Информационно-аналитический центр  –  Экспертная оценка  –  Путин и Политбюро. (октябрь 2007)
 
19.09.2007

Путин и Политбюро. (октябрь 2007)

 

Удачно и с большим юмором придумано сравнение – «про четыре источника и четыре составные части» путинской кадровой политики. Конечно речь о так называемом «путинском круге» - куда ни кинь, вокруг президента знакомые ему люди либо по юрфаку ЛГУ, либо по работе в спецслужбах, плюс питерская мэрия, и как недавно очередной раз прилюдно доказано, особое значение имеют «товарищи по даче».

Но со временем, понятие «команда Путина» становится более абстрактным. Пожалуй, это целая каста чиновников. Те единицы, которых вывел на передовые рубежи власти лично Владимир Путин, привели своих преданных друзей, отобранных по схожим «путинским» критериям, и к концу его возможно первого восьмилетнего периода управления страной сформирована армия чиновников и бизнесменов разного уровня, связанная друг с другом многочисленными сложными узами личного доверия и взаимного контроля.

Вот она вертикаль власти. Ее концентрические уровни покрывают всю страну (естественно ослабевая на местном уровне), эти силовые линии были призваны связать в единую систему управления все, что есть в стране живого: крупный частный бизнес, силовые структуры, региональные власти, государственные активы, СМИ, все важнейшие сферы общественной и государственной жизни. Задача выполнена, кто-то скажет на четыре, кто-то на три балла, но выполнена. Теперь, это нечто, именуемое «вертикаль власти», приходится постоянно достраивать, а ее элементы и органы периодически клонировать, тасовать, каждый раз собирая из них новый пазл, то для усиления органов внутренних дел, то для выполнения нацпроектов, то для контроля над ресурсами.

Наступает день когда эту бюрократическую махину надо так перевести в руки нового руководителя, чтобы она не рассыпалась на группировки «по интересам», во –первых, а во-вторых, чтобы она могла быть управляема и решать уже не аппаратные, а макроэкономические задачи, задачи развития страны (все-таки такая задача ставиться). Проблема традиционная для российской государственности, но каждый раз трудная и опасная в силу специфики этой системы, вечного отсутствия нужных кадров и аппаратной борьбы. Отсюда неизбежное желание оставить на месте Путина именно самого Путина, пускай и не сразу, а спустя несколько лет «отдыха». Видимо это ожидание «оставить все как при Путине, особенно доходы» свойственно не только бюрократии. Путинская вертикаль теперь удобна едва ли не всей стране, (от нижних слоев, несколько улучивших качество жизни, до олигархов, добровольно-принудительным образом встроенных в систему частно-государственного партнерства). Это ожидание, всеобщая молитва на «стабильность» давит на самого президента. При всем его желании оставить самодержавный «крест» совсем, он понимает, что это невозможно - из политики не уйти, если ты почти единственная фигура в ней, фигура, которая успокаивает, гасит у бюрократии чувство неопределенности и страха перед будущим. Да и просто уйти «в открытое поле», окружение уже не даст.

Не стань вдруг Путина и все полетит к чертям. В этом проблема. Как уйти, чтобы одновременно остаться и влиять? Но не только Путин не может уйти, с ним должны остаться все его «доверенные лица». Куда же им деваться? Иванов, Якунин, Нарышкин, Медведев, Зубков, тот же Фрадков, они должны оставаться, так как они «гвардия» путинской бюрократической машины, его «команда», он в них уверен, в одних на 90%, в других на 80%. И хотя, как любой разведчик он не может быть уверен в них на сто процентов, Путин с ним не расстанется, возможно, никогда. Тут некая, вероятно субъективная особенность, за все время его правления, из круга «своих» не была выкинута ни одна персона, включая совсем непохожих на Путина и скомпрометированных общественным недоверием как министры Яковлев и Зурабов. Все они просто перемещались из слоя в слой, от должности к должности. Ушли только сугубо «ельцинские» люди и явные «враги», к коим надо отнести нелояльных олигархов (остались тихие и понятливые, ставшие теперь топ-менеджерами своих компаний). Из-за этой политики «всепрощения», когда все лояльные при деле (за исключением отдельных единиц) у Путина нет мощной оппозиции. Почти все крупные персоны и возможные политические лидеры находятся внутри Системы, живут за ее счет, все они довольны, а качество их менеджмента видимо дело десятое.

Цементируют «четыре источника, четыре составные части» путинского резерва все-таки те, кто прошел закалку спецслужб, причем не обязательно рядом с Путиным. Поначалу у него действительно был дефицит честных и надежных, не на кого опереться. С другой стороны, особенности их профессионального воспитания делают из разведчиков наиболее эффективных и подготовленных работников для аппарата власти, да еще с достаточно схожим путинскому восприятием мира. Ему удобно с бывшими коллегами, они говорят на одном языке. Так сформировалась путинская когорта. К примеру, Иванов, Сечин, Нарышкин, ряд других - на виду, а допустим, Бордюжа, Рапота, (главы ОДКБ и ЕврАзЭС) так же как и ряд других, несколько в тени. Но все они, типичные представители группы «путинского ядра», все, прямым или косвенным образом, прошли закалку спецслужбой либо имеют опыт работы в ней. Можно сказать между ними происходит определенное соревнование за «внимание» Путина, но скорее это не борьба между собой, друг против друга, а именно ревностная служба в попытках доказать свои качества и эффективность перед лицом Путина.

Вот как раз из них, из этой гвардии, и можно составить некое новое Политбюро (собственно оно есть, регулярно собираясь в субботу на Совете Безопасности в Кремле). О потенциале подобного органа сказать сложно, но можно судить о людях, которые туда войдут. Их общая профессиональная закваска, по сути делает их кандидатуры почти идентичными, равными, возможно идеальными кадрами для выполнения любых функций госуправления. Поменяй их местами, не изменится ровным счетом ничего. Но и более того, допустим ясно, что Нарышкин так же удачно будет выполнять функции Фрадкова, как Зубков бы выполнил функции Иванова, - от перемены мест слагаемых властная сумма изменится только косметически – но те же лица смогут с таким же успехом выполнить и президентские функции. Между ними нет принципиальной разницы. Субъективные детали, возраст, особенности характера (см. все положительные характеристики Зубкова в качестве преемника) и возможные харизматические качества – весь подобный набор нивелируется жесткой дисциплиной в «гвардии». При живом Путине ни один из них не обнаглеет настолько, чтобы начать даже подковерную игру против Путина. Усилиться за счет соседа по команде, это реально, но против Самого, никогда. Опасность «заговора» относиться скорее к будущему, в котором конечно возможны кризисы и другие потрясения. Но на сегодня Путин - это страховка и гарантия власти его друзей, его гвардии. Поэтому этой группе он может доверить реальную власть, сосредоточенную в Госкорпорациях и субминистерских структурах. Собранное из этих кадров своеобразное Политбюро, вероятно, должно быть более явным, институциональным органом, по статусу находиться выше правительства. Члены Политбюро создают политику, вершат, что называется судьбы Родины, возглавляя Госкорпорации, а правительство, как орган более широкого и открытого доступа исполняет функции бюджетного калькулятора, строгого бухгалтера и одновременно аудитора госрасходов (авторитетный и «возрастной» Зубков тут как раз идеальная кандидатура).

В таком раскладе решается и «президентский вопрос» марта 2008 года. Путин уже сказал, что кандидатов будет пять, а то и шесть, а это означает, что он знает тех, кому он может полностью, на те самые девяносто процентов, доверять. Путин не хочет быть заклейменным автократом, и без этого на него ярлыков навешано уйма, поэтому будут организованны чистые выборы с участием этих кандидатов. Ведь если они его все устраивают, то зачем указывать на кого-то царственным перстом, почему просто не узнать, кто сможет набрать большего доверия у народа. Но Путин не любит нюансов «открытого» расклада, поэтому вероятно он будет верен своей тактике – указать на очередную ранее «неизвестную» кандидатуру. И уже этот последний мистер Х, окончательный преемник, пойдет на выборы, соревнуясь с другими надежными товарищами.

Получаем схему: сильный премьер-министр (глава Корпорации Правительство, призванной контролировать административную систему, бороться с коррупцией, контролировать расходы социальных программ), над ними Политбюро из самых доверенных, они же главы отраслевых Госкорпораций (столбы макроэкономики на границе бизнеса и государства), плюс всенародно выбранный из «надежных парней» президент. Но опять же эта схема не решает проблему полностью. Если такое Политбюро, созданное допустим в первом полугодии 2008 года, возглавит сам Путин, то, что тогда останется делать президенту? Стать своеобразным премьером по внешней политике и колесить по планете с путинскими поручениями? При реализации подобной схемы Путину вообще не зачем возвращаться на должность президента в 2012, либо другом году. Он общенациональный лидер. И все. Такой же, как Гейдар Алиев и Нурсултан Назарбаев, в своей, такой же евро-азиатской стране, но куда с более крутыми амбициями.

 

октябрь 2007 года. АПН.ру



Александр Караваев.

Другие работы автора:


Поделиться: 

 
 

Обсудить: 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или зайдите на сайт, чтобы оставить комментарий.



 

Публикации

 

Новости

Ссылка на ia-centr.ru обязательна при любом использовании материалов с данного сайта. Все права защищены и охранаются законом.
© ia-centr.ru, 2008 || powered by Blew Design