Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2017: возрождение колхозов под новым названием

Казахстан-2017: возрождение колхозов под новым названием

Бактибаев.jpgВ течение пяти лет более 500 тыс. домашних хозяйств и малых фермерств Казахстане будут объединены в кооперативы – такая цель поставлена в Послании президента «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность». Похоже, казахстанские разработчики реформ в сельском хозяйстве, памятуя о том, что новое – это хорошо забытое старое, взяли в качестве ориентира колхозы. Конечно, насильно в кооперативы никто крестьян загонять не будет: им предложат экономические стимулы – членам кооперативов будут более доступны государственные субсидии и кредиты.

Минсельхоз уже развернул активную работу в этом направлении: в прошлом году в Казахстане было образовано 157 сельхозкооперативов, 103 молокоприемных пункта, свыше семи тысяч семейных откормочных площадок, 19 убойных пунктов и 105 семейных теплиц. В эти процессы было вовлечено более 15 тыс. личных подсобных хозяйств.

Корреспондент ИАЦ побеседовал с председателем Мясного союза Казахстана Максутом Бактибаевым о том, зачем нужно возрождать коллективизм в сельском хозяйстве.

– Максут Бахтжанович, складывается впечатление, что реформы в сельском хозяйстве направлены на возрождение колхозов, правда, под новым названием кооперативов. Является ли это признанием того, что в наших условиях эффективны только коллективистские формы хозяйствования?

– Это будет зависеть от того, какая идеология и инструменты заложены в кооперацию. Кооперация работает, когда она экономически обоснована, когда крестьяне вместе зарабатывают больше, чем порознь, и когда она добровольна. Кооперация, продвигаемая сейчас Минсельхозом, построена на идее объединения личных подсобных хозяйств, а не фермеров, поэтому, на мой взгляд, фундамент будет зыбким.

Во-первых, сама форма личного подсобного хозяйства предусматривает лишь обеспечение своей семьи продовольствием на своем огороде, либо на общих пастбищах, и не предназначена для производства дополнительных объемов продукции для последующей реализации, так как нет земельных ресурсов для производства. Механизма льготного выделения земли для сельчан, желающих развиваться, к сожалению нет.

Во-вторых, предлагается взять льготные кредиты на покупку убойных пунктов или танкеров для молока, или сельхозтехники. Учитывая реальную ситуацию на селе, где основная масса компетентных специалистов либо переехала в город, либо эмигрировала, когда многие люди потеряли друг к другу доверие, сложно заставить людей взять общий кредит и нести солидарную ответственность. При этом упор делается на приобретении не средств производства, а хранение и переработку, от которых продукции больше не становится, зато увеличиваются издержки.

Нынешняя модель кооперации является горизонтальной, когда людей объединяют по признаку одного села или одного вида продукции.

На самом деле, кооперация гораздо шире, например, у одного есть трактор, у другого косилка, у третьего – пресс-подборщик, вместе они могут заготавливать сено и продавать его. В конечном итоге на базе кооператива должен появиться целый кластер, с четкой специализацией каждого из участников, от производства сырья до переработки и реализации конечной продукции, когда каждый занимается тем, что умеет делать лучше.

Иными словами, нынешняя форма кооперации – это социально-направленная политика поддержки села, и этот подход больше подходит министерству труда и социальной защиты. Минсельхоз, на мой взгляд, должен во главу угла ставить рост экономики агропромышленного комплекса, а не занятость. Не пытаться обеспечить всех сельчан работой и раздать им субсидии, а выстроить эффективную отрасль, конкурентоспособную на мировом рынке, опирающуюся на устойчивый фермерский класс. И отрадно, что министерство по мере реализации своих программ начинает вносить в них корректировки.

–Еще с начала 2010-х годов Казахстан обещал «завалить» российский рынок мясом отечественного производства. Затем аналогичные заявления делались относительно китайского направления экспорта. Однако всякий раз вопрос упирался в то, что скот выращивается в основном на личных подворьях, где невысоки объемы производства и нет потенциала роста. Позволит ли укрупнение хозяйств животноводческого направления увеличить поставки мясной продукции в Россию и Китай?

– Чтобы выходить на новые рынки, нужны большие и стабильные объемы качественной продукции. Проблема в том, что у нас в стране банально не хватает сырья – то есть поголовья крупного рогатого скота и других сельхозживотных. Скота нужно в два раза больше, чем есть сейчас, а от объединения в кооперативы его, к сожалению, больше не станет. Фермеры не должны перекупать скот друг у друга, нужно завозить поголовье из-за рубежа, быстро увеличивая таким образом основные средства производства.

Задача государства – обеспечивать для производителей выход на рынки сбыта: в Китай, Иран, Саудовскую Аравию, Россию и другие страны. Министерство сельского хозяйства ведет большую работу в этом направлении, особенно в последние два-три года. Для развития экспорта полезна сбытовая кооперация. К примеру, мы на базе Мясного союза создали самый крупный в Казахстане кооператив «KazMeat», с общей совокупной мощностью около 70 тыс. тонн мяса в год. Это реально дает преимущества для покупателей, гарантирует стабильность поставок продукции, в том числе и на экспорт.

– Прошлогодняя вспышка сибирской язвы сразу в нескольких регионах вскрыла острые проблемы системы ветеринарии. Позволит ли создание кооперативов улучшит ситуацию в этой сфере?

– Это очень больной вопрос, сопряженный с большими ветеринарными рисками в селах, где нет нужного оборудования, ветеринарных врачей, а также наблюдается большое скопление животных на ограниченной территории. Надеюсь, что поддержке кооперативов по вопросам ветеринарной безопасности будет уделено достаточное внимание и будут приняты системные меры. Ведь без гарантии ветеринарной безопасности развитие животноводства невозможно.

– Ранее вы отметили, что кооперация не позволит обеспечить работой всех сельчан. Кого же должно поддержать государство?

– Если взглянуть на ситуацию объективно, то следует признать, что в сельской местности лишь 10-15% населения экономически активны и готовы развиваться и двигаться вперед, брать кредиты и расширяться. С ними в первую очередь и нужно работать. Из них нужно растить полноценных бизнесменов-фермеров, не смешивать со всеми, а выделить и поддержать доступными беззалоговыми кредитами и субсидиями на технику и скот, предоставить им землю. Это, можно сказать, наша мечта: вырастить плеяду настоящих фермеров, которые, не завися от окружающих, будут крепко стоять на ногах. Таким людям нужно предоставить удочки, а не готовую рыбу.

– Для поддержки фермеров Минсельхозом предусмотрены следующие кредитные продукты: «Ынтымақ», выделяемый на финансирование сельскохозяйственных кооперативов, «Игілік», выдаваемый для разведения сельхозживотных, «Береке», предназначенный для создания семейных откормочных площадок. Отвечают ли эти программы запросам и возможностям сельчан?

– Данные кредитные программы, действительно, способны улучшить ситуацию, так как дают доступ к льготному и доступному кредитованию, для сельчан это реальная возможность стать предпринимателями. Нужны небольшие корректировки, учитывающие региональность, местные особенности, ведь то, что хорошо на юге, не будет работать на севере и наоборот. На мой взгляд, основную массу кредитных средств лучше направлять на приобретение маточного поголовья сельхозживотных, причем закупать его за рубежом и организованно. При этом не обязательно кредитовать лишь кооперативы, если человек сам готов заниматься делом, не нужно его загонять в общину.

– Максут Бахтжанович, насколько концепция кооперативов отвечает духу конкуренции. Ведь любое объединение и укрупнение ведет к монополии, которая в свою очередь негативно влияет на цены…

– С этим я также согласен. Любые преференции каким-либо участникам рынка искажают рынок. Лучше дать всем участникам равное поле доступных кредитов, например, на 20 лет под 2% годовых на пополнение оборотных средств под залог скота и техники, нежели выборочно давать субсидии.

– Завершая нашу беседу, хотелось бы услышать ваши пожелания: на чем следует сделать упор государству в развитии кооперации в сельском хозяйстве, как не выхолостить идею?

– Во-первых, не нужно ставить планы акиматам на количестве создаваемых кооперативов, ведь это не является индикатором отраслевого развития. Количество поголовья, экспорт мяса, уменьшение импортозависимости, рост валовой продукции и основных средств, инвестиций – вот истинные показатели для сельского хозяйства.

Во-вторых, необходимо направлять больше средств на приобретение средств производства, а не средств переработки. Молокоприемный или убойный пункт не производит молоко и мясо, но деньги потребляет и загоняет людей в кредиты. Деньги тратить лучше на увеличение поголовья, улучшение генетики, кормовой базы.

Считаю, что лучшей поддержкой сельского хозяйства является доступное кредитование. Людям нужно дать возможность брать то, что им нужно, в кредит и тогда не нужны будут никакие субсидии, рынок сам все отрегулирует.

И наконец, нужно понять, что в целом проблемы села образовались еще в середине 90-х после развала градообразующих предприятий – совхозов и колхозов, обеспечивавших всех работой, и они до сих пор не решены. Требуется комплексный подход, осуществляемый, например, комитетом сельских территорий. В селах нужна инфраструктура, дороги, вода, образование и доступность медицины, но в первую очередь – нужна стабильная работа.



Теги: Казахстан, сельское хозяйство

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение