Айдархан Кусаинов: 2015-2016 годы будут очень сложными для России и Казахстана, но у стран есть все возможности и ресурсы для прохода этого кризиса экономической перестройки

Айдархан Кусаинов: 2015-2016 годы будут очень сложными для России и Казахстана, но у стран  есть все возможности и ресурсы для прохода этого кризиса экономической перестройки  

Интервью с финансовым экспертом и генеральным директором консалтинговой компании Almagest Айдарханом Кусаиновым для ИАЦ МГУ.

Нынешний курс рубля похоже прошел турбулентность, является ли на данный момент валюта стабильной? Отражает ли позиция рубля действительное состояние российской экономики?

Я бы разделил вопрос об уровне текущего курса рубля на две составляющие, которые являются принципиально разными - волатильность курса и собственно величина. Волатильность снижается и курс постепенно стабилизируется, однако собственно по величине я считаю рубль сегодня слишком слабым, и не отражающим реальное состояние российской экономики.

Необходимость столь строго разделения этих двух параметров возникла в связи с уникальностью ситуации, когда рубль оказался под двойной атакой: политической и финансово-спекулятивной. Я не могу припомнить такой ситуации ни с одной валютой или экономикой, значимой и сопоставимой по масштабам и влиянию с РФ. Это вызвало огромную волатильность, которая в какой-то степени послужила и отдушиной для концентрированной и массированной атаки, она в целом выдохлась и теперь, как положено в нормальной ситуации, большее значение начнут иметь системные и экономические факторы.

С точки зрения системных факторов я считаю, что рубль слишком слаб и его равновесное значение при текущих ценах на нефть должно быть в районе 45 -50 долларов. Думаю, что сложившаяся ситуация будет максимально использоваться для стимулирования внутреннего производства, использования возросшей конкурентоспособности российских товаров, дальнейшего давления на российский импорт. С другой стороны искусственная слабость рубля также вредит экономике в долгосрочной перспективе. Исходя из этих двух факторов, я предполагаю, что укрепление рубля будет постепенным, и к уровню 50 рублей за доллар курс подойдет к лету – осени 2015.

Здесь же отмечу, что ситуация сложилась достаточно удобной для ЦБ РФ с точки зрения использования свободно плавающего курса, потому что не требует активного вмешательства. Конечно, в 2015 году будет довольно трудно выдержать целевые параметры инфляции, но это в принципе довольно понятные трудности в условиях режима санкций и контрсанкций.

Как отразился, так называемый "черный вторник" на казахстанской валюте, как это отразилось на казахстанской экономике?

Формально, черный вторник никак не отразился на казахстанской валюте. Напряжение на финансовом рынке страны росло задолго до черного вторника и в большей степени связано с падением цен на нефть и со сформированным недоверием к регулятору после февральской девальвации. Ситуация с рублем стала одним из дополнительных факторов напряженности, может быть значительным, но не главным и не определяющим.

С точки зрения экономики в целом результаты валютного диспаритета системно начнут проявляться только в январе – феврале - марте. В долгосрочной перспективе такой диспаритет однозначно вредит казахстанской экономике, но в краткосрочной и в какой-то степени среднесрочной перспективе эффект не столь однозначен. Благодаря подешевешему импорту, мы можем увидеть замедление темпов инфляции, рост торговли, рост потребления, уже видим снижение цен на бензин. Но в долгосрочной перспективе, слабый рубль крайне не выгоден Казахстану.

Падение цен на нефть, влияет не только на РФ, но и на РК, как это отразилось на Казахстане?

Казахстан в большей степени зависим от цен на нефть, чем РФ, поэтому цены на нефть являются даже более значимым фактором для нас. Падение цен на нефть еще не в полной мере проявилось в нашей экономике, так что ситуация будет усугубляться.

Мне кажется, что Казахстан был полностью не готов к такому сценарию, это проявилось во многих факторах. Это и излишне оптимистичные прогнозы на 2014 год, которые были заложены в начале года и проведенная девальвация весной, когда никаких внешних, да и внутренних факторов для шокового варианта не было. К ситуации падающих цен на нефть Казахстан пришел в относительном разбалансе, когда бизнес оправился от корректировки, и встретился с сокращающимися бюджетами и недоверием к регулятору.

Колебания российской валюты и ЕАЭС, как повлиял возникший кризис на партнеров РФ по объединению?

На партнеров по ЕАЭС в большей степени повлияла общая экономическая ситуация в РФ, возникшая в результате санкций и контрсанкций. Замедление темпов роста, неопределенность, нестабильность – эти факторы были доминирующими негативными во влиянии. Вместе с тем, открылись возможности для казахстанских производителей, сама ситуация вынудила РФ активнее открывать свои рынки для партнеров, подтолкнула к более тесному сотрудничеству. Так что трудно однозначно оценить эффект произошедших событий. В целом нужно сказать, что весь 2014 год прошел в достаточно «рваном» режиме со значительными элементами нестабильности в политике, экономике, на сырьевых рынках, на финансовых рынках стран ЕАЭС. Эта неопределенность с одной стороны не позволила использовать открывающиеся возможности, но с другой стороны в какой-то степени уберегла от ошибок и «сгладила» 2014 год.

Я бы сформулировал так, что события 2014 года развивались так стремительно, и ситуация так часто менялась, что бизнес и экономика в определенной степени впали в ступор, консервируясь и замедляя свои реакции.

С этой точки зрения, можно сказать, что позитивным аспектом завершения 2014 года стала некая определенность, которая уже позволяет планировать будущее. Да ситуация непростая, но главное, что

В общем, стала понятна реальность, в которой мы живем, а значит появилась возможность планирования своих действий – и это важно.

Как валютные колебания отразились на трудовых мигрантах? Прогнозы, на сколько упадет востребованность рабочей силы? Не заменят ли киргизские, узбекские, таджикские гастарбайтеры направление? Например, Ближний Восток, РК?

В принципе трудности охватывают все страны, а вступление в ЕАЭС упрощает миграцию и в связи с относительной равномерностью спада миграционные потоки гастарбайтеров существенно не изменятся.

Скорее всего, усилится миграционный поток среди более обеспеченных слоев населения, среднего слоя населения. С одной стороны эта часть более чувствительна к спаду в экономике, санкциям, перераспределению бизнеса в связи с санкциями, валютным дисбалансам и вообще валютному курсу. С другой стороны она в большей степени настроена на относительно стабильную и долгосрочную работу с социальными гарантиями и более тщательно оценивает качество рабочего места. ЕАЭС существенно упрощает вопросы легитимности трудовой миграции в виде, снимает или обещает снять определенные вопросы, связанные с обеспечением социальных гарантий, что стимулирует миграцию в новых условиях.

Как можно было бы использовать колебания в российской экономике Казахстану?

Во-первых, необходимо изменить парадигму казахстанской экономической политики. Необходимо, наконец, забыть политику импортозамещения, как уже давно изжившую себя. В условиях санкций против России, очевидно, что часть российского экспорта будет переориентирована на Казахстан. Это не от целенаправленной политики, не от злого умысла, но просто по экономической логике. Противостоять этому и бороться с этим – все равно, что идти против природы, бессмысленно растрачивая силы.

Наиболее выгодной стратегией будет сконцентрироваться на выстраивании встречного потока собственного экспорта, тем более, что ниши для этого открываются. Следуя той же экономической логике, Россия будет выстраивать барьеры против импорта с запада в той или иной степени. Это значит, что с российского рынка будет уходить западный товар, открывая возможности для Казахстана. На этой, экспортно-ориентированной политике и необходимо наращивать производственные мощности, привлекать инвесторов, капиталы, производства.

Если страна сконцентрируется на выстраивании экспортных каналов на рынок России, то недостатка в ресурсах для организации здесь производств не будет.

В текущей ситуации я вижу огромные, даже во многом уникальные возможности для Казахстана совершить качественный скачок, как в экономическом плане, так и в политическом «табели о рангах», существенно нарастив вес в мире.

Вскользь о политике. Текущая ситуация придает значительный политический вес ШОС, СВМДА, российско-китайскому и вообще региональному евразийскому сотрудничеству и Казахстан может и должен воспользоваться этим и в политическом плане.

Ваши прогнозы, как и когда РФ выйдет из сложившегося кризиса?

Я думаю, что можно говорить о стабильном выходе РФ из кризиса не ранее, чем через три года. Под выходом из кризиса я понимаю выход на стабильную траекторию экономического роста, которая будет основана на системной силе экономики. Чтобы подчеркнуть этот момент поясню, что я не считаю, что мир вышел из кризиса 2008 года. Те улучшения и рапорты, которые мы видим сегодня – это не системный выход из кризиса, а некая искусственно созданная передышка, временный промежуток ослабления болезни перед очередным рецидивом. Что собственно и наблюдается в прогнозах по мировой экономике на 2015 год.

Считаю важными все события 2014 года, потому что они, окончательно развеяли иллюзии о перспективах и системе взаимоотношений, сделав очевидной и жизненно необходимой коренную перестройку экономических моделей развития стран. Считаю, что 2015-2016 годы будут очень сложными для России и Казахстана, но и у России и у Казахстана есть все возможности, ресурсы и воля для прохода этого кризиса экономической перестройки.