Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Записки раздраженного алматинца: Общественному совету мешают советовать

Записки раздраженного алматинца: Общественному совету мешают советовать

10.10.2017

Автор: Тимур Исаханов

Теги: Казахстан

У экспертного сообщества Казахстана нет единого мнения на предмет того, почему в стране появились инициированные центральной властью общественные советы. Нам коренная причина видится в коматозном состоянии такой структуры представительной власти, как маслихаты.

По букве закона у маслихатов достаточно серьезные полномочия. Например, если правительство договорится с каким-нибудь инвестором о строительстве в Алматы АЭС, но маслихат мегаполиса выступит против, то никакой АЭС не будет. В реальности же нет такого предложения со стороны акимата (исполнительного органа власти), которое маслихат не мог бы поддержать. В итоге родилась и оформилась идея общественных советов, которые должны отражать реальное общественное мнение. Или по крайней мере доносить его до местных властей.

В Казахстане бюджеты имеют республика, области и города республиканского подчинения, районы. По закону, принятому в прошлом году, с 2020 года бюджеты будут у всех городов районного подчинения, сел и поселков. Пусть маленькие, но свои. Согласовываться эти бюджеты станут между районным маслихатом и собранием жителей конкретного аула (местное самоуправление). Но пока данная модель не заработала, общественные советы в качестве консультативно-совещательных и наблюдательных органов фактически выполняют функцию обкатки мнения общественности в органах исполнительной власти.

По идее, общественные советы выбраны везде, но еще не было случая, чтобы от них прозвучало чего-нибудь серьезного в Таразе или Кызылорде. Фактически лишь Общественный совет г. Алматы позволяет предъявлять претензии к работе полиции на местах, сопротивляется повышению тарифов на общественный транспорт и вообще транслирует акимату южной столицы то, что пишут о нем и его работе в социальных сетях.

Если сравнивать полномочия общественного совета Алматы с правами маслихата города, то они просто крошечные. Видимо, из-за этого местные власти не проявили должного трепета при формировании персонального состава общественного совета. В маслихате Алматы положено иметь 37 депутатов, которые получают зарплату за свою работу на благо населения подведомственной территории. Случаев, чтобы среди них оказался кто-нибудь внесистемный или антисистемный, пока не наблюдалось.

В 2007 году был случай, когда оппозиционные силы сконцентрировали свои усилия в избирательном округе №22, чтобы провести нейтрального и вместе с тем известного населению юриста Сергея Уткина. Казалось бы, что может один человек против 36 в маслихате, даже будучи авторитетным юристом? Но власти от эксперимента отказались и пусть ценой компрометации выборов, но Уткина в маслихат не допустили. С той поры в маслихате Алматы сугубо «благонадежные» депутаты, которые своего интереса никогда не упустят, но и ссориться с акиматом без санкции с еще большего верха не станут.

Общественный совет оказался явлением новым. В Алматы он тоже имеет 37 членов, аналогично маслихату, но там зарплату никому не платят и потому люди реально получились на общественных началах. Процедура выборов в общественный совет запутанная, но есть четкая законодательная норма, ограничивающая число действующих чиновников квотой в одну треть от общего состава. Разумеется, нельзя сказать, будто власти пустили формирование общественного совета на самотек. Рахман Алшанов, председатель совета и ректор университета «Туран», на президентских выборах регулярно выступает доверенным лицом Нурсултана Назарбаева, а потому вопрос о лояльности излишен.

Работа на общественных началах – не единственное важное отличие общественного совета от других структур города Алматы. Члены общественного совета «с улицы» (условно назовем их так) под впечатлением от бюджетных возможностей южной столицы. Если чиновники постоянно плачутся из-за «маленького» (на их взгляд) городского бюджета и указывают на финансовое донорство мегаполиса в адрес республиканского бюджета, то члены Общественного совета «от сохи» очень даже впечатлены бюджетом в 542,4 млрд тенге (под $2 млрд). Один бюджет развития составляет 163 млрд тенге.

Свежий взгляд на бюджет города, разумеется, не избавляет от ненужных и бессмысленных трат, но все-таки помогает городским чиновникам адекватнее оценивать имеющиеся ресурсы. Когда за спиной трепетный и пристальный взгляд (ведь считать деньги всегда интересно и захватывающе) уполномоченных на это общественников, «лишний» миллиард перестает быть лишним.

До появления Общественного совета складывалось мнение, будто городские управленцы совершенно не читают то, что о них и проводимой ими работе горожане думают и пишут в социальных сетях. По крайней мере, в информационное пространство такое весьма редко прорывалось. А тут просто шквал вещей с площадки Общественного совета по ЖКХ, транспорту, благоустройству улиц, зеленым насаждениям, работе полиции…

Косвенным фактом включения Общественного совета г. Алматы в обойму значимых органов можно считать его нахождение в перечень тех, чье мнение спрошено в свете перехода казахского языка на латиницу. Здесь все «за», поскольку линия задана президентом и ответ является тестом на лояльность верховной власти. А вот по ситуации с платными парковками в южной столице все не так однородно. Фактически частная компания получила от акимата общественную (городскую) землю в виде обочин улиц в аренду и поднимает на этом миллионы тенге. Члены общественного совета ставят вопрос о том, чтобы данную деятельность осуществляло государственное муниципальное предприятие и все деньги шли в городской бюджет.

Влиятельность Общественного совета не стоит переоценивать. Когда он начинает чрезмерно упираться по повышению тарифа на вывоз мусора, например, то следует административное разъяснение по «традиционным» каналам и на общем собрании необходимый кворум получают сторонники повышения тарифа. С другой стороны, «тарифное сопротивление» части членов Общественного совета г. Алматы – это не результат их личного фрондерства или капризности. Будучи ближе к народу, они реально понимают, что повышение расходов на ЖКХ, общественный транспорт, парковки, сборы на шлагбаумах при выезде на природу, в условиях падения доходов населения – это очень опасно. Конечно, никакой оппозиционной партии в Казахстане нет, но ведь и спонтанный бунт никто не отменял.

Алматы – это самая урбанизированная территория страны и Город с большой буквы. Здесь урбанизированная и сложная среда, которая растет вверх (этажность) и вширь. Все это требует управленческих технологий, которые кардинально отличаются от вопросов управления аулом или маленьким городком. Маслихат из-за кадровой селекции, конфликта интересов и других неблагоприятных факторов так и не смог стать органом, способным доносить до городских властей голос и проблемы жителей мегаполиса. У общественного совета данная функция получается гораздо лучше, но и ее нормальной не назовешь.

В своем нынешнем виде Общественный совет г. Алматы – это какой-то странный гибрид реальной гражданской инициативы и желания взять в нем несанкционированную (неугодную) активность под бюрократический контроль. Во всех местах Казахстана победила бюрократическая линия, из-за чего общественные советы стали такими же несамостоятельными структурами, как и маслихаты. Вот только Алматы – это Город и генерирует соответствующую среду, поэтому местный общественный совет еще трепыхается и пытается что-то сделать в пользу рядовых горожан. Поэтому, особенно жалко, что шансы противостоять «опослушанию» у него невелики. Чиновничья среда, которая сделала из маслихатов со всеми их полномочиями лишь декорации, вполне способна поглотить …всего лишь консультативно-совещательный орган.                     


Теги: Казахстан

0
Guest
Добре
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение