Информационно-аналитический центр  –  Экспертная оценка  –  "Внешняя политика Туркменистана в 2007 года и перспективный прогноз на 2008 год".
 
24.01.2008

"Внешняя политика Туркменистана в 2007 года и перспективный прогноз на 2008 год".


А. Медведев, «Фонд национальной и международной безопасности»

Уважаемые коллеги! Благодарю за возможность выступить и обменяться мнениями.

 

14 февраля 2008 года исполнится ровно год, как Гурбангулы Бердымахаммедов официально вступил в должность президента Туркменистана. 2007 год для Туркменистана был столь насыщен событиями, полное перечисление и хотя бы краткое описание которых нельзя уместить в рамки одного выступления. Поэтому остановлюсь далеко не на всех событиях, а попытаюсь пробежаться по ключевым из них.

Наглядной иллюстрацией резко возросшего внимания к Туркменистану может служить тот факт, что в 2007 году эту небольшую по площади страну посетило более 300 официальных делегаций иностранных государств. В дополнение к этому нелишне отметить, что на традиционную ежегодную выставку «Нефть и газ Туркменистана», прошедшую в ноябре 2007 года, прибыло порядка 460 делегаций из стран Европы и Азии, СНГ, США, что стало абсолютным рекордом за все время существования данного форума. Также обратил на себя внимание и тот факт, что, делегацию американских компаний, прибывшую на выставку, возглавил никто иной, как министр энергетики США, что возымело предсказуемый РR-эффект.

За прошедший год президент Туркменистана совершил более 10 официальных и рабочих визитов за рубеж, что сильно отличает его от предшественника на высшем государственном посту. Как известно, С.Ниязов по разным причинам в последние несколько лет весьма неохотно покидал собственную страну. В 2007 году Туркменистаном подписано порядка 40 международных договоров и соглашений на межгосударственном, межправительственном и межотраслевом уровне.

Таким образом, правомерно констатировать, что после долгого периода добровольной изоляции, в 2007 году новое руководство Туркменистана продемонстрировало намерение постепенно налаживать связи с внешним миром. На мой взгляд, весьма положительным для региона в целом можно назвать активизировавшиеся в 2007 году внешнеполитические диалоги Туркменистана со своими соседями-членами СНГ – прежде всего с Узбекистаном, Азербайджаном, Казахстаном и Таджикистаном. Намерение и готовность нового руководства Туркменистана сесть за стол переговоров и начать диалоги о необходимости нормализации отношений с ближайшими соседями уже в ближайшее время даст положительные результаты для региона в целом.

Что же касается отношений Туркменистана с признанными «центрами силы» в лице США, ЕС, Китая и России, то тут туркменским руководством была продолжена тактика «газовой игры». Туркменский президент для нормализации отношений в настоящее время активно использует два основных инструмента: расширение личных зарубежных контактов и активизацию переговоров по энергетической тематике со всеми без исключения потенциально заинтересованными сторонами. При этом тактика «газовой игры» продиктована не только ее выгодностью для самого Ашхабада, но и новым витком конкуренции за доступ к его углеводородным богатствам между основными «игроками».

Весь 2007 год информационное пространство вокруг Туркменистана в основном состояло из прогнозов – с кем теперь Туркменистан станет дружить и кому он станет продавать свой газ. Данные дискуссии заметно отодвинули на второстепенные позиции периодически звучащую критику в адрес нового руководства по поводу «медлительности и полумер» внутренних преобразований, которые пока не изменили сути политической системы государства, сложившейся при первом президенте.

Такое положение дел позволяет руководству Туркменистана продолжать вести диалоги со всеми заинтересованными странами-экспортерами углеводородов. При этом - заявлять о многовариантности маршрутов экспорта туркменских энергоносителей, периодически делать рассчитанные, прежде всего, на восприятие СМИ внешне эффектные заявления, подтверждающие значимость энергетического потенциала Туркменистана. Впрочем, в данном вопросе во внешней политике Туркменистана произошло меньше всего изменений. При С.Ниязове использовалась та же тактика.

Таким образом ожидать от Туркменистана быстрых изменений в подходах во внешней политике не приходится. Особенно наивно этого ожидать в отношении перспектив участия в региональных объединениях, будь то ШОС, СНГ, ОДКБ или ЕврАзЭС (или иные, более масштабные международные объединения), несмотря на то, что, в принципе, сигналов для такого рода ожиданий новым туркменским руководством было подано немало. Так, в 2007 году Туркменистан получил статус вице-председателя Генеральной Ассамблеи ООН, Г.Бердымухаммедов совершил официальный визит в Брюссель, принял участие в качестве почетного гостя на саммите ШОС в Бишкеке, в Ашхабаде прошло заседание глав правительств стран СНГ, до этого заседание экспертов ОДКБ, обсудивших проблемы международного контроля над незаконным оборотом наркотиков. В Ашхабаде открыт Региональный центр ООН по превентивной дипломатии. Эти и еще ряд иных событий аналогичного плана стали основой для прогнозов о том, что Туркменистан якобы пересмотрит в ближайшее время свое отношение к членству в различного рода интеграционных организациях. Однако, на мой взгляд, в ближайшее время этого не произойдет. Пока существует жесткая конкуренция за туркменские углеводороды, Туркменистану выгодно оставаться нейтральным и равноудаленным «от всех и вся», получая при этом максимальную выгоду от двусторонних отношений с каждым из «конкурентов».

Коротко остановлюсь на ключевых событиях 2007 года во взаимоотношениях Туркменистана с основными «игроками» в регионе. Начну с соседей-членов СНГ.

Необходимо отметить, что прошедший год и события января 2008 года продемонстрировали положительную динамику в азербайджано-туркменском диалоге. Начавшиеся в начале 2007 года, затем продолженные в июле переговоры об урегулировании долга Азербайджана, образовавшегося в 1991-1992 годах за поставку туркменского газа и начало подготовки соответствующего Соглашения – закладывают основу для оптимизма. Решение об этом принято в ходе первого заседания азербайджано-туркменской межправительственной комиссии по экономическому и гуманитарному сотрудничеству, состоявшегося 17 января 2008 года в Ашхабаде. Урегулировав данный конкретный вопрос, обе стороны имеют возможность продолжить диалог и по иным спорным вопросам, прежде всего в отношении каспийских месторождений углеводородов. В пользу этого говорит и тот факт, что азербайджанская делегация, возглавляемая заместителем премьер-министра Ягубом Абдула оглы Эюбовым, была принята в Ашхабаде на самом высоком уровне. Не стоит ожидать быстрого разрешения вопроса о спорных месторождениях углеводородов в Каспийском море, но сам факт изменения атмосферы переговорного процесса – уже бесспорный плюс на фоне многолетней демонстративной дипломатической конфронтации.

Существующие экономические предпосылки, такие как: взаимозависимость в вопросах транспортировки и транзита товаров, распределении природных ресурсов, особенно газа, воды и электричества, а также новые побудительные мотивы позволили в 2007 инициировать процесс улучшения взаимоотношений между Узбекистаном и Туркменистаном. Как известно 18 октября в ходе официального государственного визита И.Каримова в Ашхабад был подписан ряд документов, имеющих немалое значение для двусторонних отношений, подписание которых неоднократно откладывалось по разным причинам при С.Ниязове. Напомню, что были подписаны:

- Договор о дальнейшем укреплении дружественных отношений и всестороннего сотрудничества между Туркменистаном и Республикой Узбекистан;

- Договором между Туркменистаном и Республикой Узбекистан об экономическом сотрудничестве на 2008-2012 годы и соответствующей Программой;

- Соглашение между Правительством Туркменистана и Правительством Республики Узбекистан о пунктах пропуска через государственную границу;

- Соглашение о сотрудничестве между Торгово-промышленной палатой Туркменистана и Торгово-промышленной палатой Республики Узбекистан;

- Протокол между Государственной таможенной службой Туркменистана и Государственным таможенным комитетом Республики Узбекистан об организации обмена информацией о товарах и транспортных средствах, перемещаемых через таможенные границы Туркменистана и Республики Узбекистан;

- Соглашение между Министерством сельского хозяйства Туркменистана и Министерством сельского и водного хозяйства Республики Узбекистан о взаимном сотрудничестве по проведению мероприятий по борьбе с саранчовыми и другими сельскохозяйственными вредителями и болезнями растений;

- Программа сотрудничества между Правительством Туркменистана и Правительством Республики Узбекистан в культурно-гуманитарной сфере на 2008-2010 годы и План мероприятий к данной Программе;

Обмен официальными визитами глав государств в 2007 году позволили подписать ряд документов, регламентирующих туркмено-таджикские отношения. Напомню, Г.Бердымухаммедов побывал в Таджикистане в начале октября 2007 года, а Э.Рахмон с ответным визитом в Ашхабаде – 9-11 декабря. Среди упомянутых документов были подписаны:

- Договор о дружбе и сотрудничестве между РТ и Туркменистаном,

Межправительственные:

- Соглашение о сотрудничестве в области культуры и искусства,

- Соглашение о сотрудничестве в области образования,

- Соглашения об основных принципах торгово-экономического и научно-технического сотрудничества;

-Соглашение о взаимном поощрении и защите инвестиций;

- Соглашение между министерствами сельского хозяйства «О сотрудничестве в области агропромышленного комплекса».

- Соглашение о взаимной защите секретной информации;

- Соглашение о воздушном сообщении;

- Соглашение о международных транспортных перевозках;

а также: Конвенция между Таджикистаном и Туркменистаном об избежание двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал.

В настоящее время внешнеторговый оборот между двумя странами не превышает 40 млн. долларов США, возможно подписанные соглашения будут способствовать его постепенному увеличению.

Взаимные визиты лидеров Казахстана и Туркменистана позволили сотрудничество между государствами вывести на более конструктивный уровень. Его главным итогом можно считать трехстороннее соглашение между Россией, Казахстаном и Туркменистаном о строительстве прикаспийского газопровода.

Весьма активным в 2007 году был и европейский вектор внешней политики Туркменистана. Несмотря на то, что в прошедшем году Туркменистану не удалось добиться заключения торгового соглашения с ЕС, состоявшийся в начале ноября 2007 года визит Г.Бердымухаммедова в штаб-квартиру ЕС в Брюсселе является одним из ключевых событий во внешней политике Туркменистана в прошлом году. В ходе визита туркменский президент был принят и провел переговоры с председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу, комиссаром ЕС по внешним связям и европейской политике добрососедства Бенитой Ферреро-Вальднер, комиссаром ЕС по торговле Питером Мандельсоном. В продолжение начавшегося диалога в ноябре месяце 2007 года в Ашхабаде побывал комиссар Европейского Союза по энергетике Андрис Пиебалг, прибывший во главе делегации ЕС для участия в выставке и конференции «Нефть и газ Туркменистана-2007». Представители ЕС высказывают заинтересованность в установлении полномасштабного сотрудничества с Туркменистаном. В этих целях настойчиво приглашают Туркменистан к участию в специальных программах ЕС по высшему образованию, прорабатывают вопрос разработки проекта Меморандума о взаимопонимании в деле разрешения сотрудничества с ЕС в области энергетики. Одной из инициатив ЕС также является обсуждение возможности проведения в Ашхабаде встречи глав внешнеполитических ведомств стран Центральной Азии с участием министров иностранных дел европейской тройки.

Необходимо подчеркнуть, что кроме заметно возобновившегося диалога по линии Туркменистан – ЕС, в 2007 году наметилась и активизация двусторонних внешнеполитических связей Туркменистана с Германией, Францией, а также Великобританией. Среди событий прошлого года в этом плане необходимо выделить:

- визит в декабре 2007 года министра Федеративного министерства иностранных дел ФРГ Гернота Эрлера во главе с представительной немецкой делегацией и достигнутые договоренности о возобновлении с февраля 2008 года деятельности туркмено-немецкой экономической комиссии;

- визит 08.12.07 в Туркменистан главного исполнительного директора «Дойче Банка АГ» в центральной и восточной Европе Петера Тилься и члена исполнительного комитета группы «Дойче Банк АГ» Юргена Фитчена.

- визит 23-29 апреля с рабочим визитом в Мюнхен туркменской делегации во главе с министром водного хозяйства Мыратгельды Акмаммедовым и председателем Госконцерна «Туркменнефтегазстрой» Джумагельды Бабашевым. Делегация приняла участие в международной технической выставке «BAUMA-2007». Данный факт примечателен тем, что при С.Ниязове туркменские чиновники весьма редко направлялись за рубеж для участия в подобного рода мероприятиях;

- визит в начале августа 2008 года директора департамента по странам Центральной Азии, Южного Кавказа и России министерства иностранных дел Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии Майкла Дэйвенпорта.

- визит 21 октября 2007 года в Ашхабад директора отдела по Центральной Азии министерства иностранных дел Великобритании Нил Каллекса, который провел переговоры в парламенте (Меджлисе) и министерствах иностранных дел и нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Туркменистана, с руководством государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте, государственной комиссии по борьбе с наркоманией, а также с руководством национального института демократии и прав человека;

- визит в сентябре 2007 года члена парламента, государственного министра энергетики Великобритании Малькольма Викса во главе правительственной делегации.

Следует отметить, что интерес британцев также предусматривает налаживание партнерства в топливно-энергетической сфере, в сферах коммуникаций, разведки и разработки новых месторождений, а также - транспортировки туркменских энергоносителей на мировые рынки. В качестве известного многим результата британо-туркменских переговоров, бесспорно, следует считать подписанный меморандум о допуске британских компаний к разработке туркменских месторождений. Впрочем, необходимо отметить, что данному меморандуму в некоторых СМИ была предана не совсем оправданная сенсационность. Дело в том, что такие компании с британским капиталом, как Shell, Burren Energy, Dragon Oil присутствуют в Туркменистане давно. Две последние ведут разработку и добычу туркменских углеводородов - на месторождении «Небит-Даг» (побережье Каспийского моря) и в контрактной зоне Челекен (туркменский шельф Каспийского моря) соответственно.

В настоящее время многие иностранные компании хотели бы добиться допуска к разработке туркменских месторождений, расположенных на суше, однако новое туркменское руководство, как и С.Ниязов к этому вопросу подходит весьма осторожно. На данный момент лишь китайской компании, а также МГК «ИТЕРА» удалось достигнуть реальных результатов в доступе к «сухопутным» перспективным месторождениям. Поэтому подписанный с британцами меморандум – пока не более чем первоначальный этап переговорного процесса, а не его конечный результат в виде конкретного соглашения.

Говоря о визите Г.Бердымухаммедова в Брюссель нельзя оставить без внимания состоявшийся факт переговоров туркменского президента с генсеком НАТО Яапом де Хоопом Схеффером. Следует подчеркнуть, что в 2007 году отмечена активизация диалога между Туркменистаном и Северо-Атлантическим альянсом. В качестве наиболее свежей иллюстрации можно привести тот факт, что в качестве почетных гостей в Ашхабаде на открытии регионального центра ООН по превентивной дипломатии в декабре 2007 года находились спецпредставитель генсека НАТО по странам Центральной Азии и Кавказа Роберт Симмонс и представитель международного сектора НАТО по Туркменистану Лоренц Майер-Миннеман. Руководство НАТО не скрывает своей заинтересованности в расширении сотрудничества с Туркменистаном в различных областях. Однако, нейтральный статус страны позволяет Г.Бердымухаммедову ограничивать переговорный процесс обсуждением кооперации усилий в совместной борьбе с наркотрафиком, расширения возможного сотрудничества в области гражданской обороны при чрезвычайных ситуациях, обеспечения Министерства обороны высокоскоростным доступом в Интернет в рамках известного проекта «Виртуальный Шелковы путь». Тем не менее, туркменский президент принял приглашение и, по всей видимости, будет участвовать в заседании Совета Евроатлантического партнерства, которое пройдет в Бухаресте в апреле 2008 года. По данному поводу в СМИ, возможно, будет достаточно комментариев, однако данное участие не несет каких-либо дополнительных обязательств со стороны туркменского президента, поэтому к данному сугубо дипломатическому ходу следует относиться спокойно. Аналогично следовало бы отнестись и к участию Г.Бердымыхаммедова в качестве почетного гостя на бишкекском саммите ШОС. Присутствие туркменского президента на тех или иных мероприятиях международного характера в качестве почетного гостя еще не позволяет прогнозировать скорое изменение принципиальных подходов Туркменистана в его внешней политике. Прежде, чем перейти к краткому описанию содержания внешнеполитических контактов Туркменистана с Китаем, Россией и США, буквально коротко остановлюсь о событиях во взаимоотношениях Туркменистана с Ираном, Турцией и Японией. Отношения с последней на протяжении нескольких лет развиваются ровно и последовательно. Смена власти в Туркменистане мало отразилась на их содержании. В сентябре 2007 года в Ашхабаде прошло 7-ое заседание туркмено-японского комитета по экономическому сотрудничеству (был создан в 1994 году). С японской стороны в ней приняли участие представители банка «Джи-Би-Ай-Си» (японский банк международного сотрудничества), организации внешней торговли (JETRO), японских корпораций «Иточу», «Мицубиси», «Мурабени», «Мицуи», «Комацу», «Джей Джи Си» и других. Туркменской стороне переданы на рассмотрение новые предложения японских компаний, связанных с рядом проектов в нефтегазовом секторе (в частности, поставки установок по сероочистке газа), поставками современной дорожной и землеройной техники, подготовки персонала для ее эксплуатации, наращивания объемов производства полипропилена и др.

Во внешнеполитических взаимоотношениях с Турцией, на мой взгляд, в прошедшем году было много интересных моментов. Одно из них – безусловно, вопрос о реанимации проекта строительства газопровода из Туркменистана в Турцию через территорию Ирана, который, кроме всего прочего, обсуждался в ходе официального визита президента Турции Абдуллы Гюля (с 5 по 7 декабря 2007 года). Прибывшая из Турции делегация, в состав которой вошли министр энергетики и природных ресурсов Хильми Гюлер, министр промышленности и торговли Зафер Чаглаян, председатель торговых палат и бирж Турции Рифат Хисарджикоглу, а также около 40 представителей турецкого бизнеса, имела перед собой цель заложить дополнительные основы для дальнейшего расширения турецкого делового присутствия в Туркменистане. Безусловно, для этого в Туркменистане сохраняются хорошие объективные условия. Однако нельзя не отметить, что, несмотря на крепкую основу уже сложившегося за годы независимости опыта двустороннего туркмено-турецкого экономического сотрудничества, новое руководство Туркменистана в 2007 году подвергло ревизии исполнение ряда совместных проектов с участием турецких бизнесменов. Это негативно отразилось на степени влияния в Туркменистане известного турецкого бизнесмена Ахмета Чалыка, имевшего при С.Ниязове официальный пост в туркменском правительстве. Визит турецкого президента несколько сгладил возникшие претензии в отношении А.Чалыка. Обе стороны сошлись на необходимости создать межправительственную комиссию, которая раз в три месяца будет информировать руководство стран о состоянии, проблемах и возможных перспективах развития экономического сотрудничества между государственными и частными деловыми кругами двух стран. По всей видимости, в ближайшее время присутствие турецкого бизнеса в Туркменистане сохранится, и будет продолжать быть представленным достаточно широко.

Интересным образом развивались взаимоотношения нового руководства Туркменистана с Ираном. За отсутствием достаточного времени для подробного освещения данного вопроса я лишь упомяну о том, что в прошедшем году произошел обмен официальными визитами глав государств. Г.Бердымухаммедов побылал в июне в Тегеране, а Махмуд Ахмадинеджад в августе 2007 года – в Ашхабаде. В настоящее время товарооборот между странами превышает 1 млрд. долларов США в год и имеет тенденцию роста, в Туркменистане официально зарегистрировано более 200 иранских компаний. В настоящее время активно обсуждается возможность строительства иранскими компаниями туркменского участка железной дороги Иран – Таджикистан – Казахстан и 250 км шоссейных дорог в Туркменистане. Однако в последнее время двусторонние отношения между странами осложнились противоречиями в отношении газовых поставок из Туркменистана в Иран, а также нерешенностью вопроса о долге Туркменистана перед Ираном за реализацию совместного проекта по строительству плотины «Дружба».

Весьма динамично в 2007 году развивались туркмено-китайские отношения. Внешне малозаметные действия китайцев в Туркменистане порождает много мифов и легенд о «ползучей китайской экспансии» и, как правило, вызывает особое беспокойство прежде всего в США. В Туркменистане зарегистрировано 46 инвестиционных проектов с участием китайских компаний на общую сумму порядка 920 млн долларов США и 1,5 млрд китайских юаней. 17 предприятий с участием китайского капитала легально работают на туркменской территории в нефтегазовом секторе, транспорте, здравоохранении, связи, строительстве, торговле, туризме. Товарооборот между странами составил порядка 350 млн. долларов США в 2007 году. Приоритетом туркмено-китайского сотрудничества являются проекты в нефтегазовом секторе. Напомню, что еще при С.Ниязове, в 2006 году было подписано генеральное соглашение о строительстве газопровода из Туркменистана в Китай. Однако в отношении сроков реализации данного проекта существуют различные точки зрения. В августе 2007 года состоялась торжественная закладка туркменского участка (общей протяженностью 80 км) будущего газопровода. По пессимистическим оценкам, к 01.01.09, заявленной дате начала поставок туркменского газа в Китай, можно будет дотянуть ветку газопровода до туркмено-узбекской границы, но не говорить об окончании строительства всего газопровода.

В феврале 2007 года, согласно сообщений СМИ, было подписано соглашение между ТКГ «Туркменнефть» и Шенлинским нефтяным административным бюро при Китайской нефтяной корпорации «Синопек» о бурении 6 скважин с проектной глубиной 3,1 км на месторождении «Яшилдепе» (стоимость контракта – 42,3 млн. долларов США, срок действия 2,5 года).

