Страх и ненависть в Кабуле: как США боролись с «ветряными мельницами»

Дата:

В Афганистане завершилась многолетняя военная миссия США и НАТО. Вывод сил международной коалиции спровоцировал колоссальные политические изменения в стране и способствовал приходу к власти движения «Талибан» (организация запрещена в России). Это небезосновательно вызывает тревогу в Центральной Азии и других странах евразийского региона. Для России и ОДКБ возникшие риски и угрозы в Афганистане – это новая тревожная реальность, требующая пристального внимания к проблемам безопасности в центральноазиатском регионе и на постсоветском пространстве в целом.

Обсуждение острых вопросов, связанных с текущей афганской повесткой, прошло 24 августа в рамках международного экспертного брифинга «Угроза распространения экстремизма в России и Центральной Азии в контексте афганского фактора».  Организаторами мероприятия выступили две аналитические структуры: Центр геополитических исследований «Берлек – Единство» (г. Уфа, Россия) и Институт исследований Центральной Азии (г. Казань, Россия). В брифинге приняли участие эксперты из России, Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана. 

 Фото.png

Модерировал работу видеоконференции аналитик Центра «Берлек - Единство» Алексей Чекрыжов. Открывая международную дискуссию, он выделил экономические и политические последствия транзита власти в Афганистане.

«Со сменой политических сил Афганистан рискует стать государством-изгоем. Это может выразиться в резком уменьшении объёма международной помощи стране. Как известно, более 40% ВВП страны приходились на дотации других государств и международных организаций. Сейчас МВФ уже приостановил финансовую поддержку Афганистана, и я думаю, что многие другие субъекты мировой экономики последуют этому же примеру. 

Кроме того, сейчас мы наблюдаем за массовым бегством жителей Афганистана. Реакция США, Европы и НАТО предсказуема, и понятно почему Центральная Азия отказывается быть полигоном для получения виз в страны Запада. С потоком мигрантов в СНГ могут проникнуть и представители радикальных течений. На этот аспект на днях обратил внимание и Президент России Владимир Путин».  

С приветственным словом к участникам брифинга обратился директор Центра геополитических исследований «Берлек-Единство» Радик Мурзагалеев. В своём выступлении он акцентировал внимание коллег на альтернативных вариантах развития Афганистана как транспортного хаба Большой Евразии. 

«… В Афганистане последние сорок с лишним лет идёт война. Это накладывает серьёзный отпечаток на восприятие государства и угроз, которые оттуда исходят. Помнится, как рассматривались и предлагались самые разнообразные проекты по модернизации жизненного уклада в Афганистане. Даже с экономической точки зрения перспективным выглядело, например, формирование транспортного коридора, соединяющего Центральную и Южную Азию через Афганистан.

Такие логистические проекты были бы интересны и выгодны в первую очередь самому Афганистану. Скажем в рамках формирования Большого евразийского партнёрства или инициативы Нового Шёлкового пути, цель которых создать взаимовыгодные условия для свободного передвижения товаров, капитала, рабочей силы и услуг. Так вот теперь о многих таких проектах можно забыть на неопределённое время. Причины я думаю всем понятны. 

Приходом к власти движение «Талибан» (организация запрещена в Российской Федерации) усугубило и так непростое социально-экономическое положение в стране и спровоцировало массовый отток населения за рубеж. Я уже не говорю о том, что за двадцать лет присутствия американского военного контингента в Афганистане так и не была выстроена жизнеспособная социальная и экономическая инфраструктура, которая бы отвечала интересам жителей страны. Что делали американцы двадцать лет в Афганистане? Какую демократию строили? Как укрепляли отношения с афганской властью? Мы сейчас наглядно видим результат этой работы».

Директор научных программ Института исследований Центральной Азии, заведующий кафедрой конфликтологии Казанского федерального университета Андрей Большаковпредставил сценарный анализ разрешения афганского кризиса. 

