Информационно-аналитический центр  –  Экспертная оценка  –  ИАЦ МГУ: ключевые события 2007 и процессы 2008 года в странах постсоветского Содружества наций.
 
06.01.2008

ИАЦ МГУ: ключевые события 2007 и процессы 2008 года в странах постсоветского Содружества наций.


 

В данном случае мы не хотели составлять рейтинг или топ-лист, а просто выделяем те тенденции, которые, по-нашему мнению, будут оказывать в 2008 году влияние на политическую среду внутри стран региона. Здесь же, наряду с тенденциями отдельные события, которые прямым образом изменили расклад сил, либо продемонстрировали качественное изменение позиций игроков. В целом, нельзя сказать, что в прошлом году случилось нечто из ряда вон выходящее, возникло нечто «новое», скорее имевшиеся тенденции стали более четкими, что дает нам возможность с большей ясностью смотреть в перспективу наступившего 2008 года.

 

Парламентские выборы в (на) Украине.

Можно с абсолютно диаметральных позиций оценивать ситуацию в Украине. Но факт остаться фактом – Украина наиболее плюралистичная в политической жизни страна СНГ с большим потенциалом развития. Конкуренция центров сил уже не приведет к распаду и крушению государства: правила игры установлены – ценность украинского единства понимают как условные оранжевые, так и бело-голубые. У страны большой комплекс проблем от экономических лихорадок и коррупции, до опасности этно-территориального конфликта в Крыму. Одна из главных -- проблема интеграции и развития русских связей и элементов внутри формирующегося украинского национального ядра. Все это надолго, но вполне решаемо с учетом интересов как единой Украины, так и России, «попечителя» интересов русского населения. Кризис апреля-мая 2007, который в результате привел к роспуску парламента, второму премьерству Юлии Тимошенко, уходу Ющенко в венецианскую защиту, перемещению Януковича со слабого премьерского кресла в сильное оппозиционное, -- все эти события будут иметь свою траекторию в 2008 году.

Интерес будет представлять соревнование правительства Тимошенко и Путина (конечно если наш общенациональный лидер захочет получить премьерскую запись в трудовой книжке). Проблемы у стран почти идентичные (старение и развал инфраструктуры, выбывание основных фондов производства), но разные масштабы и базовые условия экономики. Но представьте, если правительство Тимошенко сумеет выполнить часть обещанного в отсутствии сырьевой подушки – чем не вызов всеуспешному Путину?

Но в любом случае, Украина неплохой пример альтернативы «московской евразийской модели» в том виде как она сформирована на данном этапе.

 

Казахстан.

Изгнание главного зятя страны Рахата Алиева и первый однопартийный парламент в СНГ (за исключением Туркмении).

Но характерно, что при таком волюнтаристском раскладе доминирования исполнительной вертикали, ключевые интересы основных групп, традиционных и сложившихся за период постсоветского развития бизнес-структур, остались соблюдены. Пожалуй, за исключением корпорации Алиева-Дариги, которая подверглась существенному демонтажу. 2008 год для Казахстана вероятно будет вполне спокойным. Бюрократия и бизнес-структуры будут готовить силы, укреплять позиции в преддверии пост-назарбаевского перехода: когда он начнется никто не знает, но ведь начнется. Политическая стабильность сохраниться при высоких ценах на сырье, однако мобилизации широких групп населения вокруг темы национального пути ожидать не приходиться.

 

Россия.

«Мюнхенская речь» Путина и следствия из нее: жесткая пикировка по поводу ПРО, мораторий на ДОВСЕ, критика и требование реформ ОБСЕ.

 

На тему внешнеполитического усиления России сказано много позитивного, не меньше и конструктивной критики, некоторые выражают тревогу (ведь за яркими фразами виднеются рыхлые тылы). Но главное как на это усиление реагирует один из адресатов: Запад. Отчасти цель достигнута – заставили уважать. Показатель этого, официальная реакция на историю с убийством Литвиненко. За вычетом волны обвинений в медиа нужно констатировать – Британия «утерлась». Правительство Гордона Брауна, по сути, оказалось униженным и не смогло предпринять ничего вразумительного, а атлантический мир продемонстрировал границы своего возможного и желаемого давления на Путина в 2007 году (рассуждаем безотносительно причин истинных авторов этого отравления).

 

А вот преемник на первый взгляд оказался совсем не «мюнхенским». Вполне бюрократический (технологически удобный Путину) выбор вроде бы не следующий ожиданиям идеологии милитаризации, но зато подтверждающий рамки строительства «суверенной» РФ по либеральной кап. модели с поправкой на местные особенности. Пока кандидат Путина говорит как раз о том, что мы следуем в политическом фарватере западной системы, просто немного правым курсом, не более того. Естественно, что жесткость Медведева еще пройдет возгонку, получит нужный градус. Ряд наблюдателей из числа общавшихся с ним считают, что он всегда более принципиален и тверд чем это видно по поездкам в больницы и детские дома. Но кто знает, как это реализуется? Каким будет новый президент? Как Путин выстроит новый дизайн вертикали власти? С упором на правительство?

Рождается многокомпонентная система со сложным механизмом управления отдельными элементами и неопределенностью в отношении целого. Все выглядит красиво, и многие прогнозы (в том числе западные) воодушевляют. Но надежность и жизнеспособность этого детища не столь очевидна.

В совокупности, ставки РФ как координатора пространства СНГ возросли значительно (в том числе вслед за акциями «Газпрома»). Главная интрига как обычно: отношения в паре – РФ-США и в треугольнике – РФ-США-СНГ. Вряд ли ожидаемая администрация «демократов» ослабит свой интерес и, следовательно, давление на регион.

 

Цена на нефть «выглянула» из поворота в $100. Важное событие для всех сырьевых демократий СНГ.

 

Туркмения.

Главное событие 2007, первого постниязовского года, избавление Бердымухаммедова от Акмурада Реджепова. А также утраченные иллюзии относительно скорой демократизации власти или хотя бы некой большей открытости в рамках прежнего режима. Очевидно, произошла бюрократическая революция, новому президенту удалось буквально полностью сменить кадровый состав, в том числе силовиков. Цитируем наиболее заметного исследователя Туркмении Артема Улуняна: «Сохранение 6-ти месячного испытательного срока для чиновников было дополнено новшеством: отныне ряд высших государственных чиновников – членов кабинета министров из числа руководителей отраслевых ведомств, стали «кураторами» экономического развития основных областей страны. Однако объявленные реформы в области сельского хозяйства, промышленного производства и банковского дела оказались до сих пор декларацией. В определенной степени и здесь сказалась роль местного чиновничества: оно оказалось не в состоянии с точки зрения профессиональных навыков разработать базовые принципы необходимых изменений. Более того, при кажущейся заинтересованности высшей чиновничье номенклатуры в создании более жизнеспособного государственного механизма, она не может определить «собственный интерес», так как сложившаяся система «внебюджетного» материального поощрения позволяет продолжать иметь гораздо больше и с меньшими затратами, чем если бы подобные реформы начали проходить и вести к усилению расслоения внутри чиновного класса».

 

Узбекистан.

Президентские выборы и их традиционный победитель.

Каримов повторяет путь Ниязова. Правда, без тех особенностей и своеобразия, которые имели место в процессе сакрализации Туркменбаши. Чем это закончиться для Каримова и Узбекистана? Все наблюдатели обращают внимание на опасности узбекской трансформации: практически все варианты (в качестве главных сценариев рассматривают наследственный и преемнический сценарии) сопряжены с колоссальными рисками от исламской революции до военной хунты. Также как и Ниязов, ослабевающий Каримов может пасть от руки судьбы (просто умереть) или от дворцового переворота (умереть от руки убийц). Так же как и в Туркмении, возможно, что партию начнут силовики, а закончат бюрократы и один из кланов чиновников.

 

Беларусь.

2008 год, второй год очередного срока «азиатского» лидера на западе СНГ обещает быть спокойным. Главная новостная интрига – с кем будет очередной раз «дружить» Лукашенко? Будет ли менять векторы развития страны, следом за внешнеполитическими колебаниями? Или ничего не поменяется в стиле Лукашенко, что скорее всего. Очевидно, тактика сохраниться, но вероятно как неглупый чиновник он будет поглощен теми экономическими кризисами, которые вскоре предстоят Беларуси с очевидностью: в ближайшей перспективе либерализация и сопутствующие ей проблемы неизбежны.

Кремль и дальше будет проводить в отношении Минска политику сдержанного оптимизма «союзного ожидания». Беларусь для Кремля выступает сразу в трех качествах: лакомый кусок еще девственной, социально нагруженной экономики; важный стратегический партнер между ЕС и западными границами РФ; и неудобное, самостийное политическое образование. Отсюда и своеобразная политика – желание приблизить (кредит в $1.5 млрд.), но с большей выгодой для себя, не в ущерб собственным интересам во имя некоего союза. Отсюда главный тренд двусторонних отношений -- удаляющая перспектива союзного государства.

 

Прикаспийский газопровод.

То, о чем мечтали еще в 2003 году (увеличение поставок и доступ центрально-азиатских компаний через РФ на рынок ЕС), наконец должно реализоваться в 2008-2009 году. В результате долгих согласований от первоначально заявленных параметров в силе осталась лишь первая часть: модернизация САЦ, и лишь частичное введение новых мощностей. Сокращены объемы поставок, предполагавшиеся в мае 2007 года.

Однако плюсов оказывается значительно больше: создание первого газового консорциума Казахстан-РФ-Туркмения, плюс Узбекистан. Для России выгодна привязка дополнительных объемов регионального газа в свои сети, что открывает перспективы для будущих контрактов.

Главное для РФ – репутационый выигрыш, усложнение условий игры соперников с Транскаспием. Главная выгода для центрально-азиатских партнеров -- увеличение стоимости газа (выгодно, прежде всего, для властвующих элит сырьевых стран ЦА).

 

Азербайджан.

Начало поставок азербайджанского газа в Турцию.

Конкуренция в сравнении с российскими объемами минимальная, но факт достаточно символичный – вторая страна СНГ после РФ имеет свой собственный доступ к рынкам ЕС, что заметно оживляет риторику и всяческие энергетические дискурсы в обеих странах (РФ и Азербайджан). Кроме того, придает некоторый оптимизм ЕС в стремлении активнее двигаться в поисках альтернативных рынков (газопровод Баку-Эрзурум рассматривается как элемент проекта Набукко).

О важности проектов южно-кавказских сырьевых магистралей в продвижении глобальных интересов влияния США и западного мира сказано достаточно. В 2008 году начнется строительство новой транспортной оси региона, менее значимой для глобальных интересов, но более существенной для развития местных рынков: жд магистраль Баку-Тбилиси-Карс. Россия также будет стремиться активнее возвращаться на транспортные коммуникации региона, продвигать проект «Север-Юг», разрабатывать варианты подключения Армении к новым маршрутам и восстановленным старым, многое упирается в проблему разблокирования транспортного узла Абхазии.

Октябрьские президентские выборы в Баку не принесут новостей, разве парочку скандалов местного масштаба. Ильхам Алиев спокойно идет на второй срок.

 

Кадровые изменения в структурах СНГ и ЕврАзЭС.

Даже удачный кадровый состав руководства исполнительными органами интеграционных структур внутри СНГ не сможет кардинально изменить ситуации, ускорить процесс. Однако от конкретных людей зависят конкретные дела. В 2008 году будет видно как назначение кадрового разведчика Сергея Лебедева на пост главы Исполкома СНГ повлияет на ситуацию в организации и в соседних структурах ОДКБ и ЕврАзЭС. Было бы печально видеть, что СНГ продолжает оставаться местом слива отставников. Что касается ЕврАзЭС, то у Казахстана, как страны получившей по ротации право возглавить организацию, появляется шанс усилить свои позиции в этом проекте и активизировать работу там где есть силы. Такая конкуренция вокруг общего дела безусловно пойдет на пользу всем участникам организации. Среди основных интриг наступившего года – варианты решения синхронизации параметров ВТО с параметрами ЕврАзЭС. Также будет интересно наблюдать попытки выстроить интеграционную коммуникацию между ОДКБ и ШОС.

 

ГУАМ.

В 2008 году работа в рамках ГУАМ будет продолжаться в своем, достаточно вялотекущем темпе: ожидается некоторая активность организации на площадке ООН по вопросу сепаратистских анклавов; саммиты не существенно изменят повестку, особых сенсаций не ожидается. Возможно в 2008 году создание миротворческого батальона ГУАМ, с еще не ясными возможностями применения. Крупных экономических проектов (типа Одесса-Броды) не ожидается, за исключением увеличения общего объема двусторонней торговли, интенсификации транспортных связей и взаимных инвестиций (например, от азербайджанской компании ГНКАР в Молдову и Грузию).

Главные интриги ближайших двух-трех месяцев у двух стран. На первом месте конечно Грузия: жестокая хватка за власть Саакашвили. Возможно серьезное обострение ситуации на парламентских выборах весной. Если его диктатура не усилиться, то власть будет утеряна. Как мы уже писали в ноябре 2007 года выборы он выиграет, но Грузию потеряет.

 

Молдова. Новогоднее обострение отношений Молдовы и Румынии будет иметь последствия на протяжении 2008 года. Кишиневу будет трудно балансировать между двумя идентичностями своих граждан: румынской и советско-молдавской. Ситуация с Приднестровьем вряд ли серьезно измениться, однако очевидна некоторая нормализация отношений между Кишиневом и Москвой.

 

Непризнанные.

Главная интрига 2008 -- как «отыграется» фактор Косова на осколках советского распада? Очевидно все эти проблемы выходят за перспективы 2008 года. В каждом регионе возникают свои доминанты. Так, например, в некотором смысле большее значение чем «Косово», для Абхазии будет иметь фактор сочинской Олимпиады. Сценариев нормализации может быть предложено достаточно: от полного ухода Абхазии в самостоятельное плавание при открытой поддержки Кремля, до вариантов нормализации отношений между РФ и Грузией, с признанием Тбилиси Абхазии как особой территории (принцип отложенного суверенитета: перенос обсуждения статуса Абхазии на 2020 год), взамен открытие транспортных коммуникаций и свободный транзит людей и капиталов между Абхазией и Грузией.

Карабах. Наиболее интригующим событием 2007 года стал визит делегации азербайджанской интеллигенции во главе с послом Азербайджана в РФ в Карабах и Ереван, и ответный визит армянской делегации в Баку к президенту Алиеву. Событие показало печальную картину отсутствия возможности вести какой-либо диалог на уровне общества. Речь даже не шла о попытке примирения, именно налаживание диалога, но инициатива была встречена азербайджанским и армянским массовым сознанием в штыки. Участников этого диалога, как это обычно бывает, обвинили во всех смертных грехах. Ситуацию несколько исправили сами президенты и представители политической общественности Баку и Еревана.

 

РФ и СНГ.

Не новость, что Россия стала жестче в отношении с партнерами и ближайшими соседями. Политика со странами СНГ окончательно перешла в плоскость прагматизма, в добавок выросли глобальные амбиции. Однако вместо долгосрочного планирования общего пространства скорее доминирует принцип конъюнктуры. До сих пор не произошло разделение на собственно интересы РФ и интересы отдельных компаний (сейчас они понимаются как национальные). Создается впечатление, и оно не опровергается практикой, что стратегические интересы РФ в СНГ не диктуют политику Кремля, а скорее колеблются в зависимости от текущей повестки. В данном случае не стоит возводить в ранг стратегии совсем уж очевидные вещи необходимые к исполнению как нормы санитарии: новость конца 2007 года – полностью завершилось обустройство охраны границы на Кавказе.

Возвращаясь к теме, нельзя игнорировать и то, что многие действия Кремля если и не выглядели успешно, то были предприняты в верном направлении. Так, например, ввод в действие в 2007 году новых миграционных правил и регламента торговли на розничных рынках был воспринят россиянами с явным одобрением (регулирование торговли поначалу выглядело именно как популистская мера перед выборами), плюс ужесточение штрафов для работодателей. Кардинально проблем с нелегальной трудовой миграцией это не решило, но в целом результат нужно признать  – пространство нерегулируемой миграции существенно сократилось.

Количество мигрантов при этом заметно не убавилось, зато увеличилась официальная статистика и возможность контроля (приезжие стали легализовываться).

Официальная позиция власти – России нужно не количество новых граждан, а их качество. Эксперты и главы регионов с этим согласны, споры идут лишь о технике и администрировании. Правительство стран СНГ также с пониманием отнеслись к данной мере (Азербайджан контролировал риски возврата нелегалов с помощью специально созданной двусторонней комиссии).

Тенденция к прагматизму и жесткости со странами СНГ и более дальними соседями частично оправдывается. «Мясное» эмбарго наложенное на Польшу повлияло, в том числе, на изменение польской политики как внутри, так и в отношении к РФ. Россия приветствовала нового премьера Дональда Туска, принято решение о постепенном отказе от отграничений на поставки мясной продукции. Эмбарго на винопродукцию из Молдовы с прямой очевидностью заставило президента Воронина провести переоценку своих действий в отношении с Кремлем. Более того, он сумел выйти из этой ситуации с некоторой пользой для себя.

По итогам 2007 года, можно считать, что главный санитарный врач РФ стал одним из ключевых чиновников в СНГ, едва ли не меньшим чем глава Газпрома.

 

 



Александр Караваев.

Другие работы автора:


Поделиться: 

 
 

Обсудить: 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или зайдите на сайт, чтобы оставить комментарий.



 

Публикации

 

Новости

Ссылка на ia-centr.ru обязательна при любом использовании материалов с данного сайта. Все права защищены и охранаются законом.
© ia-centr.ru, 2008 || powered by Blew Design