Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Астана привнесла в сирийское урегулирование новый формат соглашений

Астана привнесла в сирийское урегулирование новый формат соглашений

Казахстан продолжает развивать астанинский процесс по урегулированию сирийской проблемы. В рамках данного процесса в апреле в Тегеране пройдут предварительные консультации на экспертном уровне, а в начале мая Астана снова примет встречу высокого уровня. Развитие данного переговорного формата важно и для Москвы - астанинский процесс знаменует появление у России легитимной переговорной площадки, где по мандату ООН решаются мировые проблемы.

Сирийский кризис ознаменовал окончательный демонтаж системы национальных государств, чьи границы опирались на очень спорный фундамент колониальной системы (соглашения Сайкса-Пико 1916 года). Череда развязанных конфликтов сделала Ближний Восток центром глобального кризиса, который будет развиваться и вовлекать в себя все более широкое количество стран и сил. Это глобальный процесс, который действует через экспорт салафитской «революции», развитие миграции, череду гуманитарных кризисов, усиление региональной конкуренции за ресурсы, религиозные и политические центры. Все страны региона, так или иначе вовлечены в Сирийский конфликт, и имеют серьезные проблемы с легитимностью национальных границ. Сирийская война консолидировала весь клубок региональных противоречий и наступающих глобальных процессов в регионе – кризис текущей модели национальных государств, рост религиозного сознания, кризис региональной экономики – через череду климатических катастроф и общий регресс промышленности – это касается в том числе и якобы процветающих нефтяных монархий. Урегулирование сирийского конфликта во многом определит конфигурацию сил и будущее Ближнего Востока. 

Легитимация старых границ невозможна, это понимают все участники, Ближний Восток ждет глобальная «пересборка» через череду конфликтов и кропотливый поиск компромиссов. Реализовать это возможно только с вовлечением всех мировых и региональных лидеров – слишком далеко зашли противоречия сторон, подкрепленное взаимным ожесточением, вызванным годами кровавого конфликта. Наличие легитимного, независимого переговорного центра – это хорошая инвестиция в будущее.

Астана как переговорная площадка, выросла из соглашений Женевских (и Венских) конференций, действующих в 2012 года. Западные форматы переговоров, несмотря на широкую политическую поддержку, действовали неэффективно по нескольким причинам: во первых отсутствовала реальная политическая модель урегулирования, гарантами которой могли бы выступить мировые державы, во вторых свою роль сыграл системный кризис и развал модели сирийской оппозиции, которую продвигали США и страны Западной Европы. 

Не в последнюю очередь сыграла свою роль предвзятость СМИ и общественного мнения стран Западной Европы, широкие возможности западной дипломатии по давлению и продвижению собственной точки зрения. Сирийский кризис в итоге распался на конгломерат отдельных, компактных региональных кейсов – каждую из которых стоит решать отдельно, с участием всех вовлеченных сил. Рассматривать конфликт поверхностно, с позиций политического конфликта было ошибкой, что во многом привело к отрицательному результату Женевского формата. С 2015 года обсуждение свелось к противостоянию ИГИЛ и реагированию на гуманитарные проблемы.

Общую идею начать переговоры в Астане первым подал президент России Владимир Путин 16 декабря 2016 года. Выбор площадки был обусловлен несколькими причинами:

  • В 2016 году в Астане уже проходили встречи с сирийской оппозицией и рядом НКО.

  • Казахстан имеет тесные связи со всеми вовлеченными в конфликт странами – Ираном, Турцией, нефтяными монархиями.

  • Президент страны Н.Назарбаев успешно решал задачи политических коммуникаций между странами Западной Европы и Россией в условиях Украинского кризиса, в российско-турецком конфликте и имеет доверительные отношения с В.Путиным.

Чем была вызвана эта инициатива? На наш взгляд это было вызвано: а) необходимостью создания блока договороспособных стран, участвующих в конфликте, б) создания и перехвата внешнеполитической повестки сирийского кризиса, в) возможностью находиться над схваткой, и при необходимости, выйти из конфликта, получив политические бонусы. Российское руководство адекватно воспринимало риски подобного вмешательства, с одной стороны, не хотело становиться заложником политики режима Б.Асада, выступая отдельным политическим субъектом, с другой – искало возможности выхода из противостояния, оставаясь важной силой в регионе.

Ход конфликта показал необходимость площадки многостороннего урегулирования, с возможностью создание временных коалиций, с участием ключевых региональных лидеров – Турции, Ирана. Важно было с одной стороны, увязать амбиции сторон с мирным урегулированием, с другой – повысить политическую ответственность сторон - реальных бенефициаров конфликта, сделав их участниками соглашения. Региональный формат соглашений – ключевой по практическому результату в общей картине мирного урегулирования отсутствовал – и Астанинский процесс его заполнил.

Также было важно было действовать в формате решений ООН, легитимизировав свои политические инициативы. Казахстан, как непостоянный член Совета Безопасности, страна не вовлеченная в политические конфликты и дрязги выступала идеальным кандидатом.

В итоге Россия и Казахстан создали успешный «клуб» сторон Сирийского конфликта, заняв крайне перспективную региональную площадку, где собственно решаются все насущные практические проблемы. Астана, по условиям, выступает площадкой близкой к идеальной, где нет возможностей медийного и политического давления, и все страны имеют примерно одинаковые возможности. С учетом развязанной в западной прессе оголтелой антироссийской кампании, эти условия получают дополнительную ценность.

Сирийская оппозиция в результате этого имеет все шансы попасть с политическую изоляцию. Серьезной коалиции, чтобы выступать на уровне Женевских соглашениях (и подобных им), не существует, а региональный формат, в виде Астанинских соглашений требует договоросопосбности. На это накладывается отчетливая усталость западного общества от сирийской проблемы, и серьезная дискредитация оппозиции случаями соглашений с ИГИЛ и Нусра.

Астанинские соглашения выступают в настоящее время единственной площадкой где в диалоге участвуют все вовлеченные стороны, включая правительство Б.Асада и силы оппозиции, чего в формате Женевских соглашений не было. За текущий год прошло три встречи астанинского формата с участием представителей России, Турции, Ирана, США (в роли наблюдателя), ООН, правительства и вооруженных оппозиционных группировок Сирии. Первые две встречи прошли с разницей в месяц (январь-февраль 2017 года), что демонстрирует очень высокий темп и практический результат соглашений. Третья встреча прошла в середине текущего месяца, собрав одно из самых представительных собраний представителей сирийской вооруженной оппозиции.

Главным итогом, кроме прекращения огня, стала политическая легитимация отрядов оппозиции в переговорном процессе, признание их политическим субъектом со стороны участников соглашения. Это серьезный результат повышающий международный статус площадки и страны-оператора – Казахстана. Теперь, отряды оппозиции, не участвующие в соглашениях, имеют все шансы попасть в политическую изоляцию, или того хуже, быть причисленным к террористическим организациям. Для России, и ее партнеров  - Ирана и Турции крайне важно разрушение неестественной монополии США и стран НАТО по легитимации (и делегитимации) участников переговорного конфликта.

В чем же практические плюсы этой работы. Главным достижением Астанинского процесса стала работа практическая российской и казахстанской дипломатии – российские дипломаты собрали модель политического диалога заинтересованных в этом сил, казахстанские дипломаты обеспечили равноудаленность и прозрачность работы диалоговой площадки. Наверно впервые в современной истории была создана легитимная переговорная площадка, вне прямого патронажа США, и их монополии на раздачу политических ярлыков.

Вторым важным практическим итогов выступает вовлеченность в регион, увеличение политического влияния, получение важной информации по террористическим организациям. Это важный вклад в систему коллективной безопасности.

Третьим важным итогом выступает опыт совместной работы множества ведомств двух стран, реальная интеграция России и Казахстана, получение необходимого опыта для развития общей интеграционной модели по ключевым направлениям – международная дипломатия, безопасность, региональное сотрудничество.

Процесс урегулирования сирийского конфликта далек от завершения, поэтому, ценность модели Астанинских соглашений для России и Казахстана будет только возрастать. 


Теги: Казахстан, Сирия, Россия

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение