Проблемы кыргызской трудовой миграции: причины и пути решения

Дата:

28 февраля в Бишкеке на площадке дискуссионного клуба «Пикир» прошёл круглый стол на тему: «Проблемы кыргызской трудовой миграции: причины и пути решения». Партнёрами выступили Фонд по молодёжному гуманитарному сотрудничеству «Евразийцы – новая волна» и мультимедийный информационный портал «Кундеми».

В мероприятии приняли участие представители госорганов, журналисты, политологи, эксперты по вопросам безопасности, общественные деятели Кыргызстана и России, а также студенты  Международного университета Кыргызской Республики.

В ходе дискуссии эксперты обсудили причины возникновения «точек напряжения» в реализации прав трудовых мигрантов из КР на территории РФ. В частности, какие преференции, предусмотренные для трудящихся государств-членов ЕАЭС, применяются РФ в отношении трудовых мигрантов из КР, а какие на практике остаются нереализованными; проблемы трудовых мигрантов как повод для деструктивных сил к дискредитации ЕАЭС; пути решения проблем.

Основные тезисы выступлений:

Мээримбек Апышов, советник Отдела защиты прав и интересов граждан Департамента консульской службы МИД КР: «Вступление Кыргызстана в ЕАЭС позволило гражданам республики: не брать разрешения на работу и патентов; пребывать на территории России столько, сколько необходимо согласно трудовому договору; при устройстве на работу представлять свои документы об образовании, которые признаются на территории России; посещать детям мигрантов детские сады и школы.

Однако наряду с преференциями есть и проблемы, которые необходимо решить. Одна из них - законодательная невозможность оформления обязательного медицинского страхования для членов семей трудящихся. Наши граждане на основании трудовых договоров могут оформить полис обязательного медстрахования, но законодательство РФ не предусматривает оформления такого полиса для членов их семей. Проводится активная работа по решению этого вопроса.

Ещё одна проблема - постановка на миграционный учёт. Многие граждане, приехав в Россию, не могут зарегистрироваться по месту фактического проживания. То есть наши граждане зарегистрированы по одному адресу, а фактически проживают по другому. Это связано с тем, что хозяева квартир избегают уплаты налогов государству и не заключают договор аренды.

Третья проблема — внесение граждан Кыргызстана в «чёрный список», если они совершили два или более административных нарушения. По итогам 2021 года в «чёрном» списке значатся 76 894 наших гражданина. МИД КР проводит работу по сокращению числа кыргызстанцев, которые попали в список.

В конце прошлого года в России вступили в силу законодательные поправки, предусматривающие обязательное медицинское освидетельствование, дактилоскопическую регистрацию и фотографирование иностранных граждан. В январе–феврале в многофункциональном миграционном центре «Сахарово» наблюдались большие очереди. По этой причине было проработано открытие отдельного коридора — входа в центр для граждан Кыргызстана и других стран ЕАЭС.

Кыргызстанцы также могут пройти медицинское освидетельствование в медучреждениях, которые утверждены местными органами власти. В Москве таковых 17. Дактилоскопическую регистрацию и процедуру фотографирования можно пройти в отделениях Федеральной миграционной службы по месту пребывания.  Медосвидетельствование включает в себя общие анализы, проверку на наличие ряда заболеваний (ВИЧ, сифилис, туберкулёз), а также консультации психолога и нарколога».

Никита Мендкович, глава Евразийского аналитического клуба (Россия): «Подписание договора о ЕАЭС с участием Кыргызстана дало очень широкие возможности для мигрантов из КР по трудоустройству. Фактически их права были уравнены с правами граждан России. Действительно, в феврале возникали вопросы по поводу взаимодействия закона и региональных законодательных актов потому, что в ряде регионов России были введены ограничения на трудоустройство иностранцев. Это было в трёх областях - и во всех трёх  применительно к Кыргызстану были внесены поправки, ограничения для граждан КР были отменены.

За время действия договора о ЕАЭС очень сильно углубилась интеграция кыргызстанцев в российское общество. Например, на прошлогодних выборах, в том числе в региональные парламенты, участвовало в качестве кандидатов более 20 уроженцев КР, преимущественно этнических кыргызов, которые получили российское гражданство, преимущественно по спискам партии «Единая Россия». Хочу напомнить, что участвовать в выборах могут в равной степени в качестве избирателей и граждане Кыргызстана, но проблема в том, что здесь нужна регистрация - то есть можно голосовать на выборах местного самоуправления по месту регистрации. К сожалению, этим часто пренебрегают, в результате кыргызстанцы оказываются отрезаны от такой общественной жизни.

На мой взгляд, сейчас основные юридические вопросы, связанные с положением мигрантов, решены. Каких-то серьёзных юридических проблем, к счастью, нет. Знаю, что очень много вопросов порой вызывают решения о снятии отпечатков пальцев у мигрантов. Но, во-первых, сами граждане России при получении биометрических загранпаспортов уже в семь лет сдают отпечатки. Более того, с прошлого года в России начали вводить электронные паспорта, получение которых тоже предусматривает дактилоскопирование.

Теперь о том, какие проблемы есть. Первое - необходима полная легализация в трудовом поле всех трудовых мигрантов России, особенно, из Кыргызстана. Учитывая, что кыргызстанцы имеют практически равные права с россиянами, им по большому счёту оставаться в тени нет каких-то значимых причин. Устроиться на легальную работу более чем реально. Но без официальной регистрации, официальных документов просто никого на работу не возьмут, опасаясь большого штрафа. Это снимает риски, связанные с нарушением обязательств нанимателем - в случае чего можно банально обращаться в суд. Это также снимает угрозы, связанные с этническим криминалом. На 700-750 тысяч мигрантов, которые честно работают, приходится определённое количество людей, которые приезжают в Россию, чтобы грабить своих же соотечественников. От подобных угроз довольно надёжно гарантируют выход мигрантов в легальное поле, отсутствие у них боязни обращаться в правоохранительные органы и официальные инстанции.

Что касается включения кыргызстанцев в «чёрный список» за совершение административных нарушений, то существует сложившаяся практика: решением суда тому или иному мигранту может быть запрещён въезд в Россию. Я специально выяснял этот вопрос - наказание применяется дифференцировано. В зависимости от ситуации принимаются решения либо о штрафе, либо о выдворении в зависимости от тяжести нарушения, наличия рецидивов и прочего. По вопросу же о том, что, может, имеет смысл снижать практику включения в «чёрные списки» и депортацию, нужно, считаю, дискутировать. Либо нужно вносить специальные поправки в кодексы, более чётко регламентировать, где можно, а где нельзя применять депортацию. Либо это должен делать Президиум Верховного суда РФ, которые выносит разъяснительные акты. Считаю, что по этому вопросу нужно взаимодействие министерств юстиции стран-членов ЕАЭС.

Рекомендации. Первое - посольствам, общинным организациям выходцев из КР во взаимодействии с ФМС важно максимально проводить правовой ликбез, помогать процедурам регистрации и выходу в легальное поле. Если кто-то работает в теневом секторе, нужно убеждать его увольняться и устраиваться на легальную работу.  Необходимо, считаю, при  взаимодействии ФМС, общественных организаций и посольства КР проводить какое-то совершенствование базовых знаний о законодательстве России. Напомню, в Узбекистане ещё более года назад ввели эту практику, хотя Узбекистан не входит в ЕАЭС. Там действуют и миграционные центры, которые помогают найти работу ещё до въезда Россию, там проводят курсы для мигрантов по праву, по базовым основам русского языка.

Говорю об этом уже не первый год: в Кыргызстане нужно создавать подобные центры. Чиновники зачастую говорят, что такие центры есть, например, в Оше, но, к сожалению, большинство жителей Кыргызстана впервые об этом слышат от меня. Эту практику нужно налаживать.

Подвоя итог, подчеркну: Россия заинтересована в легализации и максимально комфортном пребывании трудовых мигрантов - чтобы они работали, платили налоги и не попадали в сложные ситуации. Всем от этого меньше забот. У нас у всех общий интерес - у мигрантов, у властей двух стран, у рядовых граждан. Давайте сотрудничать, давайте меньше бояться друг друга».

Денис Бердаков, политолог: «Население Кыргызской Республики составляет 6,6 миллиона человек, а к 2020 году 774 тысячи граждан Кыргызстана проживали за пределами страны.  Примерно от 800 тысяч до 1 миллиона граждан республики (около 40 процентов рабочей силы страны) регулярно работают за границей, при этом около 50 тысяч кыргызстанцев ежегодно уезжают из страны на работу.

Они работают в различных секторах, включая розничную торговлю, гостиницы, рестораны, службы такси, строительство и сельское хозяйство. Около 76 процентов - моложе 35 лет и 53 процента - женщины.  Трудящиеся женщины-мигранты в основном работают в сфере услуг, общественного питания, производства одежды и в качестве домашних работников.

В  миграцию из Кыргызстана  уезжает более 20 % экономически активного населения, в основном молодёжь в возрасте от 18 до 29 лет. Около 40% мигрантов – это женщины. Среди мигрантов преобладают жители южных областей, где высок уровень безработицы.

