Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахи и презренный металл 

Казахи и презренный металл 

08.06.2017

Автор: Тимур Исаханов

Теги: Казахстан

Ренессанс возвращения драгоценных металлов в хозяйственно-финансовый оборот не обошел Казахстан стороной. Президент Нурсултан Назарбаев личным примером вдохновил сограждан, купив слитки по 10, 20, 50 и 100 грамм из первой партии. Их выпустил Казахстанский монетный двор (находится в городе Усть-Каменогорск) из золота, поставленного отечественным аффинажным заводом. Исходной точкой реализации слитков выступает Национальный банк, из которого они поступают для свободной продажи в банки второго уровня (первыми стали Народный и Евразийский).

Золото – это, спору нет, здорово. Вот только сумма даже 10-граммового слитка пробы «четыре девятки» (999,9) на 31 мая выглядела существенно: 127 тысяч тенге (100 г – 1 млн. 270 тыс.). Для большинства населения страны, погруженного в бедность и долги (банковские кредиты), золотые слитки, инвестиционные и коллекционные монеты остаются средством (предметом?) роскоши. Среднемесячная зарплата по республике в январе текущего года составила 136777 тенге, но в реальность выдаваемой официальной статистикой цифры мало кто верит. Или вот такая реальная деталь. У меня знакомый вышел на пенсию, так вот, у него в трудовой книжке остались записи лишь советского периода. Он, работал в лихие девяностые, жирные нулевые,  кризисные 7 лет в во второй десятке лет 21 века, одним словом, был самозанятым… но, разумеется, ничего этого, по вполне понятным причинам, в книжке отображено не было. Теперь он будет получать 33 тысячи тенге пенсии. Вопрос: сможет ли он когда ни будь купить слиток?..  

…Надо сказать, что после девальвации тенге 2009 года – тогда курс доллара подскочил со 120 до 150 тенге (на 25%) – и до февраля 2014 года (со 150 на 185) казахстанцы довольно активно покупали золотые и серебряные монеты Нацбанка. Дело в том, что  в Казахстане отечественные инвестиционные и коллекционные монеты продаются исключительно в филиалах Нацбанка. Здесь же обмениваются поврежденные банкноты на новые. Как правило, все это осуществляется в одном помещении. Так вот, в Алматы в «монетное» окошко возникли внушительные очереди (по лицам и повадкам было видно, что большинство – отнюдь не коллекционеры), тогда как в «банкнотном» окне рваные купюры на новые можно было обменять практически без очереди.

В тот период времени в медиа-пространстве постоянно курсировали слухи и экспертные оценки, что доллар вот-вот «совсем того» (дефолт США, переход с «вечно зеленого бакса» на «амеро» и тому подобное), а потому обыватель стал метаться. На что покупать тушенку, антибиотики и патроны (атмосфера приближающегося губительного кризиса тогда была очень гнетущей), если доллара больше нет, а в тенге население никогда толком не верило? Ряд граждан подумал, что золотые и серебряные монеты будут в самый раз.

Серийная девальвация 2015 года, обрушившая тенге в зону за 350 к доллару США, произвела двойной эффект. С одной стороны жители Казахстана увидели, что бакс здоров и устойчив, а с другой лишились ресурсной базы для приобретения инвестиционных и коллекционных монет. Статистика за 2016-ый год свидетельствует, что в Республике Казахстан наличных долларов продано больше, чем куплено. То есть обыватель сбрасывал сбережения, поскольку текущий уровень доходов не покрывал потребностей домохозяйств. Какой будет статистика за 2017-ый из сегодняшнего дня сказать трудно, ведь календарный год только подходит к середине, а стоны бизнеса и населения на предмет отсутствия денег продолжают усиливаться.

Какие бы трудности ни постигали ту или иную страну, количество ресурсов на руках у ее жителей остается неравномерным. И пока одни хранят свои «сбережения» в долгах, другие заняты поиском инструментов для складирования «излишков» таким образом, чтобы при кризисном либо катастрофическом сценарии их можно было конвертировать в продукты питания, лекарства, бензин и прочие товары первой необходимости.

Национальный банк РК выпускает три вида монет. Циркуляционные (обычные), достоинством в 1, 2, 5, 10, 20, 50 и 100 тенге. Инвестиционные Казахстанским монетным двором впервые отчеканены в 1996 году из золота 999-ой пробы. Монета называется «Шелковый путь» и выпущена в четырех весовых вариантах (от 1/10 унции до унции – 31,1 грамм). Инвестиционные монеты фактически являются финансовым инструментом, однако их можно с успехом держать дома в качестве личных сбережений (так называемая тезаврация). Спрос рождает предложение. Когда пару лет назад чеканили серию «Золотой барс», то специально для людей с высоким уровнем дохода выпустили золотые монеты в две и пять унций, чтобы богачам было на что потратить свои деньги.

Коллекционные монеты – самый сложный сегмент. В Казахстане их выпускают из  золота, серебра, нейзильбера, тантала, биметаллическими (биколорными) из нейзильбера и нибрасса. Это самая сложная и труднопредсказуемая часть монетного рынка. Хотя закон спроса и предложения здесь действует безотказно, но что именно вызовет повышенный платежеспособный интерес – вопрос. Например, первые монеты из нейзильбера, которые изначально продавались по 50 тенге, сейчас стоят в районе $100. Монеты, которые пользуются повышенным спросом в Казахстане, могут холодно встречаться мировым коллекционным рынком и наоборот. За рубежом пользуются популярностью местные танталовые монеты, тогда как у казахстанских нумизматов они ажиотаж не вызывают.

У республики довольно специфическая ситуация по слиткам и монетам. В отличие от той же Польши, которая то переставала быть в качестве независимого государства, то находилась под иностранной оккупацией, в Казахстане нет исторической традиции основательно запасаться монетами и слитками из драгоценных металлов. С другой стороны, ювелирные изделия из золота и серебра пользуются традиционным спросом, золотые изделия легко принимают в ломбардах.

В Алматы обширная сеть ломбардов, но золотые и серебряные монеты (хоть инвестиционные, хоть коллекционные) в них принимают неохотно. В общем, слишком большой дисконт, затрудняющий оборот подобных изделий. С другой стороны, запущенные в продажу слитки золота от 10 до 100 грамм имеют специальную вакуумную упаковку. Если она не повреждена, то банки должны принимать слитки по номиналу без экспертизы (экспертиза серебряной монеты, например, обходится в 4% от ее стоимости).

Глава Нацбанка Данияр Акишев обещает разработать изменения в действующее законодательство, разрешающие покупку и продажу золотых слитков через обменные пункты небанковских юридических лиц. Если такое произойдет, а сами слитки станут выпускать номиналом в 1 и 5 грамм как в России, то золото перестанет быть средством обращения только для состоятельных групп населения и войдет в широкий экономический оборот.

Пока что у золота в Казахстане далеко не самый лучший инвестиционный имидж. Люди помнят Заманбека Нуркадилова, который в бытность акимом Алматинской области собирал с подведомственного населения золотые изделия в некий «фонд Родины». Кампания вызвала огромный общественный негатив, закончилась безрезультатно, но запомнилась так же сильно, как и последующее зверское самоубийство самого Нуркадилова тремя выстрелами (включая контрольный в голову).

Казахстан вообще подвержен воздействию внешних импульсов, и золотая тема не стала исключением. Сначала Россия год за годом увеличивала свой золотой запас, потом Китай на бирже в Шанхае стал торговать желтым металлом, бросив вызов фактической монополии Лондонской и Нью-Йоркской бирж, а теперь и Астана запустила в свободный оборот золотые слитки. В общем, для состоятельных казахстанцев поле инвестиционных и сберегательных инструментов постепенно расширяется. В условиях отсутствия полноценной фондовой биржи (из-за отсутствия полноценного капитализма на местных просторах) – это какой-никакой вариант. 


Теги: Казахстан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение