04.03.2008

НАТО на подходе

НАТО на подходе

Россия должна сотрудничать с Украиной даже в случае ее вступления в Североатлантический альянс  

Накануне своей демобилизации с поста президента Владимир Путин подводит баланс внешней политики, пытаясь выправить негативный крен в отношениях с проблемными соседями. Естественно там, где это возможно. Наблюдается явное потепление на молдавском направлении, заметно снижена конфронтация с Грузией. С Польшей, благодаря новому премьеру Туску, найден общий язык. В общем, результаты есть.

За восемь лет Путин создал новый политический курс России, олицетворяя его достижения и недостатки. Как раз в этой суперконцентрации и может возникнуть проблема: если Путин выполнял роль форштевня, рассекающего волны, ударного элемента политики, то другие институты, главным образом МИД, были за спиной президента на вторых ролях. Как теперь будет складываться ситуация, когда им придется снова вернуться к сольным выступлениям? Да, конечно, Путин не уходит совсем, он будет рядом и продолжит влиять на внешнюю политику. Но Дмитрий Медведев, со своей стилистикой менее жесткого политика, вряд ли в первый год своего правления сможет прикрыть образующуюся пустоту. Тем более возможен кризис в реализации путинского курса в отношениях с НАТО в свете вероятного расширения структуры на пространство СНГ.

Наследство для преемника

Свой «медовый месяц» потепления в отношениях с Западом будет и у Медведева, как в свое время у Путина в 2000 году. Но если тогда, после 11 сентября 2001 года, общие задачи, сближающие РФ и НАТО в регионе Центральной Азии, были очевидны, то теперь, когда активными субъектами расширения выступают как раз ближайшие соседи западной части СНГ, ситуация усложняется, о единстве целей не может быть и речи. С 2003–2004 годов ситуация изменилась радикально. Если раньше трения между РФ и НАТО были некоей отдельной темой, далеким фоном проблем отношений России со странами СНГ, то теперь вопрос развития НАТО накладывает серьезный конфликтный отпечаток непосредственно на двусторонние отношения с такими близкими странами, как Грузия и братская Украина. На фоне перспективы членства Украины в НАТО недавний газовый кризис выглядел как водевиль, в котором два президента ожидаемо исполнили роль политических умиротворителей и бизнес-модераторов, к всеобщему удовлетворению сторон.

Этого нельзя сказать о других темах повестки переговоров: проблемы разницы оценки советского исторического наследия, статуса и положения русского языка и, конечно, евроатлантические устремления той части украинской элиты, которая в данный момент находится у власти. Следует напомнить, если по газовым вопросам, вопросам приватизации основных промышленных активов, иным темам, отражающим конкуренцию интересов между группами политиков и предпринимателей НУНС и БЮТ, согласия мало, то в плоскости геополитического вектора развития Украины как сторонники Тимошенко, так и сторонники Ющенко едины. И это совершенно новая реальность для новейшей истории Украины.

Считается, что от перспективы вступления Украины в НАТО Россию страхует всеукраинский референдум по этому вопросу – недовольство населения и четкая антинатовская линия Партии регионов. С этим можно согласиться. Но не стоит себя этим успокаивать. Казалось бы, существуют долгосрочные программы, способствующие притяжению Украины к России как в экономическом плане (безвизовое пространство), так и в плоскости безопасности (общий ВПК). Создателями СНГ это зафиксировано в качестве наследства СССР. Но вряд ли кто укажет на будущее развитие этих линий сближения – их просто нет. России не удается предложить проект, альтернативный западному вектору, в данном случае – в области безопасности и армейского строительства. В арсенале Москвы только жесткая и справедливая реакция дипломатии. Но лишь реакция – «мюнхенская» речь, мораторий на ДОВСЕ и более или менее активная позиция на развертывание американской ПРО.

  

Референдум ничего не изменит

Между тем Украина с начала 2000-х очень медленно, но неуклонно движется в сторону членства в НАТО. Причем элитой страны это воспринимается как нечто естественное и необратимое. Разница лишь в скорости и степени оглядки на реакцию Москвы. Оранжевые оглядываются в меньшей степени, бело-голубые – значительно больше и едут на Запад не торопясь, на первой скорости.

Что показал скандал с письмом о присоединении Украины к Плану действий относительно членства (ПДЧ)? Кулуарным междусобойчиком Ющенко, Тимошенко, Яценюка и Огрызко возмутились не только «регионалы», но и лагерь оранжевых, их более умеренные коллеги. Действительно, почему парламентская республика Украина узнает о таком шаге в сторону альянса из уст американского сенатора – вот что реально беспокоит украинскую элиту, а не само это движение.

Еще раз надо подчеркнуть, что спор возник не из-за стратегии, а в связи с формой конкретного шага. В частности, группа регионалов в Раде использовала эту ситуацию для обострения борьбы с противниками, а вовсе не для блокирования навечно нейтрального положения Украины. Нет сомнения, что, придя к власти, предположим, в 2009 году, Янукович вдруг откажется от ПДЧ. Он просто замедлит этот процесс. Исключение составляют разве что коммунисты, вот они устойчивые антинатовцы. В Москве же, наблюдая киевскую борьбу, зачастую воспринимают ее именно как борьбу за российские интересы или в лучшем случае за пророссийскую Украину, а это далеко не так.  

Еще в сравнительно безоблачном 2003 году Радой был принят Закон о безопасности Украины, где евроатлантическая интеграция обозначена как стратегический приоритет страны. Справедливости ради приведем важную версию, озвученную несколькими высокопоставленными украинскими чиновниками. Закон появился в разгар дела об убийстве журналиста Георгия Гонгадзе (неофициальные намеки обвинения по этому делу указывали на президента Кучму). Воспользовавшись ситуацией, Вашингтон поставил ультиматум украинскому президенту – «если вы не примете документ, закрепляющий данный курс Украины, то мы, на Западе, руки вам не подадим». Кучма мог превратиться в президента-изгоя и испугался.

Но теперь весна 2008-го, у руля в Киеве лидеры, которые вообще не сомневаются в своей стратегии. Скоро апрельский саммит НАТО в Бухаресте. Россию там будет представлять сам Путин. На другой стороне – сверхзадача США на российском направлении (независимо от партийной принадлежности администрации) – присоединить Украину к НАТО, отторгнув от России исторического союзника. Конечно, до вступления еще далеко, но оно уже на горизонте. Присоединение Украины к плану действий относительно членства в НАТО будут проталкивать, несмотря на сопротивление Кремля. Надо учесть, что присоединение к ПДЧ не противоречит тому, что окончательное решение по вступлению в альянс будет принимать украинский народ. Тонкость в том, что референдум на данный момент формально не нужен, в период прохождения Украиной двух предшествующих стадий (Partnership For Peace, а затем Individual Partnership Action Plan) референдум не проводили. Нынешняя стадия ПДЧ (Member Action Plan) – из такого же ряда технических, предшествующих полному членству. России, впрочем, не стоит воспринимать это как безусловный аргумент, и многие российские политики закономерно содействуют украинским партиям и отдельным лидерам, пытающимся бороться за референдум.

А что будет потом? С одной стороны, стояние на ступеньке ПДЧ в шаге от вступления в альянс может продлиться и пять, и более лет, и за это время украинские ВС после сокращения и модернизации вполне могут перейти на стандарты НАТО, дело останется за гражданским согласием. Но, возможно, за этот период ситуация изменится, и Украина так и останется на пороге. С другой – есть намеки на то, что в продвижении Украины могут быть включены «форсажи». Во многом это будет зависеть от расстановки сил в новой администрации Вашингтона, от того, как будут складываться отношения с новой конфигурацией российского руководства Медведев–Путин.

Пиар-кампания и партийная борьба

 Но даже если не будет сигнала к ускорению украинского дрейфа, мы наверняка станем свидетелями тонкой и умной рекламной кампании в пользу НАТО на территории Украины как организации, продвигающей страну к общественным и социальным стандартам европейской жизни. Военная составляющая и прочие критически важные элементы, с точки зрения России изменяющие баланс региональной безопасности, просто уйдут в тень. И здесь-то как раз России придется включаться в сложную борьбу доступными и легальными средствами в медиапространстве Украины, указывая элитам и населению на угрожающие последствия вступления. Борьба за Украину будет идти именно как партийная борьба программ развития, в этом аспекте европейская составляющая, как бы гражданская аргументация в пользу альянса, будет прикрывать военно-стратегическую сторону, полностью контролируемую Вашингтоном. Таким образом, вопрос вступления Украины в НАТО – это вопрос усиления пропаганды и банальной рекламы медиаинформационными средствами.

Ситуация для Москвы осложняется еще и тем, что в отношении геополитического выбора две из трех основных политических сил в Украине практически едины – впервые в новейшей истории Украины. И если после президентских выборов-2009 сохранится похожий расклад сил – когда глава МИДа, премьер и президент – за вступление страны в НАТО, то можно быть уверенным в иных цифрах на всеукраинском референдуме ближе к 2010–2012 годам, способствующих вступлению в альянс.  

Какие выходы из этой ситуации могла бы найти российская политика? Скажем прямо: вариантов мало. Сегодня ситуация не так остра. Несмотря на наличие четкой стратегии, в текущей повестке дня Киева проблема НАТО присутствует на «четвертом-пятом» месте и всерьез используется лишь для внутренней борьбы. Сейчас в Киеве решаются более важные проблемы – соотношение сил между президентом и правительством, борьба в Раде, задачи роста экономики и торможение инфляции. В полный рост тема вступления возникнет завтра. В эту небольшую паузу Москва должна постараться предпринять максимум усилий на украинском направлении, чтобы замедлить атлантический дрейф Украины.

Надо заметить, что сейчас в Киеве достаточно прагматичны, с нынешними властями можно договариваться, показывая допустимые и недопустимые для Москвы границы дрейфа в НАТО, демонстрируя реакцию. Несмотря на взаимные обиды, с 2004 года в сегодняшнем диалоге Москвы и Киева все-таки удалось идеологию убрать на второй план. Если удастся сохранить хотя бы этот невысокий уровень конструктива, было бы логично вести разговор об интересах и вызовах, встающих перед Украиной на пути в НАТО.

Но тут как раз мало аргументов, а те, что есть, неравносильны и даже бьют по интересам РФ. Один из них – предупредить о выходе России из безвизового пространства с Украиной. Хорошо, закроемся визами, усилим торговые барьеры (опять же вопрос: как быть с членством РФ в ВТО), но ведь с другими странами НАТО, например с Грецией и Болгарией, Россия как раз движется в другом направлении – сближает позиции, считая эти страны дружественными.

Парадоксальным примером для Украины может быть Финляндия, вполне европейская страна, на протяжении долгих лет весьма внимательная к реакции России по отношению к возможному финскому членству в альянсе. Но, к сожалению, Украина не Финляндия. И в случае принятия ПДЧ, чувствуя за спиной поддержку Брюсселя, нынешний Киев способен и без желания Кремля обострить отношения, поставив ребром вопрос пересмотра договора 1997 года в отношении сроков и стоимости аренды базы ВМФ РФ в Севастополе. А судя по прямым заявлениям, о таком повороте событий в Вашингтоне могут только мечтать. Вообще удивительно, насколько Вашингтон уперт в своем желании расширить НАТО за счет Украины, учитывая, что альянс, как и ЕС, достиг естественных пределов и ему пора концентрироваться и наводить порядок внутри организации.

В отсутствие реальных механизмов и ресурсов против расширения альянса в СНГ (а их действительно немного) единственным альтернативным выходом для Москвы остаются переговоры о создании некоей буферной зоны: не полагаясь на Конституцию Украины, запрещающую нахождение в стране военных баз иных государств, в треугольнике Россия–Украина–НАТО необходим международный договор, закрепляющий статус Украины как страны без воинских контингентов РФ и НАТО. В данном случае неважно, станет Украина когда-либо членом альянса или нет. Кроме того, разумно уже сейчас иметь разработанные сценарии отношений с натовской Украиной. Ведь, по сути, стоит задача не только не допустить Украину в НАТО, но и не потерять дружескую Украину в случае ее вступления в альянс, чтобы не остаться у разбитого корыта политических обид. В конце концов, можно себе представить, что Украина в НАТО способна быть и проводником интересов России...

Но в любом случае добровольный отказ от наших естественных союзников, переход их пусть не во вражеский, но в другой лагерь не может быть просто спущен на тормозах.  

Опубликовано в Независимой Газете от 03.03.2008
Оригинал:
http://www.ng.ru/courier/2008-03-03/15_nato.html
 



Александр Караваев.

Другие работы автора:


Поделиться: 

 
 

Обсудить: 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или зайдите на сайт, чтобы оставить комментарий.



 

Публикации

 

Новости

Ссылка на ia-centr.ru обязательна при любом использовании материалов с данного сайта. Все права защищены и охранаются законом.
© ia-centr.ru, 2008 || powered by Blew Design