Благодаря членству КР в ЕАЭС у кыргызских трудовых мигрантов есть некоторые преимущества в сравнении с выходцами из Таджикистана и Узбекистана. Тем не менее многие из них испытывают финансовые трудности, часто не могут найти работу в силу того, что едут на работу без специальности, навыков, без оргнабора под конкретного работодателя. А в последнее время - и с плохим знанием русского языка, что мгновенно заставляет их конкурировать с гражданами стран, не входящими в ЕАЭС, за более дешёвые рабочие места.

В самом Кыргызстане - слабая миграционная стратегия государства, проблемы оттока населения с приграничных территорий (в результате чего происходит «сползание» границ), дефицита квалифицированных специалистов, особенно в отдалённых регионах, положения женщин-мигранток, ремигранток и т.д.

Денежные переводы являются одним из наиболее важных и ощутимых преимуществ трудовой миграции в Кыргызстан с точки зрения развития и сокращения бедности. Денежные переводы, которые трудовые мигранты из Кыргызстана отправляют домой (к примеру, 2,4 миллиарда долларов США в 2019 году), составляют почти 30 процентов ВВП страны. Денежные переводы - жизненно важная система безопасности для оставшихся в стране семей, позволяющая им вырваться из бедности. Действительно, многие домохозяйства полагаются на денежные переводы для удовлетворения своих насущных потребностей, включая питание. В глобальном масштабе денежные переводы также облегчают доступ к улучшенному питанию, образованию и медицинским услугам для семей мигрантов, однако в Кыргызстане необходимы дальнейшие исследования этой положительной корреляции. Уровень бедности снизился, и денежные переводы играют все более важную роль в сокращении бедности в Кыргызстане. Это означает, что больший процент населения полагается на денежные переводы, чтобы вырваться из бедности.

По данным Национального статистического комитета, в 2019 году денежные переводы способствовали снижению уровня бедности в стране на 11,1 процентных пункта (с 31,2 процента до 20,1 процента), что свидетельствует о том, что 715 тысяч человек полагаются на эти переводы, чтобы избежать бедности. Переводы позволяют получающим их семьям увеличить общий доход, а также диверсифицировать источники дохода, создавая важный буфер против экономических потрясений, таких как пандемия COVID-19. Однако, поскольку домохозяйства мигрантов потребляют большую часть денежных переводов на товары первой необходимости, многие из них не готовы к чрезвычайным ситуациям, таким как внезапная потеря дохода. Отсутствие сбережений - общая характеристика домохозяйств мигрантов в Кыргызстане. Исследования расходов денежных переводов показывают, что их большая часть расходуется на повседневное потребление и другие области, такие как питание, основные услуги, а также покупка и ремонт домов.

После повседневного потребления, чтобы покрыть другие расходы, в том числе на традиционные праздники, семьи мигрантов полагаются на ссуды или отправляют другого члена семьи для работы за границей.  Такая потребительская привычка складывается из-за социального давления и недостаточной финансовой грамотности мигрантов. Центр поддержки международной защиты сообщил, что только 5 процентов кыргызских мигрантов делают сбережения и планируют семейный бюджет, а более 90 процентов мигрантов и их семей тратят весь свой доход на непосредственное потребление. Отсутствие системы финансовой защиты также ставит мигрантов под угрозу отсутствия продовольственной безопасности.

Денежные переводы в 2020 году способствовали снижению уровня бедности на 9,3 процента  – ниже, чем в предыдущем году. А это означает, что 613 800 человек полагаются на них, чтобы вырваться из бедности.

В 2021 году МОМ провела картирование кыргызской диаспоры, соотечественников и мигрантов, проживающих за рубежом, с целью предоставления актуального обзора их демографического и социально-экономического профиля, уровня их заинтересованности в инвестировании в развитие и климатические меры в Кыргызстане, а также потоки их денежных переводов. Исследование показало, что 88% респондентов отправляют деньги членам семьи и близким родственникам в Кыргызстане.

В 2021 году трудовые мигранты перевели в Кыргызстан $2 млрд 756,2 млн. Такие данные приводит Национальный банк республики. Из них 97,6% — это денежные переводы из России. При этом наибольшие суммы мигранты перевели в страну в июне и сентябре - $266,9 миллиона и $295,5 миллиона соответственно.

Действующая власть Кыргызстана прилагает очень много усилий для оказания помощи трудящимся в России. Ведутся постоянные переговоры, оказывается консультативная помощь. Например, недавно удалось организовать отдельный коридор в «Сахарово» для ускоренного получения всех документов, дактилоскопии. Идут постоянные визиты по линии МИД. Всё это делается, потому что есть понимание: достойное трудоустройство наших мигрантов за рубежом – основа политической стабильности. Их денежные переводы являются ключевыми в борьбе с бедностью» 

Эдил Марлис уулу, президент МОО «Конгресс Тюркских народов»: «В рамках ЕАЭС главным потребителем трудовых ресурсов является Российская Федерация. Если в 2020 году в России на миграционный учёт встали 8 миллион 327 тысяч иностранных граждан, то в 2021 году их количество составило уже 11 миллионов человек. Демографическая проблема на фоне развивающейся экономики заставляет Россию очень широко открывать двери для иностранных рабочих. Например, в нынешнее время только в Москве требуются более 300 тысяч рабочих разной квалификации.

Россия заинтересована в рабочей силе, и разговоры, что с её стороны есть какие-то препоны для мигрантов, в том числе из Кыргызстана, не соответствуют действительности. Если у тебя не хватает рабочих и ты их приглашаешь, то зачем ты им будешь создавать проблемы? Да, Россия ужесточает кое-какие законы, но всё это делается для безопасности государства. Это будет делаться и у нас, если в КР тоже будет большой поток мигрантов, мы тоже будем обязаны защищать свою страну и своих граждан, мы тоже будем должны обеспечивать безопасность.

Все проблемы, которые до сегодняшнего дня возникали, решались в рамках ЕАЭС – со стороны нашего посольства, Министерства иностранных дел, руководства страны. Всё можно решать в рамках закона, договариваясь, находя пути решения проблемы. То же самое и с введением обязательного медицинского осмотра для мигрантов. Принятие соответствующего закона в РФ привело к образованию очередей – все побежали проходить медосмотр. Власти КР оперативно сработали – добились открытия отдельного коридора для граждан ЕАЭС, проблема решилась. Сейчас посольство КР в Москве утверждает, что наши граждане проходят медосмотр максимум в течение 3 часов. Но здесь, конечно, не стоит забывать, что любую проблему, с которой сталкиваются наши мигранты в России, обязательно раздувают. Это делают силы, которые заинтересованы во вражде между государствами. Просто надо доносить правдивую информацию для всех.

Если взять статистику по всем трудовым мигрантам Кыргызстана, то здесь нет чётких данных, нет даже примерного подсчёта численности диаспор. Например, в Казахстане официально находятся 29 тысяч граждан КР, но, по неофициальным данным, эта цифра доходит до 60 тысяч. В Турции официально зарегистрировано порядка 30 тысяч граждан КР, неофициально – 50 тысяч. В Беларуси официально числится только 116 наших граждан, в Англии – 4 тысячи, в Канаде и Италии – по 6 тысяч, в США – 20 тысяч. Есть более точная информация по Германии – это 9 тысяч 115 граждан.

Теперь давайте обратим внимание на основной документ ЕАЭС – Договор о Евразийском экономическом союзе, подписанный в Астане в 2014 году. В статье 4 указаны основные цели союза, это: создание условий для стабильного развития экономик государств-членов; стремление к формированию единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов. Если помните, при вступлении в ЕАЭС руководители наших стран подчёркивали, что этот Союз принесёт именно благо для наших  трудовых мигрантов. Однако не всё так гладко, и самой большой проблемой является то, что арендодатели в РФ не хотят регистрировать наших мигрантов в своих квартирах. Человек без регистрации, без места жительства не имеет права официально устроиться на работу. Эта проблема на данный момент до сих пор актуальна.

Многие барьеры в рамках Евразийской интеграции решаются. Так, до 1 января 2017 года существовали ограничения, связанные с получением мигрантами медицинской помощи. Вопрос решили, сейчас остаётся открытым вопрос получения медицинской страховки членами семьи трудящегося.

Что касается «чёрного списка», то в него, кроме МВД, мигрантов могут занести также Федеральная пограничная служба, Федеральная служба безопасности, медико-биологическое агентство и т.д. – список почти из 10 организаций. Были случаи, что всего за два административных правонарушения человека вносили в «чёрный список». Россия – слишком большое государство, то, что не позволено в Москве, всё еще практикуется в регионах. К слову, на огромной территории РФ есть всего два субъекта, где нет кыргызстанских мигрантов – Северный Кавказ и Калмыкия.

Почему мы стали страной мигрантов, страной, которая производит трудовые ресурсы? Первая причина в том, что мы полностью уничтожили своё производство. Частые перевороты, безграмотная кадровая политика не создают климата для прихода инвестиций. Даже внутренние крупные инвесторы предпочитают вкладывать свои деньги в зарубежные предприятия. Поэтому мы имеем то, что имеем. На юге уже сложилась традиция – мальчик оканчивает школу, его женят и отправляют работать в Россию.

