Мир в эпоху глобальных перемен

Дата:

На площадке дискуссионного клуба «Пикир» прошёл международный круглый стол на тему: «Мир в эпоху глобальных перемен». В мероприятии приняли участие журналисты, учёные, политики, общественные деятели, политические аналитики, эксперты по вопросам безопасности, военные эксперты Кыргызстана, России, Казахстана, Афганистана.

В ходе дискуссии эксперты обсудили следующие вопросы:

1.    Может ли мир ждать от Запада конструктивного сотрудничества в условиях нарастающего геополитического противостояния и санкционной войны?

2.    Перспективы формирования многополярного мира через взаимодействие ШОС, БРИКС, ЕАЭС и других международных объединений, неподконтрольных Западу.

3.    Выгоды и риски появления новых центров силы для Кыргызстана и всего Центральноазиатского региона.

 

Основные тезисы выступлений:

Эдил Марлис уулу, политик (Кыргызстан):

«Сегодня мы стали свидетелями фактически восстания вассалов против Запада. Нынешний коллективный Запад - это страны, промышляющие грабежом уже многие века, именно на этом строилось богатство Запада. Для Запада остальной мир является лишь сырьевым придатком. Говорить, что противостояние идёт между Западом и Востоком, не вполне правильно, потому что Запад сегодня играет против всего  мира. Однако остальной мир не един, он разрознен, никто к такому глобальному противостоянию не готовился.

Если прежде лидеры Запада всё решали телефонным звонком, то сегодня им приходится выезжать в другие страны и вести переговоры вживую. Это говорит о том, что вассалов теперь приходится уговаривать. Страны западного мира тоже не монолитны. США и Великобритания всеми силами пытаются ослабить Европейский союз. В Евросоюзе тоже не всё дружно, страны конкурируют между собой, потому что каждая страна обязана выживать, обязана кормить своё население. Но и говорить, что англосаксы едины, тоже не верно. Завтра наступит следующий этап, когда мы увидим противостояние уже этих двух держав.

Сможет ли остальной мир Западу противостоять? Запад не будет сидеть, сложа руки. Сейчас начнётся откровенное давление, уговоры, шантаж, подкупы как целых стран, начиная от руководителей государств и заканчивая оппозиционными силами и другими политическими ресурсами. Одним из полюсов в этой ситуации может оказаться БРИКС. На минувшем саммите этой организации запущен пробный шар – страны БРИКС уже озвучили, что в кратчайшее время будут запущена единая валюта.

Кыргызстан тоже уже начал испытывать мощное давление со стороны Запада. Это мы можем видеть по делегациям, которые еженедельно посещают Бишкек».

Павел Дятленко, доцент кафедры истории КРСУ (Кыргызстан):

«Постепенное ослабление коллективного Запада как системы и как субъекта международных отношений является первопричиной текущего геополитического противостояния. В ответ на свое угасание Запад начал новую холодную войну против России и Китая. Сейчас проводится мобилизация всех ресурсов для подавления развития новых полюсов мира и их подчинение Западу ради его выхода из системного кризиса с помощью конфликта и переформатирования ускользающего мирового пространства под себя.

Происходящие на наших глазах изменения носят мировой и многослойный характер, так как сейчас движется к завершению 500-летняя эпоха доминирования Запада в мире и формируется новый мировой баланс сил. Переходный период между старой и новой эпохами отличается высокой конфликтностью, неопределённостью и нестабильностью. Он связан с острой борьбой мировых и региональных игроков за новые границы складывающихся макрорегионов и формирование жизнеспособных интеграционных объединений и международных организаций. Пример – ЕАЭС.

Одним из основных мировых трендов XXI века является подъём Евразии, входящих в этот регион мировых и региональных держав. Проявлениями этого тренда среди прочего можно назвать объективное усиление интеграционных процессов внутри азиатской части континента, быстрое развитие держав Евразии и их связей с другими регионами мира, международных организаций, созданных странами Евразии. Примеры – БРИКС и ШОС.

Завершение текущей геополитической борьбы за Украину может запустить следующий этап геополитического противостояния в одной из так называемых «зон пограничья». Например, может обостриться проблема Тайваня.

Нужно помнить и учитывать, что Центральная Азия является неотъемлемой частью Евразии, что означает для стран нашего региона полную включённость в происходящие мировые и континентальные изменения. Системный кризис открывает для Центральной Азии определённые возможности. Страны региона получают исторический шанс на выход из периферийного состояния и совершение нового модернизационного прорыва через развитие евразийской интеграции и активное участие в создании Большой Евразии».

 Нурлан Досалиев, эксперт по вопросам региональной безопасности (Кыргызстан):

«Понятие «запад» у различных народов Евразии на протяжении столетий устойчиво ассоциируется с такими факторами, как: нападение врагов, необходимость защиты. Россия в силу географического положения столетиями граничит с Западом, первой принимает на себя попытки завоевания евразийского пространства, защищая остальные континентальные народы. Начиная с 13 века, территория Евразии постоянно повергается попыткам завоевания со стороны Запада, который использует научно-технический прогресс для развития вооружения и технологий захвата территории России и всей Евразии.

Самые трагичные периоды попыток Запада расчленить Евразию - после Октябрьской революции 1917 года; после развала СССР в 1991 году.  Во всех случаях Россия защищалась сама и спасала остальные народы, в т.ч.  в Средней Азии.

Выводы:

1.    Запад – никогда в истории не был для народов Евразии опорой или союзником, а наоборот, на протяжении последних столетий систематически приносил им войны, страдания, проблемы.

2.    Россия в силу ряда факторов всегда первой встречает негативное движение со стороны Запада, исторически служит защитником для родственных народов Евразии, обеспечивая при этом их всестороннее развитие.

3.    На нынешнем переломе истории наблюдается закат короткого (250 – 300 лет) расцвета западной ветви цивилизации. Наступает период очередного ренессанса и дальнейшего поступательного развития Евразии во главе с Россией.

4.    Совокупность объективных и субъективных факторов указывает на необходимость безоговорочной и оперативной консолидации всех государств и народов Евразии в единую историческую общность во главе с Россией». 

 

Айнур Курманов, сопредседатель Социалистического движения Казахстана (Казахстан):

«В течение 30 лет в Казахстане была выстроена вывозная сырьевая модель экономики в интересах Запада. И она остаётся главенствующей, несмотря на радикальные и судьбоносные геополитические изменения в мире. И, к сожалению, идеология правящей элиты остаётся неолиберальной, европоцентричной.

Власти Казахстана, действуя по лекалам МВФ и американских консалтинговых компаний, провели несколько волн приватизации в интересах американских, британских и европейских корпораций. Была демонтирована система социального обеспечения, проведена пенсионная реформа по чилийскому образцу с отказом от солидарной и переходом к частно-накопительной пенсионной системе с повышением пенсионного возраста. По американскому образцу были проведены реформы в системе здравоохранения и образования.

В результате Казахстан оказался полностью зависим от европейского рынка, куда идёт 70% добытой нефти и полезных ископаемых, а значительная часть активов в консорциумах по добыче полезных ископаемых оказалась в руках Запада. По сути, это колониальная система, а местный капитал и правящий класс насквозь компрадорский.

Об этом свидетельствует предоставление дополнительных льготных условий для американских, европейских и британских корпораций. Даже во время известных кровавых январских событий президент Токаев поспешил подтвердить гарантии неприкосновенности для собственности иностранных инвесторов.

О том, как действуют преференции в отношении западных инвесторов, мы можем наблюдать на примере Лакшми Миттала, который ещё в 1995 году заполучил в свои руки Карагандинский угольный бассейн вместе с шахтами и Карагандинским металлургическим комбинатом. В 2009 году правительство РК заключило с ним договор о предоставлении ему налоговых и транспортных преференций в течение десяти лет в обмен на поставку нового оборудования и модернизацию производства. В результате мы видим, что никакого обновления производственных фондов не произошло, на Карметкомбинате и шахтах происходят постоянные аварии, а бюджет ещё и недополучил сотни миллионов долларов налоговых поступлений. Интересно, что у Лакшми Миттала закончился контракт по управлению шахтами, но правительство РК продолжает работу с ним и без контракта.

Никто с такими западными инвесторами в Казахстане и не собирается расторгать кабальные соглашения, контракты по недропользованию и управлению предприятиями. Наоборот, инвесторов холят и лелеют. Так, даже собираются создать специальный Фронт-офис, который будет заниматься разрешением всех вопросов иностранных добывающих компаний.

Получается, что правительство никогда не ставило и сейчас не выставляет западным добывающим компаниям единых требований и жёстких правил, а сами соглашения носят конфиденциальный характер и заключаются с каждым таким инвестором отдельно и явно не в интересах республики.

Более того, происходит ещё большая либерализация и максимальное облегчение условий зарубежным иностранным компаниям якобы в целях создания наиболее благоприятных условий для этих самых инвестиций.  Практически это продолжение прежней неоколониальной политики, инициированной Назарбаевым, когда были заключены кабальные для Казахстана соглашения по разделу продукции (СРП).

Сейчас в рамках этих СРП действуют более 200 месторождений, по которым в каждом отдельном случае с иностранными корпорациями оговаривались условия работы в Казахстане и доля в получаемых прибылях, которые строго засекречены. И фактически то, что предложил Касым-Жомарт Токаев западным инвесторам, означает заключение того же самого СРП, только в новой обёртке и даже на бОльших кабальных условиях для страны, чем прежде.

И это на деле означает ещё больше закрепление режима внешнего управления, так как одновременно с этим планируется ещё и приватизация оставшихся государственных активов стратегических компаний в той же нефтегазовой отрасли и в добывающей промышленности в целом, которые в итоге снова попадут в руки всё тех же американских и европейских корпораций.

При этом собственная так называемая «национальная» компания «КазМунайГаз» оказалась неспособна нарастить добычу, влезла в долги на 16 миллиардов долларов и вскоре может быть также приватизирована. Получается, что нынешний Казахстан теряет последние рычаги контроля и оставшиеся государственные активы.

Возникает резонный вопрос: а нужны ли народу Казахстана такие кабальные контракты, которые ничего стране не дают, а превращают её в пустыню с загаженными степями, с осушенными реками, воды которых пошли на заполнение пустот, образовавшихся от выкачки нефти и газа? Наконец, с отравленным Каспием - в результате работ американских компаний по углублению дна моря гибнут массово тюлени и птицы.

Даже сейчас по нынешнему разделу продукции на трёх крупнейших месторождениях страны - Тенгиз, Кашаган и Карачаганак – Казахстан обладает активами, которые составляют менее четверти от общего объема.

Так, на месторождении Тенгиз на Каспии в рамках ТОО «Тенгизшевройл» национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 20%, Chevron (США) – 50%, ExxonMobil (США) – 25%, СП «ЛукАрко» (США) – 5%.

На месторождении Кашаган на Каспии в консорциуме North Caspian Operating Company N.V. (NCOC) национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 16,88%, Eni (Италия) – 16,81%, ExxonMobil (США) – 16,81%, Shell (Великобритания) – 16,81%, Total (Франция) – 16,81%, CNPC (Китай) – 8,33%, Inpex (Япония) – 7,56%.

На месторождении Карачаганак в Западно-Казахстанской области в Karachaganak Petroleum Operating B.V. национальный оператор «КазМунайГаз» имеет всего 10%, Eni (Италия) – 29,25%, Shell (Великобритания) – 29,25%, Chevron (США) – 18%.

Если брать общие объёмы, то 74,5% казахстанского рынка нефтедобычи находится в руках зарубежных компаний и их доля будет сейчас увеличиваться, судя по действиям и заявлениям президента Токаева, а также по запланированной массовой приватизации в рамках установок, данных вице-председателем казахстанского Совета по реформам Сумы Чакрабарти. Этот бывший глава Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) сейчас стал настоящим комиссаром МФВ, ВТО, Всемирного банка и тех самых американских и европейских добывающих компаний при президенте и правительстве Казахстана и полностью манипулирует ими.

При этом правящая «элита» даже не допускает мысли пересмотра старых кабальных контрактов и соглашений по разделу продукции и продолжает программу реформ и тотальной приватизации.

В итоге дедолларизации экономики Казахстана не произошло, а на самом деле произошло открепление национальной валюты тенге от рубля. И мы видим взрывной рост цен в стране на продукты питания, галопирующую инфляцию. Тем более, что собственное производство, и в частности пищевая и легкая промышленность в итоге практически были уничтожены. И сейчас Казахстан снова оказался на пороге социальных и политических потрясений, что говорит о полном тупике многовекторного курса и неолиберальной экономической политики. Это показывает, что сырьевая вывозная модель экономики не только изжила себя, но является фактором усиления колониальной зависимости Казахстана, да и всей Центральной Азии от Запада и его международных финансовых институтов. Нынешняя регионализация мировой экономики и падение гегемонии США даёт шанс Казахстану и региону в целом вырваться из этой международной системы разделения труда и перестать быть сырьевым придатком. Но для этого необходимо отказаться от неолиберальной идеологии.

Что примечательно, именно Кыргызстан сейчас показал пример пересмотра контрактов по недропользованию и национализации, проведя национализацию Кумтора. Соответственно, это будущая калька и для Казахстана, где бастующие трудовые коллективы и широкие общественные слои уже требуют того же.

И единственным ориентиром и спасением для народа Казахстана и региона является интеграция в рамках ЕАЭС, «Большой Евразии», ориентация на БРИКС, так как только это даёт шанс преодолеть эту сырьевую модель капитализма».

Кубатбек Рахимов, исполнительный директор Центра стратегических решений «Аппликата» (Кыргызстан):

«Если мы признаем кризис западной идентичности, нам нужно понять: а кто же мы, что мы и куда двигаемся дальше?

Если взять в качестве примера ШОС, то начиналось всё достаточно просто. Конечная и прагматичная цель, которую ставили перед собой Китай и Россия при создании организации, была простой - демилитаризация зоны бывшего противостояния СССР и Китая. Соответственно, снятие нагрузки с бюджетов Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. Произошла демилитаризация ЦА и Западного Китая. Потом уже зародилось партнёрство, Шанхайская шестёрка преобразовалась в ШОС.

Что у стран ШОС общего? Не так уж много. В рамках этой организации, наконец, начало приходить осознание того, что Россия – это великая азиатская держава. Например, находясь на Сахалине, я чётко понимаю, что нахожусь гораздо восточнее, чем вся территория Китая. И когда в Москве говорят «поворот на Восток» или «поворот на Азию», важно понимать: Россия и есть Азия.

Существует европоцентрическая модель, - а вы уверены, что у вас есть азиацентрическая модель? Я не уверен. Азия – разная. Китай – страна-цивилизация, Индия – страна-цивилизация. Так, по сути, и Россия – страна-цивилизация.

В рамках ШОС, мы, считаю, до сих пор не можем понять: как мы можем быть полезны друг другу? Классический пример – создание банка ШОС. Европоцентричные менеджеры Центробанка, Минфина РФ и др. просто завалили проект создания этого банка. А ведь как после 24 февраля этот инструмент был нужен той же РФ!

Того, что нас объединяет, не так много, мы не должны обольщаться. Для объединения очень разных цивилизаций незападного мира нужен базис. Есть следующие отправные точки. Первая – консервативные ценности. Во всех религиях есть определённые морально-этические постулаты, которые сейчас подвергаются эрозии. Коллективно вокруг этого можно было бы строить реперную точку и от неё отталкиваться.

Второе – то, что мы называем социальной справедливостью в широком смысле этого слова. Очень важный момент: а вам не кажется, что мы сейчас в ценностном механизме очень близки к той ситуации, которая была перед Первой мировой войной? Кто против кого? Россия, в которой количество олигархов на душу населения по сей день самое высокое в мире? И остальные страны с высоким уровнем социальной несправедливости. Так давайте уходить на понятие «социальной справедливости» - оно будет привлекательной для формирования так называемого НЕзапада. Всё, что связано с социальной справедливостью и справедливым распространением благ, – это второй ключевой базис и реперная точка, вокруг которых мы могли бы объединяться.

Готова ли сегодняшняя Москва и её союзники по ЕАЭС сделать такой серьёзный сдвиг парадигмы? Над этим надо думать.  Объединение вокруг общего врага иногда эффективно, но не долговечно. Мы можем повторять мантрой: то Запад плохой, США плохие… Возможно, вы будете находить отклики у коллег в Китае, Индии. Но это будет отклик либо конъюктурный, либо частично касающийся национальных интересов тех стран, с которыми вы общаетесь».

Андрей Русаков, директор Центра европейско-азиатских исследований (Россия):

 «По всем соцопросам, проходящим в РФ, тема справедливости является очень важной, даже электоральной. С прошлого года в стране проходит большое число избирательных кампаний. И вопрос номер один, волнующий население, - именно тема справедливости и возможностей. И политические игроки берут эту тему на вооружение, предлагая те или иные политические решения внутри РФ для того, чтобы тему справедливости застолбить за собой и далее провести её в политическое пространство. Одним из тех, кто поднимал вопрос справедливости, помимо России, является Китай. Глава КНР подчеркивал это ещё в своих прошлых выступлениях. Россия является одной из стран, которая и во внутренней, и во внешнеполитической плоскости позиционирует себя как адепт справедливого миропорядка.

Может ли БРИКС заменить «Большую семёрку»? Последние несколько недель отмечены глобальным потоком саммитов. Саммиты «Большой семёрки», НАТО, ЕАЭС, БРИКС, Каспийский саммит... На саммите G7 стало понятно, что «Большая семёрка» полностью противопоставляет себя ШОС и Китаю, на это выделяется 600 миллиардов долларов. Что же касается БРИКС, то эта организация, в отличие от других, носит неформальный характер и не противопоставляет себя как альтернативу тому или иному объединению. Задача БРИКС – снять социальные и гуманитарные развития на пути устойчивого развития пяти стран, которые эта организация объединяет. И БРИКС имеет большой потенциал экономического роста. Большое значение придаётся Новому банку развития БРИКС. Прозвучала идея создания аналога системы SWIFT, из которой вышли крупнейшие банки России. Как быть в этой ситуации Кыргызстану? Учитывая, что крупнейшие инвесторы в экономику республики – это Россия и Китай, страны, объявленные Западом врагами, - то особых альтернатив и нет. И Кыргызстану с точки зрения своих геополитических интересов необходимо сильнее интегрироваться с экономиками БРИКС. В силу экономических и политических реалий ориентироваться сегодня на коллективный Запад – малоперспективно».

Елена Кузьмина, зав. сектором Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, эксперт Российского совета по международным делам:

«Почему на передний план вышла БРИКС, затмив собой ШОС? Шанхайская организация сотрудничества - объединение с большими возможностями - политическими, военно-стратегическими и экономическими. Это - четыре ядерные страны, три крупнейших с политической и экономической точек зрения государства – Россия, Индия, Китай. Но это – азиатское объединение. А сейчас стало понятно, что должна смениться структура всего мира. Это не означает, что ШОС, как и ЕАЭС, будет меньше работать. Но лидеры БРИКС очень чётко поняли, что нельзя недооценивать Запад и нужно создать новую систему мира именно в рамках БРИКС. Всё-таки БРИКС – это представители всех крупнейших регионов мира, даже без расширения организации.

На последнем саммите главы стран БРИКС пришли к следующим выводам, изложенным в итоговом коммюнике.

Объединению нужны новые механизмы сотрудничества. БРИКС не будет разрушать ВТО, МВФ. Однако нужны новые правила игры. БРИКС интересуют вопросы экономики и торговли. Речь идёт не только о торговле, но и о промышленном развитии, о транспортно-логистических коммуникациях. Мир вошёл в экономический штопор задолго до 24 февраля. Главная причина – пандемия. Страны так и не вышли из этой пандемии экономически и гуманитарно. Большой блок пунктов коммюнике посвящён пандемическим вопросам, медицинской, логистической проблематике. В экономическом блоке много внимания уделяется банку развития БРИКС. Перед БРИКС стоят вопросы безопасности. Это безопасность на Украине, в Афганистане, в африканских странах и в других государствах мира.

В объединение входят большие страны, представляющие свои регионы, и им очень важен вопрос расширения БРИКС. Это необходимо сделать не для того, чтобы заменить собой Организацию Объединенных Наций, но чтобы решить вопросы выработки общих планов игры для всех, а не для нескольких стран».

Моххамад Шафи Мохсени, политолог (Афганистан):  

«Афганистану последние 40 лет довелось жить и с Советским Союзом, и с Западным альянсом во главе с США. Проведу небольшое сравнение. При Советском Союзе в Афганистане были войска, но при этом были и мирные специалисты: СССР строил дороги, школы, больницы, фабрики и другие предприятия; были созданы рабочие места. Люди жили достойно. Когда СССР распался, установился однополярный мир во главе с США. Если говорить проще, начался бардак. Чем американцы занимались в Афганистане 20 лет? Ничего хорошего они не сделали, а только создали коррупционную систему отмывания денег и коррумпированное правительство, которое закрывало глаза на их преступления. Штаты нагло грабили нас. Вы знаете, что в Афганистане много запасов полезных ископаемых, драгоценных камней. Американцы всё грабили. И одновременно финансировали талибов для того, чтобы война продолжалась. И после ухода американцев те свергли правительство. Скоро год будет власти талибов, но их власть никто в мире не признаёт. Потому что талибы не соблюдают права человека, не разрешают женщинам учиться и работать. Всего 30 лет назад в стране было порядка 50% образованных граждан, сегодня – около 30. Через 10-15 лет это вообще дикая страна будет. Людьми будет легко управлять. Именно англосаксам. Нужно создать сильный альянс, способный противостоять Западу. Наподобие БРИКС или ШОС. В ШОС есть одна проблема – Пакистан. Пакистан ведёт проамериканскую политику».

