Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Центральноазиатский вояж Назарбаева. В чем истинные причины?

Центральноазиатский вояж Назарбаева. В чем истинные причины?

20 Сентября 2017

Автор:

В минувшие выходные президент Нурсултан Назарбаев посетил сразу две центральноазиатскеие столицы – Ташкент и Ашхабад. Если в последней он в основном напутствовал спортсменов перед началом Азиатских игр, то в Ташкенте действительно был подписан ряд серьезных торговых соглашений. Стоит отметить, что в последнее время динамика межстрановых контактов в Центральной Азии заметно оживилась. О мотивации и истинных причинах активности Казахстана на центральноазиатском треке в интервью Exclusive.kz рассказал руководитель Программы евразийских исследований Института мировой экономики и политики Руслан Изимов.

- Руслан, чем Вы объясняете такую интенсивность встреч Нурсултана Назарбаева с лидерами стран ЦА?

-  Интенсивность встреч между лидерами стран Центральной Азии, на мой взгляд, должна восприниматься как естественное положение вещей. Мы близкие соседи, имеющие достаточно тесные торгово-экономические и политические связи. В силу некоторых личностных факторов, в прежние годы отношения были натянуты. Теперь все переходит в естественную фазу, где есть четкие интересы и, самое главное, потребность. Ведь за эти годы накопилось немало проблемных вопросов, которые требуют незамедлительного решения. Хотя Казахстан занимает третью строчку в списке внешнеторговых партнеров Узбекистана, тем не менее, потенциал кооперации в этой сфере не использован в полной мере. Об этом свидетельствует снижение показателей взаимной торговли за последние пять лет (пик торговли был достигнут в 2013 году, когда товарооборот между странами составил $2,1 млрд. За 2016 год объем взаимной торговли сократился до $1,5 млрд). По последним данным, в текущем году показатели вновь растут. Конечно, для нас рынок Узбекистана представляет значительный потенциал для экспорта казахстанской обработанной продукции.

Другой, не менее важной, темой на повестке дня казахстанско-узбекского сотрудничества является развитие проектов в транспортной сфере. Узбекистан является страной, у которого даже соседи не имеют выхода к морю. В этой ситуации Узбекистан стремится со всеми соседями развивать транспортное сотрудничество. Казахстан в этом списке является одним из основных партнеров Ташкента, поскольку через нашу территорию проходят ключевые  транзитные пути узбекского экспорта. В этом плане Узбекистан, который не является участником ЕАЭС, заинтересован договориться с Астаной по таможенным пошлинам, чтобы облегчить доставку своей продукции на рынок России и других стран объединения. В этом плане, вполне логичным было бы обсуждение создания на казахстанско-узбекской границе Специальной экономической зоны. Также немаловажной представляется активизация не только грузовых, но и пассажирских перевозок между нашими странами.

- Как Вы оцениваете новую региональную политику Узбекистана, какие перспективы она открывает для центральноазиатской кооперации? Проявляются ли контуры региональной политики, о которой активно заговорили эксперты после смерти Каримова?

- Да, в региональной политике Узбекистана действительно происходят значительные изменения. Но, в то же время, принцип рациональной самоизоляции, свойственный внешней политики Ташкента, по всей видимости, остается актуальным. Да, сегодня Ташкент значительно активизирует внешние связи, особенно с соседними странами. Однако, на мой взгляд, это вынужденная мера. Улучшение связей с центральноазиатскими республиками нужно для решения злободневных проблем, которые ждали своего рассмотрения десятилетиями. За это время многие из них достигли критической точки. Дошло до того, что на границе с Кыргызстаном была подтянута военная техника. Исходя из этого, вопросы границ с соседями стали одной из первых задач нового руководства. Однако, в долгосрочной перспективе тренд на региональное развитие во внешней политике Ташкента вряд ли сохранится. В целом, говоря о новой политике Узбекистана важно не забывать несколько нюансов.

Во-первых, первый президент Узбекистана оставил после себя одну из наиболее закрытых стран в политическом и экономическом плане. На этом фоне очевидно, что действия и реформы нового руководства будут восприниматься в русле демократизации и либерализации. Безусловно, узбекские власти сегодня проводят ряд новых реформ, призванных открыть экономику.

Согласно исследованиям крупных ученых Запада (гарвардские экономисты), после смены режима в стране, где были достаточно жесткие условия, в последующие несколько лет будет наблюдаться процесс либерализации. Чтобы власти ни предпринимали, все будет разительно отличаться от того, что было. Дальше запас накопленного пакета назревших реформ будет исчерпан и, режим снова будет стараться закрываться (самоизолироваться). В данном случае хочется надеяться, что теория ученых не сработает и реформы в стране будут иметь долгосрочный характер. Во-вторых, как мне представляется, период транзита в Узбекистане пока еще полностью не завершен. При всем внешнем благополучии в стране остается ряд сложных проблем социального, финансового и экономического характера. Исходя из этого, на данном этапе власти страны будут стараться выиграть для себя как можно больше времени для укрепления системы вокруг нового лидера Оксарая. А вот как будет меняться и, в каком направлении будет двигаться внешняя политика Узбекистана через 3-5 лет, покажет истинные ориентиры Ташкента. Я могу ошибаться, но мне кажется, что узбекские власти все-таки тяготеют к Западу.

- В чем интерес Назарбаева от поездки в Туркмению, какие проекты могут совместно реализовать две страны? В последнее время Туркмения находится в тяжелом экономическом положении. Возможно ли, что Ашхабад запросит финансовой помощи у Астаны?

- В виду комплекса факторов, включающих вопросы энергетики, приграничного сотрудничества и проблем определения статуса Каспия, Ашгабад остается для Казахстана одним из приоритетных партнеров в Центральной Азии и на Каспии.

Сегодня туркменские власти действительно сталкиваются со сложностями в экономике. Снижение показателей вынудили власти в начале лета отменить все социальные льготы. Фактическая замкнутость экспортных поставок на Китае увеличивает зависимость Туркменистана от Пекина. В этих условиях, мы наблюдем активный поиск туркменскими властями альтернативных маршрутов и потребителей углеводородов.  С этим связана активизации таких проектов как ТАПИ, Транскаспийский газопровод. Более того, мы наблюдаемым активизацию внешней политики Ашхабада в целом. По всей видимости, туркменские власти также не хотят оставаться в стороне от интенсивных связей между странами региона. Встреча Нурсултана Назарбаева с Гурбангулы Бердымухамедовым  имеет большое значение в плане усиления регионального сотрудничества.

На повестке дня оказались вопросы дальнейшего углубления взаимодействия в сфере железнодорожного и автомобильного грузопотока. Введенная в строй в прошлом году железнодорожная ветка Казахстан-Туркменистан-Иран за короткое время показала свою эффективность. К этой  линии через Казахстан присоединился Китай, и первые грузы из китайского города Иу были переправлены по этой линии. То есть, потенциал взаимодействия в этой отрасли большой и сторонам необходимо продумывать варианты расширения сотрудничества. Также уместным было бы запуск паромного сообщения между портовыми городами наших стран. Как показывают исследования, потребность в этом увеличивается.


Источник



Теги: Казахстан, Туркменистан, Узбекистан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение