Информационно-аналитический центр  –  Публикации  –  Три угрозы для США с точки зрения дипломата-консультанта
 
08.02.2017


  Headline Surfer

Несмотря на ряд знаковых решений, уже принятых новым президентом США Дональдом Трампом, приоритеты внешней политики Вашингтона пока выглядят туманно. «Вестник Кавказа» предлагает читателям ознакомиться с советами, которые дает новой американской администрации Стэнли Эскудеро, работавший в составе дипломатического корпуса США в Пакистане, Иране, Индии и Египте, бывший послом США в Таджикистане (1992—1995), в Узбекистане (1995—1997), Азербайджане (1997—2000), а сегодня ставший президентом консалтинговой фирмы Shield Bearer L.L.C.  и вице-президент организации American Chamber of Commerce.

Пока в США говорят о введении дополнительных санкций и принятии других мер против России на основании предполагаемых попыток ее вмешательства в американские выборы, важно обратить внимание на все внешнеполитические проблемы, с которым сталкивается сама Америка. Сегодня демократы и некоторые республиканцы, требуют принятия более жестких мер против России, но в этот раз жесткие антироссийские меры будут серьезной внешнеполитической ошибкой. Сейчас Соединенные Штаты все еще пытаются оправиться после урона, нанесенного восемью годами правления первого антиамериканского президента, и сталкиваются с тремя серьезными международными противниками - радикальными исламскими джихадистами, Китаем и Россией. На сегодняшний день мы не достаточно сильны, чтобы справиться со всеми тремя сразу. Это означает, что мы не должны проводить политические инициативы в отношении одной из трех сторон без учета последствий для отношений с двумя другими, к которым эти инициативы могут привести.

Начинать конфронтацию с тремя основными соперниками, когда мы не достаточно сильны, чтобы их победить, явно не в наших интересах. Это не имеет никакого смысла еще и потому, что меры против одной из сторон, могут  оттолкнуть ее дальше от нас и подтолкнуть ближе к двум другим. Будет гораздо мудрее либо избегать некоторых из этих конфликтов, или, что еще лучше, заручиться поддержкой одного или нескольких из этих соперников, чтобы сотрудничать против других, по крайней мере, в тех сферах, где мы разделяем общие интересы.

Сотрудничество с радикальным исламом невозможно. У нас нет общих интересов, джихадисты хотят, чтобы мы либо были обращены в ислам, согласились на исламское господство или были уничтожены. Они не говорят за весь ислам, но они ответственны за политическую динамику в большей части мусульманского мира. По их собственным словам, мирное сосуществование с ними невозможно, разве что в промежутке между конфликтами. В конечном счете, мы должны выступить против и уничтожить их. Это может быть сделано путем военного сотрудничества, взаимодействия с нерадикальными исламскими государствами, тщательных проверок мусульман, которые проживают или хотят жить на Западе и вытеснении джихада, насильственных действий против немусульман из исламской философии. 

Проще говоря, у США нет никаких оснований сотрудничать с джихадистами против России или Китая.



Основой наших общих интересов с Китаем являются экономика и торговля. Потребительская экономика Америки во многом зависит от дешевой китайской продукции. Китайская рыночная экономика, полная спонсируемых правительством кумовства и массовой коррупции, также зависит от экспорта в Америку. Любые изменения в этой ситуацию нанесут ущерб экономикам обеих стран. Поэтому и Вашингтон, и Пекин будут стремиться избежать этого даже в условиях серьезных провокаций. У Китая также существуют проблемы с мусульманским меньшинством, уйгурами, в основном проживающими в западной части Китая, но не такого масштаба, как в России или на Западе. Мы сталкиваемся с потенциально серьезным противостоянием с Пекином из-за его растущей военной мощи и явного намерения направить эту мощь в западную часть Тихого океана для усиления своего политического влияния и снижения влияния Вашингтона. Наращивание  морских и воздушных военных сил, военизированная космическая программа, строительство военных баз на островах, отказ разобраться с их северокорейским протекторатом, угрозы в сторону Тайваня и увеличения влияния на Филиппинах, все это представляет собой угрозу традиционному балансу сил, установившемуся в этом регионе после войны, который нельзя игнорировать. Вместе с нашими союзниками в Японии и Южной Корее, а также при возможном сотрудничестве с Вьетнамом и Тайванем, мы можем ответить на эту угрозу, но только не тогда, когда одновременно с этим мы должны активно противостоять амбициям России и джихадистов. Маловероятно, что мы сможем выгодно сотрудничать с Китаем против радикальных джихадистов или России.

Россия является нашим соперником с 1918 года и серьезным противником с 1945 года, с кратким потеплением отношений после распада СССР и вплоть до прихода Владимира Путина к власти. Давайте проясним, Путин не наш друг, но он также и не "бандит из КГБ". Владимир Путин гениальный, хорошо образованный и опытный оперативник КГБ - один из лучших в Советском Союзе - и он очень популярен среди россиян. Он является грозным противником при любых обстоятельствах. Но он также реалист и, до тех пор, пока вы помните о его целях и действуете с позиции силы, с ним можно работать на основе определенных общих (может быть временных) интересов. 
У нас и России есть общий интерес - уничтожение радикальных джихадистов. В той или иной форме Москва борется с мусульманским миром со времен монгольских нашествий в 1200-х годах. Россия завоевывала мусульманские земли со времен Екатерины Великой. Они долго пытались получить контроль над портами южных территорий, находящихся под исламским правлением. Они вторглись в Турцию в 1915-1916 годах. Хотя Россия и стала гораздо меньше со времен СССР, под ее контролем все еще находятся несколько мусульманских провинций. В настоящее время эта страна стала целью джихадистов, и русские ответили на террористические атаки беспощадно. 

Москва тоже хотела бы, чтобы угроза радикального ислама была устранена, и она готова сотрудничать с нами ради достижения этой цели. Россия не может быть недовольна нарастающей напряженностью в китайско-американских отношениях, но Москва также разделяет границу с Китаем и опасается возможной китайской экспансии. Несколько десятилетий назад между странами шли ожесточенные столкновения вдоль реки Амур. Россия не будет поддерживать Китай в случае серьезного конфликта с США. Но чего еще хочет Россия? Чего Россия достигла в эпоху американского отступления от мира, навязанную Обамой?
 

Стремление России к контролю или к свободному морскому проходу через турецкие проливы объясняет ее готовность принять необдуманное и опасное приглашение Обамы стать игроком в сирийской гражданской войне и, таким образом, вновь ввязаться в борьбу на Ближнем Востоке во времена растущей американской слабости. Переговоры Москвы с Турцией и правительством Башара Асада о прекращении огня в Сирии лишь подчеркивают тот факт, что Путин стал арбитром сирийской проблемы. Он хочет и уже начинает получать более сильный голос в арабском мире.

Поддержка России позиций Ирана во время переговоров с администрацией Обамы по заключению ядерного соглашения и последующая продажа оружия Ирану Москвой позволили России временно пользоваться иранской авиабазой в Хамадане и увеличили ее влияние в Тегеране. Она также продолжает оказывать поддержку и продавать оружие Армении и Азербайджану, что позволяет ей определять исход событий на Южном Кавказе.

У Москвы есть проекты в западной Европе, направленные на ослабление НАТО. В настоящее время Россия является основным поставщиком природного газа в Европу. Около 40% газа Германии приходит с российских месторождений через российские трубопроводы. Еще больше трубопроводов находятся в стадии строительства. Зависимость Европы от России как главного источника энергии значительно увеличивает влияние Путина.
Без сомнения, Россия наш самый грозный соперник. Совершенно ясно, что мы должны оттолкнуть Россию для хотя бы частичного достижениях наших целей. При других обстоятельствах можно было бы предложить проработанное сотрудничество с одной из двух других сторон, чтобы подавить силы Москвы, но после рассмотрения слабых сторон России и наших общих интересов можно сделать вывод об обратном.

Главная слабость России - экономика. Их экономика сильно зависит от экспорта нефти и газа и от продажи оружия. Никто не покупает российские холодильники или автомобили. Но Соединенные Штаты являются крупнейшим экспортером оружия в мире. И после того, как бурение на общественных землях будет разрешено, мы станем самым крупным экспортером нефти и природного газа на планете. Наши технологии позволяют сильно снизить затраты на добычу нефти и газ. Экспорт сырой нефти, строительство регазификационных терминалов и танкеров для транспортировки СПГ позволят создать много рабочих мест и ускорить наш экономический рост. Эти шаги также дадут нам серьезные рычаги давления на российскую экономику.
Путин добился значительной модернизации российской армии, но Россия не сможет достигнуть уровня американских военных, а восстановление американских вооруженных сил является одним из приоритетов Дональда Трампа.

Россия никогда не перестанет желать максимизировать свое влияние в западной Европе. Но Путин является реалистом, который может быстро понять, что лучшим вариантом является ограниченное партнерство с Соединенными Штатами в ограниченных и четко определенных областях в обмен на сотрудничество против общих врагов в лице джихадистов и нейтралитет России в любых спорах, которые могут возникнуть между США и Китаем. 
Мы сталкиваемся с тремя проблемами, и мы не можем преодолеть все три одновременно. Нам необходимо предпринять определенные действия, неважно насколько они неприятны, чтобы получить чуть больше времени, необходимого для восстановления нашего внешнеполитического потенциала. 


Поделиться: 

 
 

Обсудить: 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или зайдите на сайт, чтобы оставить комментарий.



 

Публикации

 

Новости

Ссылка на ia-centr.ru обязательна при любом использовании материалов с данного сайта. Все права защищены и охранаются законом.
© ia-centr.ru, 2008 || powered by Blew Design