«… Россия очень тесно взаимодействует с республиками Центральной Азии и служит «зонтиком безопасности» в регионе. Об этом свидетельствуют тесные двухсторонние и многосторонние контакты государств. Поэтому переоценивать угрозы не стоит. 

Если говорить о перспективах урегулирования афганского кризиса, то я бы выделил три основных сценария. Первый связан с восстановлением прежней власти в Афганистане, которая поддерживала американское военное присутствие в стране. Этот вариант сегодня на экспертном и политическом уровнях рассматриваются редко, но я бы его не сбрасывал со счетов. 

Второй сценарий обусловлен установлением жёстких внутренних порядков талибами внутри афганского общества на основе шариата. Третий сценарий предполагает продолжение гражданской войны, конфронтацию и противостояние иностранному военному контингенту, зарубежным ЧВК в Афганистане». 

Важны активные упреждающие решения в сфере безопасности на международном уровне 

Известный религиовед, директор независимого аналитического центра «Религия, право и политика» Кадыр Маликов в своем выступлении обозначил долгосрочные вызовы для стран Центральной Азии. По его мнению, в государствах региона в ближайшее время экономические и социальные проблемы могут отойти на второй план, в то время как обеспечение общественной безопасности может стать первостепенной задачей:

«… Изменение военно-политической ситуации в регионе и расширение географии нестабильности с участием террористических групп на севере Афганистана проявляются сегодня в полную силу. Не секрет и то, что на территорию Афганистана перебрасывались боевики из террористических организаций, базирующихся на Ближнем Востоке. И теперь ситуация на территории афгано-узбекской и афгано-таджикской границе по-настоящему беспокоит. 

Конечно, можно ожидать, что сам Талибан (организация, запрещенная на территории России) сейчас будет занят решением внутренних проблем: выстраиванием политической системы, решением экономических задач и прочим. Однако опасение вызывают другие группировки, ныне присутствующие в Афганистане, которые могут быть направлены на страны Центральной Азии. 

Помимо гражданской войны, потока беженцев и гуманитарной катастрофы, одной из угроз для стран Центральной Азии являются риски транзита радикальной идеологии. В наших странах со светской системой ценностей проявляются риски долгосрочного характера. С учетом этого актуализируется вопрос - насколько наши политические элиты понимают всю серьезность изменений геополитических условий. На этом фоне также важно и то, чтобы духовенство было готово к вызовам идеологического характера, в особенности в призме высокого протестного потенциала населения».  

Директор ГАУ Центр гуманитарных исследований Министерства культуры Республики Башкортостан Марат Марданов, обращаясь к участникам брифинга, отметил, что на сегодняшний день проблема импорта террористических угроз актуальна и для локального, и для государственного, и для международного уровней:

«… Безусловно, внимание экспертного сообщества всех наших стран приковано к ситуации в Афганистане. Стало очевидно, что важны активные упреждающие решения в сфере безопасности на международном уровне. Для этого Россия активно ведет консультационную работу со всеми странами Центральной Азии, а также с Пакистаном, Китаем и другими государствами региона. Задействуется инфраструктура ОДКБ и ШОС. Для всех стран это, конечно, вопросы обеспечения национальной безопасности, противодействия распространению экстремизма и терроризма, пресечения контрабанды вооружения и наркотиков.

Отмечу также, что вышеозначенные риски наиболее ярко проявляются в наших регионах Урало-Поволжья и в странах Центральной Азии. Мы неоднократно сталкивались с эмиссарами Талибана. В последние годы проводилось множество спецопераций по предотвращению деятельности экстремистских ячеек. Показательно, что порядка 5,5 тыс. россиян в свое время убыло в стан террористических организаций Ближнего Востока и Афганистана. И до 30% из них планируют вернуться домой. 

Соглашусь со спикерами, что в Афганистане в среде Талибана активно участвуют представители других террористических организаций, которые не оставляют своих целей по распространению халифата на территорию стран Центральной Азии».  

Джин, которого выпускают из бутылки, рано или поздно перестаёт слушаться  

Следующий спикер - представитель Республики Казахстан, руководитель Общественного объединения «Башкирский культурный центр «Агидель» в г. Нур-Султан Азамат Рыскильдиндал прогнозную оценку дальнейшего развития государственного устройства Афганистана:

«… Едва ли заявленный в Афганистане процесс формирования инклюзивного правительства будет доведен до своего завершения. Как мне кажется, они вернутся к персонификации ответственности какого-то лидера, что отвечает их традициям. 

Однако это будет не тот Талибан, что раньше. Конечно, либеральная идея с треском провалилась в Афганистане, но это не означает, что провалились идея конституционализма. Судя по заявлениям Талибана, нынешние власти настроены на государственное строительство. Разумеется, в духе мусульманского права, договоренностей общин и устоявшихся традиций. 

Но если лидеры группировки смогут организовать должные взаимоотношения с национальными меньшинствами и хотя бы первично решить другие проблемы, это будет являться показательным прецедентом для многих людей из Центральной Азии. Иными словами, здесь проявятся новые риски роста приверженцев радикальных взглядов». 

 

По словам директора Казанского института евразийских и международных исследований Булата Ягудина, модернизация в Афганистане всегда упиралась в традиционализм. Эксперт напомнил участникам видеоконференции, что геополитическое положение Афганистана для Евразии - это давнее место стыка и расхождения интересов всевозможных акторов:

«… В непрекращающейся гражданской войне в Афганистане приняло участие множество интересантов. К примеру, в середине прошлого века в Афганистане уже экспериментировали с конституционализмом. Уже тогда в стране сформировались многие течения, в том числе исламисты и приверженцы либерализма. Последние, конечно, потерпели поражение. 

В свое время многие исламистские движения были созданы при непосредственном участии западных спецслужб, что уже является аксиомой. И Советский Союз в регионе противостоял не только Западу, но и ближневосточным игрокам, другим мусульманским странам, которые были подключены к содействию исламистам. Но, как это часто случается в западной практике, джин, которого выпускают из бутылки рано или поздно перестаёт слушаться. 

Сейчас американцы ушли не для того, чтобы сформировать какую-то позитивную повестку. Они ушли, чтобы оставить после себя хаос. Это было целью. И если говорить о влиянии этих событий на Центральную Азию, можно напомнить о спящих ячейках экстремистских структур. Пока нет однозначного ответа на вопросы: как они себя поведут, и как наши страны ответят на новые угрозы».  

Всё, что происходит в Афганистане, неизбежно отражается на Центральной Азии

В свою очередь руководитель Центра социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова в своем выступлении отметила, что в Республике Казахстан ситуация вокруг смены власти в Афганистане оценивается двояко:

«… В казахстанском обществе есть два толкования о влияния последних афганских событий на Центральную Азию и на мир в целом. Во-первых, отмечу расширительное толкование, которое и раскрывается во влиянии афганских процессов и на наш регион в негативном ключе. Речь идет и о транзите экстремизма, и о прочих негативных явлениях. 

Узкое толкование предполагает, что смена власти в Афганистане никак не повлияет на наши страны в ближайшее время. Эти взгляды основываются на предположении, что Талибан сейчас в меньшей степени заинтересован в Центральной Азии. 

Что касается Казахстана, то как мне кажется первая реакция нашего населения на прошедшие события выражается в сплочении вокруг власти. Для нас любая возможная разбалансировка рассматривается как максимально нежелательный сценарий».

Доклад следующего спикера - доцента кафедры «Иностранные языки и гуманитарные дисциплины» Ташкентского филиала РЭУ им. Г.В. Равшана Назарова, был посвящен оценке этнического фактора в самосознании населения Афганистана. По мнению эксперта, нельзя исключать того, что этот аспект станет основной движущей политической силой:

«… Афганистану предстоит дальнейшее усиление этнических противоречий. Это объясняется не только консолидацией северных меньшинств, но и превращением этнических отношений в основные государственные связи. Тем более для патриархального сознания деление на своих и чужих является серьезным. 