Однако необходимо сказать, что китайский бизнес активен не только в нефтегазовой отрасли. Китайцы предоставляют Туркменистану кредит на поставку железнодорожных вагонов, автотраспорта, завода по сборке трансформаторов, для нужд министерства обороны – кредит на поставку обмундиования и компьютерной техники. Выражают готовность бесплатно обучать туркменских военнослужащих в своих военных академиях. Кроме того, китайская сторона предлагает:

- углубить торгово-экономическое сотрудничество. Для конкретизации возможностей – создать двустороннюю смешанную комиссию по экономическому сотрудничеству, которая бы действовала бы на регулярной плановой основе;

- расширить обмен в гуманитарных сферах;

- увеличить количество и уровень обмена деловыми делегациями;

- развивать двустороннее сотрудничество в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом.

Среди главных событий 2007 года в туркмено-китайских отношениях следует выделить:

- 31 мая Туркменистан посетила и была принята его президентом делегация в составе председателя Государственного Комитета КНР по делам развития и реформы Чэнь Дэмина, Цзян Цземиня, председателя Китайской национальной нефтяной корпорации и ряда ее представителей. Был заключен контракт о разведке месторождений газа на правобережье Амударьи. Стоимость контракта оценивается в 1,5 млрд. долларов США. Согласно достигнутых договоренностей CNPC в течение 12 лет должна пробурить 12 разведочных скважин на месторождении «Южный Иолотань».

- 17 июля 2007 года Г.Бердымухаммедов совершил официальный визит в КНР. В его ходе были подписаны СРП между Китайской национальной нефтяной компанией (CNPC) и туркменским государственным агентством по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркменистана, а также договор о закупке газа между CNPC и ГТК «Туркменгаз».

- 4 ноября состоялись переговоры между Г.Бердымухаммедовым и прибывшим в Ашхабад премьером Госсовета КНР Вэнь Цзябао о дальнейшем укреплении сотрудничества. В ходе визита было подписано соглашение о получении Туркменистаном от Экспортно-импортного банка КНР льготного кредита на размере 300 млн. долларов США на реконструкцию ПО «Марыазот» и строительство стекольного комбината.

На фоне очевидных успехов Китая по поводу закрепления своего экономического присутствия в Туркменистане интересна динамика развития в 2007 году туркмено-американского диалога. Сразу же после смерти С.Ниязова США весьма заметно активизировали свою дипломатическую активность в Туркменистане. Необходимо отметить, что за последние несколько лет, особенно с момента неудавшегося покушения на первого туркменского президента в ноябре 2002 года, отношения с Туркменистана с США были достаточно натянутыми. Несмотря на то, что в Туркменистане довольно успешно работали такие американские компании как «Дженерал Электрик», «Боинг», «Джон Дир», «Кейс» и ряд других, американские компании фактически были лишены доступа к углеводородным ресурсам Туркменистана, что не могло устраивать США. Со сменой власти появилась возможность данные отношения выстроить заново, и надо сказать, что американская администрация приложила в этом направлении к немало усилий. По меткому заявлению помощника Госсекретаря США Дэниела Салливана, правительство США за все время дипломатических отношений с Туркменистаном не отправляло в Ашхабад столько делегаций, как за 2007 год.

Заместитель госсекретаря США по странам Южной Азии Ричард Баучер сразу после похорон С.Ниязова передал Г.Бердымухаммедову послание К.Райс, после чего, собственно, и начались частные визиты в Ашхабад высокопоставленных американских делегаций.

Перечислю некоторые факты американской дипломатической активности в Туркменистане:

- 3 мая 2007 года визит в Туркменистан и встреча с президентом американской делегации в составе вице-президента корпорации «Шеврон» по проектам разведки и добычи, президент «Шеврон-Евразия» Гай Холлингстоуна, президента корпорации «Шеврон нефтегаз Инк.», генерального директора по новым проектам Иен Мак Дональда, директора компании «Шеврон нефтегаз Инк.» по развитию бизнеса Джерри Копеля и советника Совета директоров компании «Шеврон» Клайва Руменса.

- 31 мая туркменский президент принял делегацию в составе первого заместителя помощника Госсекретаря США по вопросам стран Южной и Центральной Азии Стивена Р.Манна, регионального директора по странм Европы и Азии Агентства США по торговле и развитию Дэн Стейна, директора Отдела по вопросам России и Евразии Министерства энергетики США Ланы Екимофф, исполнительного директора Евразийского банка реконструкции и развития Марка Саливана;

- 20 июня 2007 года визит в Туркменистан и преговоры с его президентом Главнокомандующего Центральным командованием (ЦЕНТКОМ) США адмирала Уиляма Фаллона.

- 25 июня 2007 года переговоры туркменского президента с заместителем помощника Госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Эваном Фейгенбаумом по поручению Кондолизы Райс.

- 28 июня 2007 года переговоры Г.Бердымухаммедова с вице-перзидентом компании «Шеврон Корпорэйшн» Джейем Прайором и главой компании «Шеврон Россия» Иеном Мак Дональдом;

- визит в Туркменистан для переговоров с министерством обороны, МВД,Государственной пограничной службы Туркменистана американской делегации в составе начальника отдела J5 Центрального командования США контр-адмирала Уильмана Пейна, помощника госсекретаря по вопросам экономики Дэниела Салливана, специального представителя по ЦА Агентства по борьбе с наркотиками (DEA) США Пола Хакетта

- 14 августа 2007 года вивзит в Туркменистан делегации Комиссии США по безопасности и сотрудничеству в Европе в составе Кайла Эндрю Паркера и Шелли Хелд Хана. Переговоры в парламенте (Меджлисе) Туркменистана, министерстве нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов, министерстве экономики и финансов, министерстве юстиции.

- визит в августе прошлого года делегации Агентства по торговле и развитию США (USTDA) во главе с региональным директором Дэном Станом;

- 17 августа 2007 переговоры Г.Бердымухаммедов с помощником Госсекретаря США по вопроса м экономики, энергетики и бизнеса Дэниелом Салливаном;

- 20 августа визит и переговоры с турменским президентом представителей Комиссии США по вопросам вероисповедание в странах мира во главе с ее председателем Майклом Кромартином;

- в конце сентября 2007 года состоялись переговоры госсекретаря США Кондолизы Райс с Г.Бердымухаммедовым, прибывшим в Нью-Йорк на Генеральную ассамблею ООН;

- 20 октября визит в Туркменистан посла США в ОБСЕ Джулии Финли;

- 15 ноября 2007 года переговоры с президентом Туркменистана с министром энергетики США Самуэлем Бодманом;

- 11 января 2008 года визит американской делегации во главе с членом Комитета сената США по международным отношениям сенатором Ричардом Лугаром и представителей «ConocoPhilips», «Chevron», «Royal Dutch Shell» «BP».

Естественно, что приведенный перечень визитов не является исчерпывающим, но даже он наглядно показывает дипломатическую активность США в Туркменистане за последний год. Однако пока позиции США в данной стране оцениваются как ограниченные. Американское правительство намерено добиться вхождения на нефтегазовый рынок инвестиционных и нефтяных американских компаний, участия в изменении структуры управления экономикой, добиться более тесного сотрудничества в военной области, в особенности расширить возможности использования военных аэродромов, расширения сотрудничества в сфере безопасности, образования и здравоохранения. Однако очевидно, что пока у США нет действенных рычагов давления на Туркменистан, в том числе по препятствованию реализации невыгодных США проектов транспортировки туркменского природного газа по Прикаспийскому газопроводу, а также началу его поставок в Китай через Узбекистан и Казахстан. Поэтому американская администрация пытается добиться расширения собственного влияния за счет беспрецедентной дипломатической активности.

Главным результатом российской политики в отношении Туркменистана в 2007 году является подписание в декабре трехстороннего Соглашения «О сотрудничестве в строительстве Прикаспийского газопровода».

Для подписания данного действительно стратегического соглашения российской стороной были предприняты значительные усилия. Как следует из приведенных выше фактов, переговорный процесс происходил на ярко выраженном фоне роста активности Европы, США и Китая в регионе в целом и в Туркменистане в частности.

Состоявшийся обмен официальными визитами на уровне глав государств значительно ускорил процесс договоренности. По всей видимости, именно личное участие трех президентов позволило относительно быстро, хоть и с некоторыми задержками подписать документы по Прикаспийскому газопроводу.

Можно констатировать, что после смены руководства российское присутствие в Туркменистане заметно активизировалось. Оживились инициативы, активно предлагающиеся туркменской стороне такими компаниями как РАО «Газпром», «ЛУКОЙЛ», «Транснефть», РАО «ЕЭС России», «Трубная энергетическая компания», «Силовые машины», «Рособоронэкспорт», «МТС» и рядом других. Однако далеко не все добились видимого успеха. Далеко не всегда и не во всем официальные визиты премьер-министров Михаила Фрадкова, а затем Виктора Зубкова, вице-премьера Сергея Нарышкина, главы «Газпрома» Алексея Миллера достигали желаемых целей. Туркменистан, несмотря на явно большую расположенность и открытость своего нового руководства в отношениях с Россией, все же остается сложным переговорщиком.

Впечатляют успехи «КамАЗа», получившего контракт на поставку в 2008 году 2500 грузовиков или МГК «ИТЕРЫ», заметно пополнившей проектный портфель, в том числе добившейся участия в освоении газового месторождения в Центральных Каракумах. Однако достаточно сложно идут переговоры с «Лукойлом» и ТНК-ВР. Руководитель ОАО «Лукойл» Вагит Аликперов, вице-президент и глава компании «Лукойл Оверсиз Сервиз» Андрей Кузяев в 2007 году неоднократно бывали в Ашхабаде и вели переговоры на высшем уровне, но пока окончательного прогресса не достигли. Примерно аналогичных результатов пока добились и руководители российско-британской компании «ТНК-ВР» вице-президент ОАО Евгений Астахов и исполнительный директор Герман Хан. Безусловно, «подготовка крупных проектов не любит шума», особенно в таких специфиченых странах, каковым остается Туркменистан, но видится очевидным, что переговорный процесс затягивается…..

На мой взгляд, существует опасность того, что некая заметная эйфория вокруг недавнего подписания соглашения в отношении прикаспийского газопровода затмит на какое-то время важность реализации со стороны российского государства иных, не менее значимых проектов. Невольно возникает аналогия с 2003 годом, когда после подписания в 10 апреля «Соглашения века» о долгосрочных поставках туркменского газа в Россию, российская сторона по собственной глупости понесла реальные потери, в том числе заметно сократила собственное присутствие и влияние в Туркменистане.

Безусловно, положительным факторами являются возобновление работы после пятилетнего перерыва российско-туркменской комиссии по экономическому сотрудничеству, увеличение квот на обучение туркменских студентов российских ВУЗах и реализация ряда других туркмено-российских инициатив. Однако «буксуют» такие не менее важные проекты как открытие филиалов российских ВУЗов в Ашхабаде и Небит-Даге, строительство здания для российской государственной общеобразовательной средней школы имени А.С. Пушкина. На мой взгляд, российская сторона не уделяет должного внимания, чтобы исправить ситуацию и действительно расширить успех во взаимоотношениях со своим стратегическим партнером в лице Туркменистана. Наличие стратегического партнерства – это, безусловно, хорошо, на не обозначает гарантированных благоприятных условий для дальнейшего расширения российского присутствия в Туркменистане. В развитии российского бизнеса заинтересованы, но никто не собирается создавать каких-либо особых привилегированных условий для его ведения в Туркменистане, где конкуренция за место под солнцем будет только возрастать.

В качестве заключения хочу сказать, что внешнеполитические шаги, предпринятые Туркменистаном в 2007 году, продемонстрировали то, что новое руководство страны намерено продолжить политику равноудаленности от всех ключевых игроков на политическом и экономическом поле в регионе. Можно констатировать, что внешнеполитические контакты в прошедшем году заметно активизировались и с Россией, и с Китаем, и с США и Западной Европой. Однако нельзя сказать, что Туркменистан продемонстрировал готовность сделать однозначную ставку на одного из этих глобальных игроков. По всей видимости, не стоит этого ожидать и в 2008 году. Нынешним президентом было продолжено умелое использование нейтрального статуса собственной страны, являющейся, прежде всего в силу своего богатства углеводородами и географического положения, привлекательным объектом для всех без исключения центров силы, не попасть под чье-то односторонне влияние. Кроме этого двусторонние отношения для Туркменистана остаются наиболее выгодной формой взаимоотношений с внешним миром и продолжают иметь большую ценность, нежели многосторонние в рамках существующих различных региональных объединений и более глобальных международных форматов.

Спасибо за внимание.


Поделиться: 

 
 

Обсудить: 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или зайдите на сайт, чтобы оставить комментарий.



 

Публикации

 

Новости

Ссылка на ia-centr.ru обязательна при любом использовании материалов с данного сайта. Все права защищены и охранаются законом.
© ia-centr.ru, 2008 || powered by Blew Design