Информационно-аналитический центр  –  Экспертная оценка  –  Казахстан-2016: Между Сциллой и Харибдой
 
19.01.2016

Казахстан-2016: Между Сциллой и Харибдой

Между Сциллой и Харибдой  

Низкие цены на нефть и неурядицы в Поднебесной, были названы в числе сдерживающих экономический рост Казахстана факторов. Об этом члены правительства РК сообщили на брифинге, посвященном итогам развития республики за 2015 год.

Ушедший год выдался для Казахстана не простым. Как сообщил первый вице-премьер Бакытжан Сагинтаев, в 2015 году рост ВВП страны составил 1,2 процента. Хуже было в 2009 году, в разгар глобального кризиса, когда экономический рост составил один процент. Цифра хоть небольшая, но все-таки знаковая. Другие страны завершили 2009 год со знаком минус.

Падение темпов роста экономики РК в первую очередь связано со снижением цены на нефть, на долю которой приходиться до 60 процентов экспорта страны и еще 50 процентов налоговых поступлений. В принципе, схожая картина в прошлом году наблюдалась среди других государств экспортеров энергоресурсов.

Кроме падения цен на нефть, по словам Бакытжана Сагинтаева, на динамику роста ВВП негативно повлиял Китай. Соседняя экономика, после десятилетий бурного развития, легла в дрейф. В январе-ноябре 2015 года внешнеторговый оборот КНР сократился на 7,8 процентов, а импорт просел на 14,4 процентов.

«На снижение объемов производства горнодобывающей промышленности повлияли сокращение добычи нефти на 1,7 процентов, угля на 5 процентов, а также железной руды на 22 процентов, в основном это связано с падением спроса со стороны Китая», - сообщил первый вице-премьер.

Китай не только сокращает импорт продукции из Казахстана. Он влияет на глобальные цены. К примеру, после девальвации юаня в июле 2015 года, алюминий и медь, - экспортируемое Казахстаном сырье, - подешевели на внешних рынках. Как следствие у Астаны упала валютная выручка. Но как говориться: было бы счастье, да несчастье помогло. У Казахстана появляется возможность диверсифицировать торговлю с Китаем. На фоне сокращения экспорта сырья увеличить поставки сельхозпродукции.

«Сейчас жители Китая хотят потреблять органические продукты. Соответствующее решение было принято пленумом ЦК компартии Китая, они проявили огромный интерес к Казахстану. Сказали, что будут покупать все, что будем производить», - отметил на брифинге Сагинтаев.

Направление многообещающее. К примеру, восточные провинции Китая закупают баранину в Австралии. Местные власти даже не знают, что Казахстан является традиционным производителем этого вида мяса. И это притом, что две страны состоят в ШОС и заинтересованы в укреплении экономических связей между собой.

Пока радужные перспективы у производителей зерна, которые в 2010 году впервые отгрузили свою продукцию в Китай. Ежегодно в РК собирают 17-18 млн. тонн зерна, из них порядка 7 млн. тонн идет на экспорт. На долю КНР, в 2014 году пришлось 200 тыс. тонн. Однако это далеко не предел. По  расчетам китайской стороны в 13-ой пятилетке (2016-2020 годы) импорт зерна достигнет 700 млн. тонн, что в разы превышает экспортные возможности Казахстана.

У такой диверсификации внешней торговли РК есть неоспоримые преимущества. Продукты питания в отличие от сырья для промышленности постоянно пользуются спросом. А значит, экспорт в Китай будет в меньшей степени подвержен рискам, связанным с экономическим спадом. Тем более, что у Казахстана есть хороший потенциал. По словам того же Сагинтаева, в 2015 году рост сельского хозяйства составил 4,4 процента, растениеводства - 5,6 процента, животноводства - 3,2 процента.

Интересно, что на брифинге министры, говоря о сдерживающих рост экономики Казахстана факторах, наряду с Китаем не упомянули о России. В то время как эксперты указывают как минимум на косвенное влияние. Россия является крупным экономическим и торговым партнером Казахстана, кроме того, это еще и крупный инвестор. Поэтому, режим санкций и падение роста ВВП России, как и в Казахстане вызванного низкими ценами на нефть, не может не сказаться на замедлении отечественной экономики.

Глобальные и региональные неурядицы, в том числе у соседей, в обозримом будущем заставят пересмотреть главный финансовый документ страны. Естественно, сохранив приоритетное финансирование социальной сферы.

«Я думаю, что первые два месяца этого года нам покажут, какой тренд будет закладываться, в соответствии с этим мы будем принимать решения, связанные с рассмотрением макропараметров развития нашей страны, в том числе будут пересмотрены и бюджетные параметры», - отметил глава Минфина Ерболат Досаев.

В республиканском бюджете заложена цена на нефть на уровне 40 долларов за баррель. Уже сейчас стоимость энергоносителей упала ниже 30 долларов, и по прогнозам может достичь 15-20 долларов. Снижение расходов бюджета, что не менее важно, позволит сократить дефицит и контролировать объем госдолга.

Повод для опасений есть. Доля госдолга Казахстана не большая, но в условиях кризиса он может стремительно увеличится. В 2015 году, согласно Минфину РК, он вырос сразу на 37 процентов, до 25,1 млрд. долларов. Уже в декабре Казахстан привлек займ Азиатского банка развития (АБР) на сумму один млрд. долларов со сроком погашения 5 лет на финансирование дефицита бюджета.

Как и ожидалось, кризис вынудит усилить финансовую дисциплину, ужесточить контроль над расходами бюджета. Проблема актуальная. Так, в сентябре 2015 года счетный комитет парламента выявил нарушения на сумму 51,3 млрд. тенге в трех министерствах. Это не единичный случай в практике работы Мажилиса. Очевидно, что наряду с выявлением таких нарушений давно пора призывать к ответу самих нарушителей в правительстве.

«Возможно, нам придется принимать жесткие решения по бюджету. Будет проведена ревизия расходов. Определены эффективные направления финансирования», - сообщил Сагинтаев.

Вопросы эффективности правительственных расходов не редко становились ахиллесовой пятой реализации госпрограмм. Например, на брифинге чиновники подняли вопрос поддержки малого и среднего бизнеса (МСБ). Его доля в экономиках стран ОЭСР превышает 60 процентов, а у нас не растет выше 30 процентов. Поддержку МСБ следует оказывать! Расходы бюджета, в данном случае целесообразны, но при этом не эффективны, т.к. увеличения малого и среднего бизнеса не наблюдается. Поэтому возникает вопрос: на что идут средства? Хотя о ревизии госрасходов в правительстве  заговорили во время кризиса, - следуя известной пословице: пока гром не грянет, мужик не перекреститься, - очевидно, что подобную работу необходимо вести регулярно.

Кстати, на случай грома среди ясного неба кабмин предусмотрел в бюджете «специальный резерв запланирован в сумме 225,5 млрд. тенге». Его средства будут направлены на финансирование занятости и госпрограммы «Нурлы Жол». Такой шаг обеспечит стабильность финансирования в случае непредвиденных форс-мажорных обстоятельств. Интересно было бы узнать, из каких источников будет формироваться «заначка» в бюджете? Поскольку ее можно было бы давно применять. Опыт прошлых лет показывает, что 100-процентного освоения бюджета у нас не было. И по итогам года оставались невостребованные деньги, из которых можно было формировать крепкие тылы.

На брифинге прозвучал вопрос о «дне»: как долго тенге продолжит падение по отношение к американской валюте? Проблема стала актуальной для граждан, которые последние полгода новый день начинали со сводок об обменном курсе. Однако четкого ответа им не удалось получить в этот раз. Глава Минфина РК Ерболат Досаев только уклончиво отметил: «Мы к этому вопросу вернемся, связанному с тем, будет у нас дно, не будет у нас дна».

Но все-таки не стоит придавать большого внимания падению курса тенге. Ведь мы говорим о следствии, в то время как причину стоит искать в экономике, которая сильно подсела на «нефтяную иглу». Поэтому многое, в том числе и достижение дна, будет зависеть от способности экономики РК адаптироваться к новым ценам на энергоресурсы. А это зависит от перемен, которые происходят в бизнес среде, либо по воле кабмина, либо в силу объективных причин: сокращение спроса, финансирования и т.д.

В данном случае имеет смысл присмотреться к России. Так, на днях премьер-министр РФ Дмитрий Медведев признал, что благодаря рыночным механизмам стране удалось справиться со снижением притока нефтегазовой выручки и западными санкциями. Как подметил он: «жесткие конструкции, которые характерны для несвободных экономических систем, с такими испытаниями не справились бы».

Проблема «дна» ставит на повестку дня другой актуальный вопрос, который касается более глубокой материи, нежели колебание курса тенге к мировым валютам - обеспечение экономической безопасности РК. Ведь рост отечественного ВВП оказывается в зависимости от цен на нефть. А закон о национальной безопасности обязывает госорганы снижать риски, которые грозят подорвать устойчивое экономическое развитие. Он также обязывает уменьшать уязвимость республики от негативных факторов, «возникающих в геополитическом окружении Казахстана».

Логика здесь проста: гарантировать независимость стране невозможно без эффективно функционирующей экономики. И это не пустые слова! Еще свеж пример СССР, подсевший на волне энергетического кризиса 70-х годов ХХ века на «нефтяную иглу», с которой не смог слезть. Чем все закончилось, всем хорошо известно.

 

Замир Каражанов, Алматы.


Поделиться: 

 
 

Обсудить: 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или зайдите на сайт, чтобы оставить комментарий.



 

Публикации

 

Новости

Ссылка на ia-centr.ru обязательна при любом использовании материалов с данного сайта. Все права защищены и охранаются законом.
© ia-centr.ru, 2008 || powered by Blew Design