Таалайбек Джумадылов, эксперт по вопросам национальной безопасности (Кыргызстан):

«Можно ли охарактеризовать одним словом целую цивилизацию? Одна из отличительных черт западной идеологии – лицемерие. Этой черте мы можем противопоставить идею справедливого устройства мира, которое отвечает чаяниям всех людей, живущих на планете. Что же делать Кыргызстану в сложившейся ситуации? Учитывая необратимость происходящих процессов, кыргызстанцам необходимо провести ККМ – Курултай консолидации и мобилизации».

Дмитрий Орлов, генеральный директор аналитического центра «Стратегия «Восток-Запад» (Кыргызстан):

«В БРИКС состоят два государства, которые одновременно входят в так называемое «Содружество наций» (бывшее «Британское содружество»). Это ЮАР и Индия. В ШОС тоже входят два государства из этого «содружества» - Индия и Пакистан. Общее между ними – только экономические интересы. Полюсов в мире может быть много, но для создания полноценных союзов нужна общая идеологическая база».

Алина Молдокеева, доцент Международного университета КР (Кыргызстан):

«Кыргызстан не является центром силы и не может участвовать в формировании этих центров, но может оставаться в их орбите. И через них реализовывать свои возможности. Республике выгодно то, что в последнее время региональные организации стали выходить на передний план».

 

Кубанычбек Таабалдиев, политический аналитик (Кыргызстан):

«Мир осознаёт, что оставаться под влиянием одного Запада становится себе дороже. Индия, арабские страны, частично Турция, Бразилия пытаются продемонстрировать свою обособленность от нынешних событий, которые «их не касаются», и открыто говорят об их собственных интересах. Поэтому этим государствам импонирует сотрудничество со странами, которые на них не давят, а проявляют к ним больше экономический, чем политический интерес». 

Олег Лушников, директор Центра евразийских исследований им. Г.В. Вернадского ПГГПУ, председатель Евразийского движения РФ (Россия):

«Меня как монголоведа спрашивают: почему Монголия - ближайший союзник СССР в годы Великой Отечественной войны – не участвует сейчас в евразийских интеграционных процессах? С одной стороны, Монголия – наш традиционно добрый сосед и позитивный партнёр.  С другой, находясь между двух гигантов, Россией и Китаем, монголы пытаются сохранять некую дистанцию, дабы не быть втянутыми в геополитическое противостояние. Этому, конечно, способствует ещё и влияние третьей силы – так называемого «третьего соседа». Это США, Япония, страны Европы, а в последнее время даже Индия. Это, конечно, не говорит о том, что Монголия готова разместить на своей территории американские военные базы или биолаборатории, либо выступить неким плацдармом для группировки, нацеленной против России или Китая. Нет, об этом речи не идёт.

Монголия пытается лавировать, балансировать между центрами силы. Тем не менее, эта страна является наблюдателем в ШОС, она вполне позитивно рассматривает возможность занять в будущем такой же статус в ЕАЭС. Всё будет зависеть от мировой конъюнктуры. Мы можем говорить о стремлении Монголии стать этакой нейтральной азиатской Швейцарией. При этом Монголия не будет принимать участие в антироссийских блоках, что уже является для нас хорошей площадкой для диалога и перспектив развития. Если на уровне ШОС, ЕАЭС, БРИКС будет идти усиление связей, то монголы, скорее всего, примкнут к этим объединениям. При отсутствии же уверенного движения навстречу друг другу этих элементов новой архитектуры безопасности Евразии и мира Монголия будет занимать выжидательную позицию.

В целом и ШОС, и БРИКС – это та самая новая архитектура безопасности мира, которая, безусловно, может стать опорой коллективной безопасности для стран Центральной Азии и Евразийского континента в целом. Мы уже сейчас видим, как БРИКС расширяется, как многие страны подумывают о присоединении к этому объединению. Это – очень перспективное направление, которое при дальнейшей деградации ООН может стать площадкой для новой, более справедливой системы Объединённых Наций».  

(Материал будет дополнен).

Пресс-служба дискуссионного клуба «Пикир».

 

Поделиться:


Яндекс.Метрика