия с другими мировыми регионами – Африкой, Северной и Южной Америкой. Успех проекта Большой Евразии может стать мощным стимулом для развития торгово-экономических связей в акваториях Тихого, Атлантического и Индийского океанов».

 

Экспертная встреча представителей России, Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана показала, что отношение к проекту Большой Евразии в академической и экспертной среде максимально позитивное. Спикеры отметили, что для полноценного раскрытия потенциала Большого евразийского партнерства предстоит решить ряд ключевых задач. Все они должны соответствовать главным критериям и трендам развития Большой Евразии:

1.  Евразийское партнерство должно формироваться на принципах равноправия и взаимной выгоды. В системе Большой Евразии не должно быть явной периферии, должен сохраняться политический и экономический плюрализм. Децентрализованное измерение БЕП, основанное на нормах международного права. 

2.  Экономическая интеграция государств остается главным стержнем Большой Евразии. Именно через интенсификацию торгово-экономического взаимодействия стран и международных организаций формируется эффективный деловой климат, создаются совместные предприятия и экономические проекты. Всё это также сказывается на формировании адекватной антикризисной наднациональной системы взаимоотношений. 

3.  Концепция Большой Евразии — это сочетание разных интеграционных инициатив. Важнейшим этапом развития макропроекта БЕП является сопряжение международных организаций, общих логистических программ и международных транспортных коридоров. 

4.  Несмотря на примат экономического сотрудничества субъектов Большой Евразии, важной задачей остается обеспечение безопасности региона. Страны ЕАЭС, ШОС и другие государства Евразии должны сообща разрешать существующие кризисы, способствовать нивелированию тлеющих конфликтов и не допускать возникновения новых, в том числе через барьеры внешнему вмешательству. 

 

 

Центр «Берлек-Единство»

 

Поделиться:


Яндекс.Метрика