Почему именно в Россию? Потому что там - никаких бюрократических препон: есть простая работа, не требующая никакой квалификации; сформирована среда с родным менталитетом; деньги, потраченные на дорогу, можно отработать за месяц. Во многих субъектах РФ заработная плата не сильно отличается от нашей. Так почему люди уезжают? Люди убегают от трат на наши многочисленные семейные мероприятия. Как ни странно, это один из факторов.

Также уровень науки в КР столь низок, что иммигрируют как учёные, так и молодёжь. Потому, что здесь они не видят перспективы.

Большой минус миграции в том, что из страны уезжает очень много квалифицированных специалистов. Массовая миграция – это убийство будущего Кыргызстана. Самая большая проблема – это дети мигрантов. Они остаются без воспитания, без родительского тепла, а это уже большой психологический удар для ребёнка.  А ребёнок, которого забрали родители с собой за границу, становится уже гражданином той страны, где он пребывает. И даже, если родители вернутся, ребёнок не сможет здесь адаптироваться. Мы теряем следующее поколение».

Дмитрий Орлов, генеральный директор аналитического центра «Стратегия «Восток-Запад»: «Как любой сложный процесс, миграция окружена большим количеством мифов. В странах, которые принимают мигрантов, эти мифы наиболее активно стали культивироваться после образования Таможенного, а потом — и Евразийского экономического союза.  Некоторые эти мифы вполне безобидны. Но есть и такие, которые дискредитируют саму идею евразийской интеграции в глазах россиян. Мигранты здесь являются поводом для атаки.

Миф №1: мигрантов в России стало слишком много. По данным МВД РФ, с января по сентябрь 2021 года в России было зарегистрировано 10 616 980 иностранных граждан. В тот же период число иностранцев, указавших в качестве цели въезда в Россию «работа», составило 5 694 539 человек. Кыргызстанцев среди них - 623 465 человек. В 2020 году в России было зарегистрировано 8 200 000 иностранцев против 11 000 000 годом раньше. Сокращение объясняют пандемией COVID-19. Тем не менее, мы видим, что передвижение иностранных граждан в Россию — величина непостоянная, и способна меняться в разных условиях. 

Миф №2: мигранты живут за счёт социальных пособий. На самом деле в России иностранные граждане, приехавшие на заработки, никаких материальных выплат не получают. Только в 2020 году Государственная дума РФ ратифицировала соглашение, согласно которому Россия обязуется выплачивать пенсии трудовым мигрантам из стран ЕАЭС за наработанный в стране стаж. Для сравнения: с 2000 года в Великобритании мигранты из континентальной Европы платят на 64% больше налогов, чем получают пособий.

Миф №3: мигранты занимают рабочие места россиян. Простой анализ открытых источников показывает, что мигранты часто выполняют работу, которую местные жители не хотят или не умеют выполнять. Работают иностранцы в сфере услуг, включая ЖКХ, на стройках, на сельскохозяйственных угодьях. По разным данным, в аграрном секторе России, например, задействовано в среднем 500 тысяч человек. В 2020 году из-за пандемии COVID-19 и ограничений въезда в страну российские аграрии понесли убытки из-за того, что некому было собирать урожай. Сами россияне работать на полях отказались.

Миф №4. Мигранты — это источник криминала. Данные МВД России говорят иное: иностранцев, совершивших преступления — не более 3,7%.

Миф №5. Мигранты разрушают идентичность принимающих государств, меняют их цивилизацию, культуру и религиозную основу. Здесь можно вспомнить высказывание Евгения Варшавера, социолога, руководителя группы исследований миграции и этничности, старшего научного сотрудника РАНХиГС: «Когда мы представляем классическое американское Рождество с носками, Санта-Клаусом, оленями, надо помнить, что эти традиции привнесли немецкие мигранты конца XIX века. На тот момент суровые англосаксонские протестанты праздновали Рождество совершенно иначе, и сложно себе представить, что в этом сообществе празднование было именно таким».

Алина Молдокеева, политолог, доцент Международного университета Кыргызской Республики: «Оборотная сторона миграции – дети, остающиеся без родителей. Только в Иссык-Кульской области в начале 2019 года был зарегистрирован 7 201 такой ребёнок, из них 1 444 - в возрасте до семи лет, 5 757 – с семи до 18 лет. Всего семей мигрантов – 6 192, из которых 1 661 находятся во внутренней миграции, остальные 4531 – во внешней.

