От интеграции к организации: какие перемены ждёт тюркский мир?

Дата:

18 февраля 2021 г. состоялось экспертное заседание «Современные вызовы безопасности на евразийском пространстве: правовая основа и механизм ОДКБ», организованное Информационно-аналитическим центром Евразия-Поволжье, Научно-образовательным центром сотрудничества со странами СНГ и Балтии Саратовского государственного университета им.Н.Г.Чернышевского, Аналитическим порталом «Деловая Евразия», Информационно-аналитическим центром «Евразийская инициатива». Данное экспертное мнение представлено Насибовой Айтен Сохраб кзы, кандидатом исторических наук, ассистентом кафедры международных отношений и внешней политики России Института истории и международных отношений Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского, заместителем директора ИАЦ Евразия-Поволжье (г. Саратов, Россия).  

 

В ноябре 2021 г. в Стамбуле на саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств было принято решение о переименовании Совета в Организацию тюркских государств (ОТГ). Так, на постсоветском пространстве была образована первая международная организация, основанная, в первую очередь, на культурно-этнической идентичности государств-участников.

Сама логика смены наименования «совет» на «организацию» свидетельствует о её движении в сторону более обязывающей структуры, участники которой могли бы быть связаны «механизмами оперативного принятия решений», о чём упомянул глава турецкой дипломатии Мевлют Чавушоглу в ходе ноябрьского саммита 2021 г. 

Слово «совет» несло больше совещательную смысловую нагрузку, а термин «организация» – это уже полноценная, жизнеспособная единица на международной арене. Старое наименование – Совет сотрудничества тюркоязычных государств – содержало в себе больше гуманитарность, так как упор делался на термин «тюркоязычные», что ассоциировало деятельность Совета с развитием языка и культуры. Теперь же при новом названии структуры речь идет уже о «тюркских государствах», безо всяких «языковых оговорок». Это означает усиление политического вектора в деятельности организации вместо прежнего «культурно-гуманитарного» камуфляжа.

Также стоит обратить внимание на то, что в турецком языке нет различий между терминами «турецкий» и «тюркский» (оба слова пишутся как «türk»). То есть, на турецком языке новое название читается как «Организация турецких государств», в чём содержится недвусмысленный намёк на главенствующую роль Анкары в этом этнически мотивированном объединении.

Более того, переход от интеграции к организации означает возможность расширения состава участников. Как отметил президент Турции Р.Т. Эрдоган: «Развитие Организации тюркских государств не должно никому приносить беспокойства. Наоборот, нужно стремиться стать частью этой структуры, основанной на исторической общности. Это – платформа развития межгосударственных связей». 

К чему может привести институционализация тюркского мира?

Очевидно, что дальнейшая политизация ОТГ может привести к росту политической напряженности не только в регионе, но и внутри стран-участниц. 

К примеру, как Китай, имея уйгурскую проблему, будет воспринимать дальнейшую политизацию ОТГ с учётом её многомиллиардных вложений практически во все сферы в Туркменистане и Казахстане? Или какова будет реакция России, где проживает более 10 млн. тюрок, на дальнейшее усиление общетюркской идеологии? И что ожидает в перспективе ОТГ, если география стран-участниц пересекается с такими организациями как ОДКБ, ЕАЭС и ШОС, локомотивом которых является Россия и Китай?

Помимо внешнеполитических факторов сдерживания ОТГ, стоит отметить, что внутренняя конъюнктура самой организации также противоречива. Турция и Венгрия (наблюдатель) – члены НАТО, Казахстан и Киргизия входят в ЕАЭС, Туркменистан (наблюдатель) – нейтральный, Азербайджан и Узбекистан не входят в какие-либо объединения, накладывающие на его участников серьёзные обязательства. 

А анализ внешнеэкономических показателей этих стран показывает, что в Казахстане и Киргизии экономически будет преобладать Китай, точно так же, как в Казахстане – Россия, с учётом протяжённости границ; Азербайджан будет больше тяготеть к Турции и Европе, куда устремлены основные нефтегазовые маршруты. Таким образом, перспектива развития ОТГ будет ещё отягощена экономическим фактором. 

Тем не менее, существующие проблемы не являются чем-то новым для данной структуры. Скептические оценки перспектив развития ОТГ были ещё в ходе первых саммитов в начале 90-х гг. Однако тюркоязычным государствам удалось успешно маневрировать и создать полноценную международную организацию. Думается, что для усиления политической и экономической составляющей в перспективе будет ослаблена идеологическая составляющая, как главный сдерживающий фактор развития организации.

Поделиться:


Яндекс.Метрика