Среди факторов влияния афганских событий на Центральную Азию, можно отметить следующее:

Во-первых, Афганистан всё-таки не может существовать в вакууме. Это часть нашего региона. Всё, что происходит в Афганистане, неизбежно отражается на Центральной Азии. 

Во-вторых, опять-таки Афганистан хоть и граничит с тремя государствами ЦА, но косвенно влияет на весь регион. 

В-третьих, серьезный процент населения Афганистана представлен группами, которые этнически родственны титульным нациям Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана. В общей сложности это примерно треть населения Афганистана. 

В-четвертых, прерванные этнические связи сегодня имеют тенденцию к восстановлению. Это делает южные республики СНГ весьма чувствительными к последним событиям. 

В-пятых, у этой части населения Афганистана есть естественное желание опереться на северных соседей в условиях кризиса».

Радикальный фон вокруг Афганистана «зашкаливает»

Директор общественного фонда «Азия Групп» Юлия Денисенко рассказала о собственном опыте работы по реабилитации семей боевиков:

«… Наша организация занимается, в том числе, реабилитацией репатриантов из Сирии, Ирака. Мы проводим комплексную работу с их семьями. Женщины, планировавшие вернуться в Центральную Азию, собственноручно писали заявления, что хотят жить в светском государстве и отказываются от радикально-экстремистских воззрений. Но по истечению некоторого времени их взгляды менялись. 

Так, даже по самым скромным оценкам около 30% из них ждали, что боевики активизируются в Сирии и они вместе переправятся в Афганистан и станут жить по законам шариата. Такая ситуация имеет место быть. А теперь давайте представим, что идеология Талибана (организация запрещена в России) и текущие события в Афганистане повлияют на умы тех, кто уже вернулись на родину. Это более тысячи человек в Центральной Азии».

 

Руководитель Центра изучения региональных угроз Виктор Михайлов поделился с коллегами своим виденьем того, как изменилось узбекоязычное интернет-пространство с приходом к власти в Афганистане талибов:

«… Основная опасность сегодня исходит не от боевиков, как об этом принято говорить, а от того радикального фона, который сильно изменил весь вербовочный контент за последние, наверное, недель пять. 

Что произошло в узбекоязычном пространстве? Основные вербовщики модернизировали свои проповеди и сделали акцент на справедливости, борьбе с коррупцией на примере Афганистана. Призывы, которые исходят от них сегодня выстроены по принципу политического ислама». 

Мы до сих пор не располагаем статистикой о числе афганских беженцев

Доцент кафедры истории и культурологии Кыргызско-Российского Славянского университета Павел Дятленко рассказал присутствующим об опыте ОДКБ в борьбе с террористами на примере Баткенских событий.

«… Ситуация в Афганистане формирует внешние и внутренние проблемы безопасности. К внешним я бы отнёс проблему беженцев из Афганистана и уязвимость южных границ республики. К внутренним угрозам - опасность проникновения террористических организаций и активизацию их «спящих ячеек» в Кыргызстане. 

У Кыргызстана, к сожалению, уже есть такой печальный опыт. Я говорю про вооружённые столкновения на территории Баткенского района 1999 года, когда нам помогли государства-союзники ОДКБ».

Независимый журналист и политолог из Республики Казахстан Замир Каражанов продолжил идеи предыдущего спикера. Эксперт также коснулся потенциальной проблемы гуманитарной катастрофы, которую может вызвать очередной виток афганского кризиса:

«… Какой-либо прямой угрозы события в Афганистане для Казахстана пока не несут. Однако есть косвенные риски, которые нам предстоит нивелировать. 

Прежде всего, это проблема беженцев. Конечно, многие афганцы просто вынуждено бегут на территорию сопредельных стран. Однако я хотел бы обратить внимание, что мы до сих пор не располагаем статистикой о числе афганских беженцев в странах Центральной Азии. Фактически, это бесконтрольный поток людей. 

Да, большинство из них спасают свои жизни. Но мы знаем примеры, когда под видом беженцев в страны проникали экстремисты. Соглашусь с коллегами, всё это значительно усилило риски распространения радикализма в странах Центральной Азии».

Профессор Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева Айнур Ногаеваоценила интересы основных игроков в Центральной Азии, гарантирующих безопасность региона.

«… Рассматривать безопасность наших стран в разрыве от глобальных и региональных держав невозможно. Поэтому нужно только приветствовать создание самых разнообразных переговорных площадок и проведение совместных военных учений. 

Если говорить конкретно про государства, то у России и стран Центральной Азии сложились схожие представления об угрозе распространения экстремизма и терроризма. И это нас ещё больше объединяет».

Почему фиаско США в Афганистане не получило должной оценки в мировых СМИ?  

Политолог Центра геополитических исследований «Берлек-Единство» Артур Сулейманов резюмировал выступления спикеров и поделился с участниками дискуссии формулой афганской угрозы для России и Центральной Азии: 

«… Ситуация в Афганистане, действительно, создаёт многочисленные проблемы безопасности Центральной Азии, России и СНГ в целом. Формула афганской угрозы складывается из трёх слагаемых: неопределённость ситуации, потеря контроля и формирование деструктивных коммуникаций. 

Неопределённость текущей повестки заставляет нас настороженно относится к любым процессам, связанным с Афганистаном. Если даже международное сообщество признает власть «Талибана» (запрещена в Российской Федерации) в полном объёме или частично, то есть все основания полагать, что Афганистан будет восприниматься многими светскими режимами как «государство-изгой». 

Будут ли соблюдены обещания талибов не нападать на сопредельные страны? Вопросов, как мы видим, при любом раскладе очень много, а ответов нет. То же самое касается и потери контроля над основными функциями государства: право легитимного насилия и управление. Трудно просчитать как это будет всё реализовываться на деле. Но самое опасное в том, что появляется возможность возникновения деструктивных коммуникаций, в том числе сетевых, между боевиками из разных организаций и их консолидация на севере Афганистана. 

Помимо дипломатических и военно-политических мер противодействия терроризму и экстремизму отдельно выделю информационные. Это важное направление не только в работе ОДКБ, но и в системе обеспечения коллективной безопасности на пространстве СНГ.  

Приведу примеры. Когда вводились и выводились войска США, то активной информационной полемики в международных СМИ не было. Захотели – ввели, захотели – вывели. Это неправильно. В условиях западной «гибридной войны» нам необходимо формировать свою медийную повестку с учётом интересов СНГ и привлекая при необходимости внешние экспертно-аналитические, информационные службы. 

Сейчас мы видим, что западные СМИ пытаются выставить Россию, Китай и некоторые другие государства как главных интересантов афганского кризиса, но по факту именно на наши страны накладываются финансовые, технические и другие материальные издержки по обеспечению безопасности в регионе».   

В завершении международного брифинга команда Центра «Берлек-Единство» и Института исследований Центральной Азии выступила с практическими предложениями к участникам мероприятия:

1. Усилить сотрудничество российских и центральноазиатских экспертов, занимающихся вопросами профилактики экстремизма и радикализма, через формирование диалоговой площадки «Экспертное противодействие угрозам и рискам: Россия – Центральная Азия». Перспективным видится привлечение к обсуждению экспертов и аналитиков из Афганистана и сопредельных стран, заинтересованных в конструктивном диалоге.

2.   Проработать вопрос о возможности проведения совместных информационно-аналитических мероприятий по выявлению, мониторингу и пресечению распространения радикализма в молодёжной среде (в частности с использованием социальных сетей, мессенджеров и иных интернет-ресурсов). 

Обсуждение наболевших проблем продолжается. Все участники брифинга сошлись во мнении, что текущая ситуация в Афганистане будет меняться динамично, и оснований для оптимистичного прогноза остаётся всё меньше.  

 

 

 

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»: berlek-nkp.com

Российская Федерация, Республика Башкортостан, г. Уфа

berlek-edinstvo@mail.ru

 

 

Поделиться:


Яндекс.Метрика