По данным 2020 года, около 3 800 детей были оставлены родителями-мигрантами совершенно чужим людям. По словам уполномоченной по правам ребенка Жыпарисы Рысбековой, в прошлом году во время подворных обходов органами местного самоуправления было выявлено почти 86 тысяч детей трудовых мигрантов. «При этом 69 тысяч — это дети, чьи родители выехали на заработки за пределы Кыргызстана, из них 3,8 тысячи были оставлены совсем чужим людям. Были факты, когда детей оставляли друзьям и подружкам», — рассказала Рысбекова.

По данным Минтруда и соцразвития, в стране насчитывается около 29 тысяч детей, у которых один или оба родители находятся в трудовой миграции. Но, по словам правозащитников, детей, чьи родители уехали на заработки, в Кыргызстане гораздо больше - 256 тысяч. Из них у 119 тысяч детей оба родителя находятся за пределами страны. Даже в статистике такая разница у разных структур, что свидетельствует о беспорядке в сфере обеспечения прав мигрантов и их семей.

 В Кодексе о детях чётко прописана ответственность родителей, которую они несут за детей. Согласно статье 76 этого кодекса, если родитель не может воспитывать своего ребёнка или уезжает куда-то, то он должен назначить опекуна или попечителя на этот период. В большинстве таких трагических случаев выясняется, что родители ребёнка находятся в трудовой миграции за пределами страны. Если бы родители в рамках закона определяли родственника опекуном, то они бы чувствовали свою ответственность. Министерство предлагало не разрешать выезд гражданам до тех пор, пока они письменно не подтвердят, кому именно они оставили детей, кто их будет воспитывать во время их отсутствия.

Руководитель Лиги защиты прав ребенка Назгуль Турдубекова сообщила, что причиной попадания детей в ситуации, когда они подвергаются давлению и насилию, является безответственное отношение родителей к своим собственным детям: «У нас ведь детей стали бросать, как будто вещь какую-то оставляют. Поэтому если ребёнок вдруг пропадает или его права нарушаются, никто не узнает об этом».

Согласно данным МВД, в 2020 году с началом карантина из-за COVID-19 количество фактов домашнего насилия в стране выросло на 62%. Всего было зарегистрировано 9 025 случаев семейного насилия, из которых до суда дошли лишь 947 дел. По официальным данным, в 2021 году зафиксировано 8 405 случаев домашнего насилия, что больше на 30% чем в 2020-м. 90% таких дел не доходят до суда и по различным причинам закрываются. Для сравнения, в 2018 году было зарегистрировано 70 случаев насилия в отношении детей. В 2017 году таких случаев было около 60, в 80% случаев насилие было совершено со стороны родственников, из них 43% – лицами, проживающими в одном доме с несовершеннолетними.

Кроме насилия в отношении подростков, в последние два года часто регистрируются факты суицида среди несовершеннолетних. В среднем ежегодно на самоубийство решаются примерно 100 парней и девушек до 18 лет. В 2020 году, когда мир охватила пандемия коронавируса, в марте и апреле в стране был введён карантин. И тогда десятки подростков наложили на себя руки. В 2021 году так же было зарегистрировано несколько таких случаев.

Министерство труда, социального обеспечения и миграции сообщило, что в Кыргызстане растёт количество случаев физического, сексуального, психологического насилия в отношении детей. За три года количество случаев сексуального насилия в отношении детей увеличилось почти вдвое, психологического – втрое, физического – на 30%.

По мнению специалистов, причиной насилия также может быть и прогрессирующая миграция».

Бакыт Бакетаев, политолог, сопредседатель клуба «Пикир»: «Руководство Кыргызстана и России активно работают, чтобы устранить имеющиеся проблемы в сфере миграции. Но блогеры часто рисуют картину миграции исключительно чёрными красками. Они, например, распространяют новости о том, что в школах РФ дети мигрантов подвергаются насилию, их избивают. Хотя это могут быть единичные случаи, носящие бытовой характер. Но такие события особенно раздуваются. Есть блогеры, которые посвящают свои выпуски только негативу, связанному с мигрантами. Такие материалы набирают сотни тысяч, а то и миллионы просмотров. 

Отделу миграции, МИДу нужно встречаться с такими блогерами, разъяснять им что к чему – где правда, а где нет. С ними нужно сотрудничать, а не бороться. Это бы имело положительный эффект. Тем более, в блогерской среде есть ребята, которые освещают очень нужные события. К примеру, последний визит наших депутатов в Москву и их встречу с В. Матвиенко.  Есть организация «Мекендештерге жардам», которая оказывает помощь мигрантам из КР по всем направлениям – обеспечивает консультациями, помогает с ПЦР-тестами, вакцинами и пр. Идёт правильная координация между мигрантами и работодателями. Важно отметить, что у таких роликов в интернете очень мало просмотров. Необходимо помогать широкому освещению их деятельности.

Отдельная тема – СМИ. Они очень любят показывать картинки, которые могут и не совпадать с действительностью. Радио «Азаттык», безусловно, освещает очень важные темы, но в теме освещения миграции в России преобладает негатив».

Джами Аширов, эксперт по вопросам миграции (г. Москва): «В связи с последними событиями в России положение мигрантов сейчас неоднозначное. Перебои с денежными переводами коснулись как бизнесменов, так и мигрантов. На фоне постковидного кризиса мигрантов в РФ стало очень много – больше миллиона человек. Например, в ближайших городах - Мытищи и Химки -  70-80% учащихся в классе – дети мигрантов. В связи с этим местное население начало возмущаться, и местами уже начинают ужесточать условия пребывания приезжих. К таким мерам можно причислить закон об обязательном прохождении медицинского освидетельствования (страхования) даже для детей мигрантов - с семи лет. Идёт большая социальная нагрузка на школы, детские сады. С другой стороны, такое положение дел говорит о том, что мигранты уже могут себе позволить привозить в Россию детей. 

Об условиях пребывания мигрантов в РФ. Отдельные ведомства лоббируют свои интересы. К примеру, строительное лобби нацелено на то, чтобы побольше людей пошло в строительную сферу, потому что основная масса мигрантов ушла в сферу услуг (такси, курьеры и сфера обслуживания). Что хорошо, появились новые правила игры – это самозанятость. Самозанятым проще, чем людям с трудовым договором. Если заключить договор с физическим лицом, удерживается только 4%, с юридическим – 6%. По трудовому договору удерживается больше 30% в социальные и пенсионные фонды.

Про соцсети. Как мы знаем, кыргызскоязычный сегмент социальных сетей оккупировали либеральные журналисты, там они работают системно, и поэтому каждое негативное событие по теме миграции раздувают до вселенского масштаба. Поэтому у многих мигрантов, которые получают информацию только посредством интернета, отношение достаточно негативное к местным властям в стране пребывания. И мы видим очень много драк с участием наших сограждан, и даже нападений на полицейских. К сожалению, такое имеет место быть.

Руководство Кыргызстана, чиновники стараются как-то решить эту проблему, но, к сожалению, у нас нет преемственности.  Власть у нас часто меняется, и каждое новое руководство начинает всё с нуля». 

Кубанычбек Таабалдиев, директор КНИА «Кабар»:

«Все мы понимаем, что миграция – это сложный процесс, который затрагивает не только Центральную Азию, не только Кыргызстан, но и весь мир. Во всём мире процесс миграции не остановим, он всё больше расширяется. На этот момент, по официальным данным, более 200 миллионов человек во всём мире считаются мигрантами и большая часть из них, конечно, трудовые. Все понимают, что есть два крупных потока: в США, куда ежегодно приезжают почти 14 миллионов трудовых мигрантов, и в Россию (12 миллионов).

Есть несколько причин, которые вынуждают мигрантов выезжать их из своих стран. Экономическая, как у нас в КР – нет рабочих мест, нет возможностей заработать собственным трудом. Есть социальные причины, когда ухудшаются условия проживания в сельской местности, да и в малых городах, увеличивается разрыв в качестве жизни между странами пребывания и странами выезда. Ну и самое главное, в таких странах, как Кыргызстан – социально-политические темы нестабильности, когда революции вынуждают людей бежать из нестабильной страны в другие страны, стабильные.

В Узбекистане сейчас количество населения - 35  миллионов, из страны выехали 3 миллиона человек, и большая часть - в Россию. Из Таджикистана, где население около 10 миллионов человек, выехали 1,6 миллиона человек. Из Кыргызстана же выехало больше 1 миллиона. Если считать, что население, по официальным данным, меньше 6 миллионов человек, то выехало очень много. Из Казахстана, где почти 19 миллионов человек, выехавших - 350-360 тысяч человек, наверняка среди них очень много трудовых мигрантов.

Какова же статистика денежных переводов? По данным за 2021 год, в Узбекистан было перечислено 8,2 миллиарда долларов – естественно, большая часть из России. При этом, если большая часть кыргызстанских мигрантов находится в европейской части России (в основном в Москве), то Узбекистан вывозит рабочую силу скоординированно, централизовано и по договорённости с российскими регионами. Это очень важный процесс, потому что когда есть государственная поддержка, то есть и рабочие места, и решается вопрос социальной защищённости трудовых мигрантов.  Потому-то такое количество мигрантов из Узбекистана едет в Россию.

Из КР за тот же период выехали 2, 7 миллиона человек, из них 2,6 миллиона, то есть больше 90% , находятся в России. Из Таджикистана выехали 1,8 миллиона, из них 1,7 миллиона так же находятся в России. Казалось бы, похожие условия, похожие проблемы. Но если из Таджикистана и Кыргызстана выехало на заработки в Россию примерно одинаковое количество мигрантов, то перечисленные за год 2,6 миллиарда долларов в Кыргызстана заметно превышают 1,7 миллиарда долларов, переведённые в Таджикистан.

Сравнение ВВП стран ЦА к 2020 году. В Казахстане ВВП составляет 170 миллиардов долларов, на втором месте находится Узбекистан – по разным данным, от 60 до 68 миллиардов долларов. В Таджикистане и Кыргызстане примерно один и тот же размер ВВП - около 7,5-8,5 миллиарда долларов. Теперь сопоставьте, какую долю ВВП присылают мигранты, чтобы поддерживать свои семьи.

Такие процессы показывают тенденцию: когда Кыргызстан вошёл, а Таджикистан не вошёл в Евразийский союз, кыргызстанцы, которых в России меньше, зарабатывают и присылают домой больше денег, чем таджикистанцы. Потому что, по всем данным, мигранты из КР занимают в России уже не низшую ступень в иерархии рабочих мест, а ступень повыше, которая оплачивается бОльшими зарплатами.

Это также показывает, что в Кыргызстане уже понимают две вещи. Первое - надо изучать русский язык. Второе - в КР всё-таки начался процесс подготовки специалистов каких-то определённых профессий. И надо будет уделять больше внимания тем профессиям, которые востребованы именно в странах пребывания мигрантов, в первую очередь, в России. И если это процесс пойдёт, то надо будет учесть ещё одну вещь: если мы будем готовить своих специалистов для России, то сами останемся без своих специалистов. А чтобы этого не произошло, надо учесть мнение такой авторитетной организации, как Международная организация труда.

В интервью нашему агентству «Кабар» директор этой организации сказала: в мире миграция бывает двух видов - добровольная и обязательная. Обязательная не в том смысле, что кто-то выталкивает, а в том, что жизненные условия такие, что мы не можем здесь оставаться, чтобы жить, надо выезжать. А если будут созданы условия, тогда будет выбор – здесь оставаться или выезжать.

И этот процесс в Кыргызстане, по всей видимости, уже начался. Потому что идёт подготовка людей, которые могут работать в России уже с готовыми специальностями, наверняка востребованными. Рекомендация для нашего государства: надо создать перечень профессий, по которым мы могли бы здесь, в КР, готовить специалистов, чтобы те уезжали уже с профессиональными навыками. Но это нисколько не умаляет другой задачи - Кыргызстан должен идти к тому, чтобы выбор для мигрантов был именно добровольным, а не вынужденным. Думаю, первым делом надо будет наладить учёт количества наших мигрантов. Мы в настоящее время широкомасштабно внедряем цифровизацию в КР, но точное количество мигрантов никак не можем узнать. Мы выезжающих регистрируем и можно зарегистрировать тех, кто приехал. Тогда будем точно знать, сколько наших граждан находится за рубежом и сколько вернулось. В этом отношении стране очень сильно помогло бы,  если бы ведомство, отвечающее за цифровизацию, объединилось в работе с Пограничной службой, с Таможенной службой - с теми, кто может вести регистрацию наших граждан».

По итогам дискуссии участники круглого стола выработали следующие предложения и рекомендации: 

- властям КР ходатайствовать перед властями РФ о возможности рассмотрения вопроса отмены регистрации (постановки на регистрационный учёт) граждан КР при кратковременном выезде на родину на срок до 10 суток;

- рассмотреть возможность дополнительного упрощения принятия гражданства РФ лицами (в т. ч. детьми), чьи родители являются гражданами России;

- органам власти Кыргызстана усилить разъяснительную работу среди потенциальных трудовых мигрантов относительно условий работы граждан КР в РФ;

- организовать совместно с соответствующими ведомствами Российской Федерации широкую познавательную кампанию для улучшения имиджа России в глазах мигрантов и мигрантов - в глазах России;

- внедрить в Кыргызстане институт специального социального работника, который будет защищать права более 1,5 тысячи детей трудовых мигрантов, принять специальный закон о социальной службе.



Поделиться:


Яндекс.Метрика