Россия и страны Центральной Азии: биотопливо как фактор региональной интеграции

Дата:
Автор: Медиация 2020
Ia-centr.ru публикует аналитические материалы участников Лаборатории «МедИАЦия»: Каспийская неделя (24 – 28 августа 2020 г.), осуществляемой при поддержке фонда Президентских грантов.

На фоне решительного перехода человечества к четвертому технологическому укладу середины прошлого века возникла существенная угроза для экологии. Основа экономической независимости и стабильности многих нефтедобывающих стран вызывает необратимые экологические последствия во всем мире. В этой связи, в последние годы все больше и больше набирает популярность «зелёная экономика». Именно данная экономическая модель может выступить фактором укрепления взаимодействия России и стран Центральной Азии.

Россия и страны Центральной Азии: биотопливо как фактор региональной интеграции В кругу сфер, рассматриваемых «зеленой экономикой», особое место занимает альтернативная энергетика, которая предоставляет относительно безопасный биологический аналог традиционному топливу. Произведенное из растительного или животного сырья, из продуктов жизнедеятельности организмов или органических промышленных отходов биологическое топливо имеет целый ряд весомых преимуществ перед традиционным. В первую очередь, это выражается в снижении выбросов парниковых газов до 65 процентов, что соответственно предотвращает наступление глобального потепления, сокращение биологического разнообразия, повышение эпидемиологических и болезненных рисков в крупных городах. Также биотопливо обладает большой энергоплотностью, является чистым видом топлива и возобновляемым ресурсом.
Производство биологического топлива в странах Центральной Азии на сегодняшний момент носит локальный характер, в связи с доступностью традиционных источников энергии, а также высокой стоимостью реализации проектов по производству. Нерентабельность и неконкурентоспособность биотоплива в регионах объясняется отсутствием какой-либо государственной поддержки в виде налоговых льгот и субсидий на производство и потребление; законодательства, которое регулировало бы рынок с помощью определенных стандартов; экологических ограничений и налогов.

Однако, объединив финансовый и научный потенциал, страны Центральной Азии получат не только «зеленое топливо», но и совершенно новую сферу взаимодействия в рамках совместной борьбы за сохранение окружающей среды и финансовой интеграции. Также удастся создать благоприятные условия для диверсификации экономики, создания большого количества рабочих мест и вовлечения в производство неиспользованных земель. Кроме того, при успешном развитии проекта страны, не являющиеся нефтедобывающими, получат относительную сырьевую независимость.

Единая платформа для производства биотоплива подразумевала бы, кроме сети заводов по производству безопасного топлива, налоговые льготы и субсидии, которые финансировались бы совместным фондом, созданным участвующими в проекте странами, и распространялись бы на территории этих стран.

Реализация данного проекта имеет смысл, в том числе и благодаря наличию опыта производства биотоплива и научных разработок у некоторых государств. Так, например, в Российской Федерации функционирует несколько биотопливных предприятий, таких как «Канский биохимический завод» и «Кировский биохимический завод». Задачей расширения производства и применения возобновляемой химии и топлив в России занимается Российская Национальная Биотопливная Ассоциация. В Казахстане битопливная промышленность представлена заводом по производству биоэтанола из пшеницы- ТОО «BioOperations», а также заводом по изготовлению пеллетных топливных гранул из соломы. Ученые в Узбекистане разработали способ получения биотоплива из стеблей хлопчатника путем воздействия концентрированных солнечных лучей [1]. Более того, Россия, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Киргизия – это  страны с хорошо развитым производством зерновых культур, а, значит, существует потенциальная возможность применить часть данного сырья для производства биологического топлива.

Для того, чтобы не спровоцировать продовольственный кризис посредством вытеснения необходимых продовольственных культур зерновыми, пригодными для производства биотоплива, можно задействовать отходы сельского хозяйства- биомассу, которая обладает большим энергетическим потенциалом. В некоторых странах Центральной Азии как раз довольно остро стоит проблема утилизации органических отходов агропромышленного комплекса: попадая на полигон органические отходы выделяют горючий метан, который часто становится причиной пожаров и взрывов, а его парниковый эффект выше углекислого газа в 24 раза. Применение отходов сельского хозяйства для производства выигрышно не только с точки зрения экологии, но и в связи с тем, что оно способно принести существенную экономию для бюджета государств (например, казахстанский завод по производству пеллетных топливных гранул позволяет сократить государственные расходы на отопление социальных объектов этой области, за счёт замены дизельного топлива биотопливом, на 40% [2]).

Подводя итоги, следует отметить,  что на данном этапе переход каждой из стран Центральной Азии к биологическому топливу очень затруднителен или практически невозможен, тогда как создание единой платформы для производства биотоплива на территории этих стран способствует не только сохранению экологии региона и экономии бюджета государств, но и приведет к развитию экономической интеграции, повысит статус региона на международной арене.



[1] В Карши разработали технологию получения биотоплива из хлопчатника// gazeta.uz [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: https://www.gazeta.uz/ru/2012/11/01/biofuel/

[2] В Алматинской области Казахстана открылся завод по изготовлению топливных гранул из соломы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.neftegaz.kz/kazaxstanskie-novosti/43509234213.html

Автор: Малыш Алёна, участница Лаборатории молодого аналитика «МедИАЦия»: Каспийская неделя

Поделиться: