К.Конеев: кодекс РК о здоровье и зарегулированная медицина

Дата:
Автор: Артем Борисов
К.Конеев: кодекс РК о здоровье и зарегулированная медицина Дискуссии вокруг Кодекса «О здоровье народа и системе здравоохранения» в казахстанском обществе идут уже больше десяти лет. Однако сам процесс его принятия занял совсем немного времени: неполных два месяца. 7 июля президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал новый кодекс.

Еще 17 июня кандидат медицинских наук, врач-невролог, общественный деятель Каиргали Конеев прокомментировал ряд статей данного документа, которые, по его мнению, создают коррупционные риски. 

С 
Каиргали Исмагуловичем Конеевым Ia-centr.ru обсудил не только проблемы долгожданного в Казахстане документа, но и особенности системы здравоохранения в стране.

Вакцинировать нельзя ждать

А.Б: Каждый, кто прочитал кодекс, в первую очередь обращает внимание на вопрос массовой вакцинации. Почему он такой животрепещущий?

К.К: Скажу сразу, как врач я выступаю за массовую вакцинацию. Она необходима, она правильна, но как детский невролог вижу на практике, какие последствия бывают из-за отсутствия социализации детей, как это бьет по их развитию. В новом кодексе прописали механизм, по которому не вакцинированного ребенка могут не принять в детское дошкольное образовательное учреждение.

Это прямое нарушение конституционных прав ребенка, настоящая дискриминация. Такого рода принуждением ничего хорошего не добиться. Я и тогда говорил, и сейчас говорю, что принуждение к вакцинации приведет как раз к фиктивным вакцинациям и фиктивным медицинским осмотрам. И то, и другое резко повысит коррупционные риски здравоохранения. Если когда-нибудь где-нибудь в Казахстане появится очаг инфекции, то все это приведет к неправильным управленческим решениям. В силу того, что реальной картины мы видеть не будем.

Согласно кодексу, уже ужесточили ответственность за ввоз некачественных вакцин, но есть четкое убеждение, что все это сделано в чисто декларативной форме. Почему? Потому что все это уже прописано в Кодексе об административных правонарушениях.

Зачем дублировать информацию? В КоАПе, безусловно, нет четкой классификации по вакцинам, но за ввоз некачественных медикаментов предусмотрена и административная, и уголовная ответственность до 5 лет лишения свободы. Этого более, чем достаточно.

А.Б.: В чем тогда основная проблема вакцинации?

К.К.: Я еще год тому назад говорил, что если власти принуждают людей к вакцинации, то будьте добры за вакцинальные осложнения предусмотреть какие-то государственные гарантии. 

Если конкретнее, то государственные пособия из средств правительства для каждого ребенка, у которого проявились вакцинальные осложнения.

Поймите правильно, там, где властям придется отвечать реальными деньгами, там обязательно будет проводиться достаточно серьезная экспертиза.

А.Б.: Вы предлагаете механизм страховки на случай форс-мажора?

К.К: Безусловно. Именно такая схема автоматически приведет к усилению контроля за качеством ввозимых в Казахстан вакцин. То есть в этом будет материально, что крайне важно, заинтересовано само правительство.

В случае введения механизма страховки государству станет выгоднее закупать оригинальные вакцины вместо дженериков. 

Всем же понятно, что оригинальные вакцины и качественнее, и эффективнее, и от них меньше побочных проявлений. 

Дженерик, если кто-то не знает, это просто купленная у первичных производителей лицензия. По качеству он будет явно хуже оригинальной вакцины. И что самое опасное, всяких побочных проявлений тоже будет больше.

Алкоголь с 21-го, табак – с 18-и

А.Б.: Как Вы лично относитесь к тому, что продавать алкоголь в Казахстане будут лицам, которым исполнился 21 год?

К.К.: Что касается повышения возраста, с которого можно продавать алкоголь, то эту норму поддерживаю. Мы с группой общественников высказывали свое мнение по этому вопросу. 

Была бы моя воля, полностью запретил бы продажу алкоголя на территории Казахстана. Как врач понимаю, что нет такого понятия, как безопасная доза алкоголя. Любая доза, даже 15 миллилитров, при регулярном приеме несет организму больше вреда, чем пользы.

По моему твердому убеждению, даже от бокала вина человек может опьянеть. Здесь слишком много различных нюансов, и заранее их все предусмотреть невозможно.

А.Б.: Теперь еще об одной гадости – табаке. Его, согласно кодексу, можно продавать лицам, которым исполнилось 18 лет. 

К.К.: Самое правильное, о чем написано в кодексе – это снятие с прилавков, с глаз потребителей, табачных изделий. Слишком красивые пачки, слишком привлекательные – даже несмотря на эти записи типа «курение убивает» и тому подобное.

Если табака на витрине нет, то и желания закурить у детей не возникнет.

Равные возможности врача и пациента

А.Б.: Почему в подавляющем большинстве случаев пациент, даже если врач допустил ошибку, ничего доказать не может?

К.К.: Сейчас любому пациенту, при лечении которого врач государственной больницы допустил ошибку, доказать наличие таковой практически нереально.

Если врач, ко всему прочему, еще и из окружения главного врача, то ситуация больше осложняется. Это все круговая порука, которая, с одной стороны, защищает врача, с другой стороны, делает пациента беззащитным. 

Трайбализм ведь проник и глубже. Врачей республиканских клиник, хочешь того или нет, защищает вся система, в том числе правоохранительные органы, как часть этой системы.

Если же врач не относится к узкому кругу приближенных главного врача, то его, по законам жанра, просто съедают. Вот по таким законам живет здравоохранение.

С одной стороны, пациент должен иметь все возможности доказать в суде свою правоту, нанять профессиональных экспертов. С другой стороны, такие же возможности должен иметь и врач. И все должно решаться в правовом поле. Гуманизация врачебных ошибок, по моему мнению, создает довольно хорошие предпосылки для равновесия.


Продолжение следует...


Поделиться: