Информационно-аналитический центр  –  Экспертная оценка  –  Адиль Каукенов: «Казахстану необходима школа китаеведения».
 
26.05.2015

Адиль Каукенов: «Казахстану необходима школа китаеведения».

Китайский мегапроект Экономический пояс Шелкового пути открывает  привлекательные перспективы для развития транспортной и логистической инфраструктуры Евразийского экономического союза. Однако успешность сопряжения двух интеграционных проектов во многом будет зависеть от способности государств-участников ЕАЭС трансформировать стратегическое мышление в режиме ускорения, считает казахстанский эксперт Адиль Каукенов.

 

- С начала 2000 годов экономическая экспансия Китая развивается семимильными шагами. Даже в периоды кризиса в ней случались мощные прорывы. Многие китайские коллеги предметно описывают эту политику так: у нас есть чемоданы денег, которые нам необходимо куда-то вложить, и мы будем строить и инвестировать, чтобы укрепить свое геополитическое положение.

Отсюда в 2010 году возник «сюрприз»: Китай не просто вошел в евразийский регион, но он вошел так, что теперь уже никуда не уйдет.

Это спровоцировало другое действие: Россия, в противовес китайской инициативе по созданию в рамках ШОС зоны свободной торговли, которую предлагалось осуществить к 2017 году, начала торпедировать создание Евразийского экономического союза. До этого момента идея, которая изначально принадлежит Нурсултану Назарбаеву, «наверх» не поднималась. Однако время пришло. И можно утверждать, что одной из целей создания ЕАЭС было – оградиться таможенными пошлинами от растущего китайского влияния.

Цель, в принципе, понятна: постсоветские государства не могли бы иначе развивать свою промышленность, конкурировать с китайской рабочей силой и объемами производства, - словом, с глобальной многоотраслевой фабрикой. В таком случае можно было бы ставить крест на перспективах развития любой собственной промышленности.

Однако Китай научился очень грамотно работать с государствами постсоветского пространства и Центральной Азии, в частности. Китайским ответом на евразийский процесс, причем очень быстрым ответом, стала инициатива Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП).

Здесь я бы хотел подчеркнуть такой нюанс: КНР традиционно подходит более основательно, чем мы к проработке любых инициатив, а особенно тех, которые имеют стратегическое значение для страны. Не успел Си Цзиньпин озвучить планы по реализации масштабного проекта, как практически мгновенно в структуре госуправления КНР появились новые департаменты и отделы, крупные исследовательские структуры. Три абсолютно новые «мозговые фабрики» были специально созданы под Экономический пояс Шелкового пути, для того, чтобы у экспертов и переговорщиков были в наличии весомые аргументы, солидный базис теоретических исследований, на который они могли бы опереться.

На этом фоне наша действительность и наши традиции, конечно, удручают. Если говорить о Казахстане, то тут и вовсе все печально: в стране четыре действующих китаеведа. Под «китаеведом» нужно понимать не того, кто знает язык или часто посещает страну с «челночными» сумками. Это человек, который очень хорошо понимает китайскую действительность, ментальность и, самое главное, регулярно публикуется. У нас таких экспертов на сегодня – четыре.

В России, безусловно, больше – около 150 человек. Но есть нюанс: среди востоковедов китаеведы в России традиционно были оттеснены арабистами. Так исторически сложилось, что арабисты имеют больше возможностей влиять на принятие решений. Хотя, понятно, что западное направление – американское и западноевропейское – всегда было главенствующим в российской внешней политике. Образно: у двуглавого российского орла западная голова всегда была больше, восточная – слегка атрофированная.  

В Китае все по-иному. Россия, а с ней и постсоветское пространство, была и остается приоритетом номер один для Пекина. Насколько это направление интересно Китаю сегодня, свидетельствует такой факт: крупнейший мозговой центр страны – Китайскую Академию современных международных отношений (КАСМО) – до недавнего времени возглавлял нынешний глава Министерства государственной безопасности КНР. Действующий директор – авторитетный русист, хотя до него все главы КАСМО были американистами.

Это красноречивый показатель, который свидетельствует: китайский ответ на создание Евразийского экономического союза будет очень качественным.

И мы это уже наблюдаем.  

В Казахстане инициативу ЭПШП восприняли очень позитивно. Почему? Потому что это было качественное предложение, и китайцы знали, кому они его адресуют.

Через Казахстан, как планируется, пройдут три ветки Экономического пояса Шелкового пути. Одна из них – северный путь – пройдет также через Россию.  Другая – через Актау – на Кавказ. К слову, страны Закавказья этому очень рады и уже готовят под проект инфраструктуру, потому что это обеспечит выход на Турцию.

В свою очередь в Турции уже построена высокоскоростная дорога до  Мармариса, кроме того, Китай обещает спонсировать ветку из Эдирне. Таким образом, вся страна будет связана высокоскоростной магистралью.

Ну и третья ветка – выход на Ближний Восток, через Туркменистан – на Иран. Сейчас эта ветка работает не эффективно, но она имеет перспективы, если подключатся китайцы.

Еще одно шикарное предложение, от которого грех отказываться – строительство  сверхскоростной железной дороги «Москва – Пекин», по которой поезд будет двигаться со скоростью 300 км в час и способен будет преодолеть колоссальное расстояние всего за двое суток. У китайской стороны есть и технологии, и средства на реализацию этого проекта. Так, например, на пятую его часть  – участок «Москва – Казань» - уже выделены «живые» деньги.

Есть, правда, вопросы по ширине колеи, объект стратегический. Но уже сегодня существуют технологии, предполагающие, что поезд, не снимаясь с колес, будет переходить с одной ширины колеи на другую.

Высокое качество таких инициатив закономерно обусловило и серьезное внимание к ним: в Казахстане при разработке Стратегии новой экономической политики «Нурлы жол» учитывался и анализировался фактор Экономического пояса Шелкового пути.

Аналогичная реакция в России. Несмотря на то, что первоначально Москва отнеслась к ЭПШП, мягко говоря, с прохладцей, подписанные недавно Владимиром Путиным и Си Цзиньпином документы свидетельствуют об изменении позиции Кремля. Но здесь, на мой взгляд, стоит избегать свойственного российскому экспертному сообществу ура-патриотизма, заявлений о неком альянсе, о полной поддержке Китая и т.д.

На самом деле, Пекин ко всему относится более сдержано и прагматично. Те перспективы сопряжения ЕАЭС и ЭПШП, о которых мы сегодня много говорим, китайцы уже давно просчитали. И во всех расчетах они руководствуются своей логикой.

В качестве примера: уже сегодня в провинции Цзянсу, грузятся составы до немецкого Дуйсбурга. По этому же пути идут составы из казахстанского терминала в порту Ляньюнган. Стоимость доставки одного контейнера составляет около 10 тыс. долларов. Если его грузить на корабль, да, сроки доставки будут существенно более долгими, но стоимость составит лишь 4 тыс. долларов.

К тому же остается проблема обратной загрузки: Европа, по сути, не может предложить товары Китаю, из-за чего железнодорожный транзит в одну сторону дополнительно снижает рентабельность. Однако китайское правительство идет на это, дотируя бизнесменам издержки: пять тысяч долларов компенсирует правительство страны, тысячу долларов – власти провинции. Для чего это делается? И почему сверхскоростная дорога вызывает столь высокий интерес?

Понятно, есть в этом геополитические резоны, но есть и иные.

Во-первых, товары меньше чем за неделю будут добираться до Европы. По сравнению с морским путем доставки, который составляет около двух месяцев, это весомый аргумент, для транспортировки скоропортящихся и срочных грузов. Во-вторых, нынешняя геополитическая ситуация такова, что на первый план выходит вопрос безопасности. И этот аспект играет в Экономическом поясе Шелкового пути главенствующую роль, Китай использует его в качестве мощного экономического козыря. Не учитывать этого преимущества было бы крайней глупостью, поскольку это выгодно всем.

Проблема в другом: из-за разницы в стратегическом мышлении мы сейчас выступаем в роли ведомого субъекта, который сидит и ждет, когда ему все разложат на тарелке, а он соблаговолит или не соблаговолит откушать.

Да, Экономический пояс Шелкового пути продуман настолько здраво, что ни у кого не вызывает отторжения и раздражения, можно только порадоваться тому, как в нем все мощно проработано. Но это не сложилось само собою. Это потому, что в Китае идет мощная работа, создаются новые структуры, выделяются огромные гранты под мегапроект.

Чтобы на нашем уровне участие тоже было достойным, необходимо на новый уровень выводить стратегическое мышление. В частности, возвращаясь к школе китаеведения: раз она буксует, значит нужно ее создавать! В Казахстане, в Центральной Азии, в рамках ЕАЭС, наконец! Экономический пояс наглядно показывает, насколько мы не успеваем адекватно отвечать не то, что на новые вызовы, но и на новые перспективы. Чтобы успеть, надо ускоряться… 


Поделиться: 

 
 

Обсудить: 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или зайдите на сайт, чтобы оставить комментарий.



 

Публикации

 

Новости

Ссылка на ia-centr.ru обязательна при любом использовании материалов с данного сайта. Все права защищены и охранаются законом.
© ia-centr.ru, 2008 || powered by Blew Design